Реальное состояние России вчера и сегодня

article455.jpg

Сергей Белашов

Реальное состояние России вчера и сегодня.
Современная Россия. Прогнозы и оценки.
(перевод на русский - OTTO SCHMIDT)

Введение

        Настоящий Доклад подготовлен по заданию Национального Совета Безопасности США международным агентством «Statistics Group», Лондон в 2011 году.  Текст Доклада не выходит за рамки согласованного с Заказчиком официального задания.
        При подготовке Доклада использованы материалы ресурсной информационной базы агентства «Statistics Group», отчёты Международного статистического Фонда им. А. Линкольна, оперативные разведывательные данные, переданные агентству службами М-5, ЦРУ, Моссад.
       Отличительной особенностью Доклада является его полная аполитичность  и отсутствие идеологических составляющих.

Краткая  историческая и статистическая справка

        Государственная граница России составляет 60.932 км и имеет по состоянию на 2011 год 424 пограничных перехода. Площадь территории России равна 17.075.260 кв. км. Территория России находится в основном севернее 50° северной широты. Фактически 85% территории непригодны для постоянного комфортного проживания населения, так как 8.099 ледников общей площадью 56.131,6 кв. км и вечная мерзлота (районы Сибири и Дальнего Востока) занимают 65% территории России, болота и заболоченные земли занимают почти 22%, реки, озера и прочие водоёмы около 9,5%.
       Часть земель является периодически затапливаемыми, часть занята пустынями, солончаками, горами и оврагами.   Свыше 40% территории занимают леса. В сельском хозяйстве России используется около 2,22 млн. кв. км земель, из них под пашню всего 1,32 млн., под поселениями всех типов в стране занято 0,2 млн. кв. км, под промышленные сооружения и под военные цели 0,2 млн., под прочее 0,1 млн. кВ.км. Для жизни у россиян остается 2.561.289 кв. км.   Это всего 15% территории.
       Средние температуры января, по разным регионам, от +6 до -50°C, июля от 1 до 25°C, осадков выпадает от 150 до 2000 мм в год.
При температуре ниже -5°C расходы на содержание инфраструктуры с каждым градусом ниже нуля растут в геометрической прогрессии.
Для уборки снега толщиной 40 см в таком городе, как Санкт-Петербург, требуется более 30 суток.
       В 2011 году население России заплатило за коммунальные услуги около 3 триллионов рублей, это около 100 млрд. долларов, в 13 раз больше, чем в 2000 году. Сельскохозяйственный сезон на основной территории России составляет 2-4 месяца (в Европе или США 8-9 месяцев). Среднегодовая урожайность зерновых в России (на не черноземах) – около 17 центнеров, в Германии, Франции и Англии (на не черноземах) – 70, в Швеции – 60, в Ирландии – 85, на Украине (на черноземах) – всего 24 центнера с гектара. Более 70 % российской территории — это зона рискованного земледелия.
      За годы реформ по формуле Ельцин – Чубайс исчезла аграрная инфраструктура, накопленная в СССР, в том числе 27.000 колхозов и 23.000 совхозов, ранее обеспеченных сельхозтехникой и квалифицированными  кадрами.
      Россия собрала в 2009 году 97 миллион тонн зерна, в 2010 году около 60 миллион тонн, это половина от «дореформенного» среднего количества. В 2011 году урожай достиг 120 миллион тонн. По сравнению с советским временем количество скота уменьшилось (в миллионах голов): овец и коз - с 67 до 9,7   свиней с 33,2 до 8,5   коров с 20,6 до 12. До 70% потребности России в продовольствии покрываются за счёт импортных поставок.
       Общее количество населенных пунктов 157.895, из них более 40.000 деревень и поселков, брошенных жителями, приходится на Центральный федеральный округ, Северо-Запад, Крайний Север и Дальний Восток.
За период 2000-2010 годы с карты России исчезли 13.300 деревень и 298 городов, а на севере страны численность населения сократилась более чем на 40%. Только в 2010 году страна официально лишилась более 3.000 насёленных пунктов.
       Ежегодно в стране строится лишь 2,7% жилья от потребности.
Россия занимает меньше 2% в мировом ВВП. Основными статьями экспорта (по данным Федеральной Таможенной Службы) является газ и нефть (70%), первичные металлы (15%), круглый лес (10%), все остальное, включая оборудование, вооружение и технологии – менее 5%.
       В России состоят на учете в полиции более 1000 уголовных авторитетов, в том числе свыше 400, так называемых, «воров в законе» - члены воровской элитной касты, принявших активное участие в приватизационных процессах крупных национальных активов. Только 10% из них этнические русские, остальные грузины, армяне, татары.
       73,07 % россиян одобряют идею отделения кавказских республик от России (статистика не официальная). Общий объем государственных инвестиций в курорты Кавказа составит, тем не менее, в ближайшие годы от 60 млрд. руб. до трёх триллионов руб.
       Территории Кавказа, в том числе, Чеченская и Дагестанская республики на особом счету у Правительства России, что подтверждается крупными объёмами федеральных ресурсов, направляемых ежегодно в эти республики.
     Есть и другие примеры  предоставления привилегий республикам Закавказья. Так, транспортный налог с автомобиля мощностью 215 л.с. в 2011 году составит: в Воронежской области    16 125 руб., в Москве    12 900 руб., в Ингушетии    3 225 руб., в Дагестане    1 720 руб., в Чечне    1 505 руб.
       Россия находится на первом месте в мире по потреблению героина - 21% всего производимого на планете. Объём потребляемого героина в России составляет 90 тонн в год, это около 11 млрд. долларов.
Россия занимает третье место в мире по числу наркоманов, на первых двух Афганистан и Иран. Дети и молодые люди в России в год тратят на наркотики 2,5 миллиарда долларов. Каждый день в России около 100 человек умирает из-за передозировки  наркотиков.
      78,7% россиян считают неприемлемым сотрудничество с правоохранительными органами из-за недоверия и боязни быть покалеченными сотрудниками правопорядка. Среднестатистический россиянин потребляет 18 литров спирта в год. Если исключить детей, инвалидов и стариков объём спирта на пьющего россиянина составит 30 литров, включая женщин. По заключению экспертов ООН, годовое потребление 8 литров спирта на душу населения приводит к серьёзной деградации населения.
       В России пачку сигарет можно приобрести за 30 центов, бутылку пива можно купить на каждом углу 24 часа в сутки дешевле, чем бутылку питьевой воды в Европе. Только 1% потребляемой россиянами питьевой воды соответствует мировым стандартам качества. До 80% питьевой воды, реализуемой в бутылках, не соответствует нормативному качеству.
       Оборот фальсифицированной и контрафактной продукции в России составляет, в зависимости от отрасли, от 30 до 90%. Среди фальсификатов лидерами являются компакт-диски, одежда, обувь, алкоголь, медикаменты, продукты и автозапчасти. В рейтинге  Doing Business, определяющем удобство ведения бизнеса, за 2010 год Россия упала сразу на 7 позиций, заняв 123-е место из 183-х возможных. В рейтинге восприятия коррупции страна откатилась на десятилетие назад, став 154-й - примерно на одном уровне с Таджикистаном, Папуа Новой Гвинеей, Конго и Камбоджей.
       За 20 лет (1990-2010) число общеобразовательных школ в России сократилось на 19 тысяч. В то же время интенсивно строятся новые современные школы, мечети, синагоги, православные храмы.
        Россия по ряду причин вошла в десятку самых опасных стран мира для инвестиций. По мнению Political Risk Atlas 2011, Россия входит в число стран с «чрезвычайно высокими» политическими рисками и самой нестабильной средой для развития бизнеса. Первое место у Сомали, далее Конго и Судан. Перед Россией в рейтинге Пакистан и КНДР. Исследование охватывает 196 стран мира, оцененных по 41 параметру. В рейтинге 2010 года Россия занимала 15-е место.
      За 2010 и первый квартал 2011 года по сомнительным основаниям за рубеж было выведено около 5 трлн. рублей. При этом доля переводов физических лиц составила около 40%. К концу 2011 года по информации Центрального Банка России из страны выведено до 85 млрд. долларов.
      Каждую минуту операторы мобильной связи зарабатывают 812.000 долларов на SMS. В 2010 году в аэропортах России изъяли более 50 тонн взрывчатых веществ. В 2009 году в России было совершено 1030 терактов, в 2010 году – 712. В 2011 - 162. Культурная столица России, Петербург – поставщик кадров для аппарата Президента и Правительства России, в криминальном рейтинге безопасности занял семидесятое место из восьмидесяти трёх возможных. В Петербурге осталось более 105.000 коммунальных квартир, в которых живут около 669.000 горожан. Это девятая часть всех жителей северной столицы. Коммунальная квартира – когда в квартире с одним туалетом и одной ванной комнатой проживают несколько семей с детьми.
     В России говорят: «Жизнью в России довольны две категории людей: те, кто не в курсе и те, кто в доле».
     По данным ЦСИ «Росгосстрах», в России годовой доход более 1 млн. долларов у 160.000 человек, годовой доход более 100.000 долларов имеют 440.000 семей.
     92% крупной российской промышленности, банков, портов – это иностранная собственность, в том числе, предприятие «Пермские моторы» - основа российского самолётостроения. Только в банках Швейцарии находится около 25 млрд. долларов российского происхождения.
       На 30.000 бездомных Санкт – Петербурга приходится менее 300 мест в ночлежках. В то же время 1,5% населения РФ владеют 50% национальных богатств. Богатые граждане уверенно захватывают власть снизу.
      Всего в России насчитывается 114 миллиардеров с совокупным капиталом в 297 млрд. долларов. Состояние десяти за год выросло почти на треть и составило 182 млрд. долларов, тогда как в 2010 году - 139 млрд. долларов.
      Российские миллиардеры платят самые низкие в мире налоги (13%), которые и не снились их коллегам во Франции и Швеции (57%), в Дании (61%) или Италии (66%).
       Федеральная служба государственной статистики России в 2010 году определила, что:
- в крайней нищете находятся 13,4% населения с доходами ниже 3.422 рубля в месяц;
- в нищете существуют 27,8% населения с доходом от 3.422 до 7.400 рублей;
- в бедности перебиваются 38,8% с доходами от 7.400 до 17.000 рублей;
- выше бедности проживают 10,9% с ежемесячным доходом от 17.000 до 25.000 рублей;
- со средним достатком живут 7,3%, их доходы от 25.000 до 50.000 рублей в месяц;
- к состоятельным относится 1,1% граждан, они получают от 50.000 до 75.000 рублей в месяц;
- и только 0,7% богатых имеют доход свыше 75.000 рублей в месяц.
       Иными словами 90,9% населения с переменным успехом балансирует у черты бедности. По данным Всемирного Банка, в 2010 году в Россию въехали 12,3 миллиона человек.   
       Минимальный размер оплаты труда (МРОТ) наёмного работника в России на 01.06.2011 г. составлял 4.611 руб./мес. или примерно €109. Официальный прожиточный минимум для трудоспособного населения на 14.06.2011 г. составлял 6.986 руб./мес. или €170,3. Черта бедности для США - $18.310 на семью из 3-х человек в год - 1.525,83 доллара в месяц. 41% россиян не пользуется никакими финансовыми услугами. МРОТ в Люксембурге - €1.642  в Ирландии - €1.462  в Бельгии - €1.387  в Румынии - €153  в Болгарии - €123   в США - $7.25 в час. Региональный МРОТ для основного региона (Москва) с 01.09.2011 года – 10.900 руб. Социальное пособие безработного беженца в странах Евросоюза составляет около €800.
      Средняя статистическая продолжительность жизни российского мужчины составляет 58,9 лет.
      Если потребительская корзина в Германии состоит из 475 продуктов и услуг, а в США из 300, то российская «корзина» включает всего 156 наименований, причём, срок службы непродовольственных товаров существенно завышен. Кроме того, российский прожиточный минимум не предусматривает даже самых элементарных затрат на ребёнка, не считая отдельных выплат на содержание ребёнка, на которые можно приобрести три упаковки детских памперсов. Расходы на получение образования, отдых, качественное лечение, сохранение или улучшение жилищных условий в прожиточный минимум не включаются.
        По данным Правительства в России на 2010 год было зарегистрировано 13.000.000 инвалидов с разной степенью тяжести заболевания и увечий.
    В среднем по стране в местах лишения свободы находится одновременно до миллиона заключённых. Содержание одного заключенного в колонии строгого режима обходится налогоплательщикам в 6.800 руб./мес.  Средний размер пенсии, в среднем по России, составляет 6.629,76 руб.
       Минимальная месячная пенсия по старости в России, 2.723 руб.41 коп., что  обеспечивает существование пенсионера на уровне выживания. Кстати, мировой судья или бывший депутат Государственной Думы, вышедшие в отставку, получают пенсию около 70.000 руб./мес. 69,8% россиян испытывают чувство стыда за свою страну.

 

        Большинство населения России сосредоточено в треугольнике, вершинами которого являются Санкт-Петербург на севере, Новороссийск на юге и Иркутск на востоке. В Сибири, площадь которой составляет почти 3/4 территории России, проживает менее четверти населения, в основном вдоль Транссибирской железной дороги, на которой расположены её крупнейшие города Новосибирск, Омск, Красноярск, Иркутск. На Урале население сконцентрировано между городами Нижний Тагил и Магнитогорск. Центрами притяжения миграции в стране являются Москва (60%) и Санкт-Петербург (18%). Все попытки властей добровольно заселить восточные регионы оборачиваются неудачей. Президент РФ поручил министру МЧС РФ лично курировать обустройство Дальнего Востока.
      Общая численность населения России, по нашим сведениям, составляет, приблизительно 129.700.000 человек. Из них 82% (106.354.000) проживают в городах и поселках городского типа: в Москве 12.952.000, в Московской области 7.999.500, в Санкт-Петербурге 6.898.400, в Ленинградской области 3.482.700.  Из общей численности населения: 57% составляют люди пенсионного и около пенсионного возраста - 73.929.000. Личный состав армии вместе с контрактниками, срочниками, вольнонаемными, персоналом вспомогательных предприятий, научных институтов, КБ и ВУЗов - 1.144.000 чел. Личный состав ФСБ, ФСО, службы спецсвязи, ФПС, СВР и прочее - 2.140.000 чел. Штатные сотрудники МЧС, ФМС, МВД, Внутренних войск, ФСИН, Минюста и Прокуратуры - 2.539.000 чел. Работники таможни, налоговых, санитарных и прочих инспекций - 1.238.000 чел. Чиновники лицензирующих, контролирующих и регистрационных органов - 1.312.000 чел. Аппарат МИД и государственных загранучреждений (СНГ, ООН, ЮНЕСКО, ПАСЕ, прочих) - 91.000 чел. Служащие федеральных агентств, министерств и ведомств - 1.253.000 чел. Сотрудники пенсионных, социальных, страховых и прочих фондов - 1.724.000 чел. Депутаты и сотрудники аппаратов властных структур всех уровней - 1.870.000 чел. Священнослужители и обслуга религиозных и культовых сооружений - 528.000 чел. Нотариусы, юридические бюро, адвокаты и заключенные - 1.842.000 чел. Персонал частных охранных структур, детективы, секьюрити и прочее - 1.975.000чел. Безработные - 8.370.000 чел. Итого: 99.955.000 человек, которые существуют за счет бюджета и платежеспособной части населения. Остается 29.745.000 человек для развития предпринимательства, инновационных технологий, создания новейшего оружия и космической техники.   
         По информации журнала «РБК» (№11, 2007 г.) национально – этнический состав Москвы выглядит следующим образом: русские - 31%, азербайджанцы - 14%, татары, башкиры, чуваши - 10%, украинцы - 9%, корейцы, китайцы, вьетнамцы - 6%, таджики, узбеки, казахи, киргизы - 5%, чеченцы, дагестанцы, ингуши - 4%, армяне - 4%, белорусы - 3%, грузины - 3%, молдаване - 3%, цыгане - 2%, евреи - 1%, другие народы - 5%.
     В России имеют детей около 21 миллиона семей. 60% пар растят одного ребенка, 28% - двоих детей, 6,8% - троих. В России свыше 23.000.000 человек исповедуют ислам и официально считают себя мусульманами. За период число мусульман в России увеличилось на 40%.
      Для Чечни в московских вузах ежегодно выделяется около 600 бюджетных мест, Ингушетия в 2010 году получила 700 мест, Дагестан - 153.
       Чечня рассчитывает получить от Москвы до 2025 года почти 498 млрд. руб. Из них только 156,2 млрд. руб. – на компенсации жителям, потерявшим жилье «в результате военного кризиса». Ранее, десятки тысяч жителей Чечни уже получили компенсационные выплаты за утерянное имущество, порядка 350.000 руб./чел.
        Не реже раза в месяц православную церковь посещают 8% прихожан, не реже одного раза в год - 18%, реже - 15%, а совсем не посещают - 59%.
Причащаются не реже раза в месяц - 2%. Несколько раз в год - 6%. Раз в год и реже - 10%.   21% опрошенных не смог ответить на вопрос, что такое «причастие». Из 20.000 участников парада 9 мая 2011 года в Москве только 6.000 исповедались и причастились накануне. Фактически православная церковь в России оказывает слабое идеологическое влияние на россиян.
       В России зарегистрировано 2.338 детских домов. В них содержится 55.126 детей-сирот. 
          На профилактику детской беспризорности выделяется чуть более 60 млн. рублей в год для всей России.
       В Москве насчитывается 257 общественных (бесплатных) туалетов, в Санкт-Петербурге - 275, фактически один туалет на 25.000 жителей, не считая туристов. И все они закрываются в семь вечера.     В древнем Риме было 144 общественных туалетов.
Вилла отставного генерала Минобороны РФ:

 

В России, только официально зарегистрированных:
- инвалидов - более 12.000.000
- алкоголиков - свыше 4.580.000
- наркоманов - более 2.870.000
- психически больных - 978.000
- больных туберкулезом - около 890.000
- гипертоников - свыше 22.400.000 человек,
- ВИЧ инфицированных - не менее 2.380.000 человек.
Россия занимает второе место в мире по распространению поддельных лекарств. 82% медикаментов, реализуемых через общедоступные аптеки, фальсифицированы или не соответствуют срокам годности. Обычно, в таблетки производители не докладывают активное вещество, либо используют «пустышки» из мела. 75% лекарств, реализуемых в России - зарубежного производства. Однако на период нашей работы над Докладом правоохранительные органы РФ обнаружили и пресекли деятельность подпольного завода под Москвой, который выпускал «Арбидол» на основе мела. Только 2%  российских предприятий фарминдустрии отвечают мировым стандартам, только 10% из них могут использовать отечественное сырье. Стоимость лекарственных препаратов в России в 3-4 раза выше международных контрольных цен на аналогичные препараты.
      По данным организации Global Financial Integrity в период с 2000 по 2008 годы из России, ежегодно увеличиваясь на 18%, было выведено 427 млрд. долларов.     За 2010 год Россия увеличила вложения в американские госбумаги на $26,8 млрд. со $124,2 млрд. до исторического максимума в $176,3 млрд. Международные резервы России: на 1 января 2011 года – $479,4 млрд. ЦБ хранит американские ценные бумаги на сумму в $120 млрд., что составляет 30% от всех валютных резервов страны. Несмотря на то, что банковские вклады сейчас приносят в лучшем случае 12% дохода в год, 20% населения хранит свои сбережения именно в банках. 16% граждан держат деньги под матрацем, а более 60% населения не имеют сбережений вообще. Средний доход на душу населения в феврале 2011 года составил 8.092 рубля.
      Каждые сутки в стране от употребления героина умирают 82 человека призывного возраста, в год - 30.000 человек.
       По сравнению с 2010 годом, въездной поток в Россию из Финляндии сократился на 24%, из Германии - на 19%, из Голландии - на 17%, из Испании - на 16% из Австрии - на 14%.
        По мнению россиян, дружественные России страны располагаются в списке следующим образом: Белоруссия - 38%, Казахстан - 23%, Китай - 14%, Германия - 13%, Франция - 11%, Индия - 4%, Венесуэла - 4%, США - 3%, нет союзников - 12%.
      В 2004 году, каждый 15-й дом, проданный в Лондоне, купили россияне.
Согласно исследованию Knight Frank, в 2000 году русские купили дома и квартиры в Англии на сумму, превышающую ;93 млн., в 2004 году сумма выросла до ;396 млн. В 2006 году на покупку недвижимости россияне потратили ;799 млн., доведя общую сумму покупок до 2,2 млрд. долларов.
      В России ежегодные объемы взяток в судах достигают 210 млн. долларов. Россия занимает 43 место по коррумпированности судебной системы. Подобные показатели у Венесуэлы, Чили, Конго, Марокко и Сенегала. Суды занимают пятое место в рейтинге коррупционных отраслей.
       Как отмечает Председатель Правительства РФ: «Мы должны изменить само государство, исполнительную и судебную власть в России. Демонтировать обвинительную связку правоохранительных, следственных, прокурорских и судейских органов».
Россияне ежегодно дают до 3 млрд. долларов взяток в различных инстанциях. Около 25% россиян заинтересованы в сохранении коррумпированности общества.       Реальный уровень коррупции в России превосходит эффект от развития экономики.
      По данным Департамента собственной безопасности МВД России, за I квартал 2009 года сотрудниками милиции было совершено 18.000 правонарушений - это на 18% больше, чем за аналогичный период в 2008 году. Около 35% преступлений, совершаемых милиционерами – уголовные, в первую очередь, грабежи и убийства.
      По информации генерал – майора полиции России в 2011 году средний размер коммерческой взятки достиг уровня 240 тыс. рублей (около 80 тыс. долларов).
      В России каждый день пропадают без вести свыше 300 человек. В 2008 году пропали без вести 50.000 человек. Из 120 тысяч человек, которые пропали в прошлом году, большинство, почти 59.000, мужчины, 38.000 - женщины, 23.000 - несовершеннолетние и малые дети. МВД последние годы старается засекречивать подобную информацию. Количество подобных преступлений в 3 раза превышает аналогичную статистику в США и в 19-20 раз страны Евросоюза.
     В результате реформы Вооруженных Сил РФ только в Сухопутных войсках к 2012 году число частей и соединений уменьшится с 1890 до 172. Офицерский корпус сократится с 315.000 до 150.000 человек, а генеральский с 1.886 до 900 человек. Аппарат Минобороны уменьшится в 2,5 раза, ликвидируют институт прапорщиков и мичманов (170.000 чел), а 65 военных ВУЗов переформируют в 10 учебно-научных центров. В 2009 году в Военную академию Генштаба смогло поступить всего 16 офицеров ВС России. В 2015 году большинство солдат и офицеров российской армии будут по нашим расчётам мусульманами. Есть основания полагать, что в ближайшей перспективе основу ВС РФ составит наемная пехота, главной задачей которой будет борьба не с внешними угрозами, а с внутренними. Вооружённые Силы РФ рискуют приобрести исключительно полицейские функции.
      С 1994 года поступление новой техники в войска ПВО прекратилось и до 2007 года не возобновлялось. Поэтому ПВО России давно носит очаговый характер, обеспечивая прикрытие лишь некоторых наиболее важных объектов.
      За период 2000-2010 годы Военно-Морской Флот России сократился на 60%. Новинка российских авиаторов, истребитель Су-35, всего лишь модификация модели Су-27, которой уже более 20 лет, и сравнивать ее с последним истребителем США F-22 Raptor, как минимум, некорректно.
России не удалось выполнить заказ Китая на 38 транспортных самолетов ИЛ-76 и самолетов-заправщиков ИЛ-78. Минобороны России потратило на разработку и испытание беспилотных летательных аппаратов 5 млрд. рублей, не добившись никакого практического результата. Беспилотники на сумму 400 млн. долларов будут закуплены Россией в Израиле.
Из 1800 боевых самолетов еще советского производства, стоящих на вооружении ВВС России, 1200 самолетов не могут эксплуатироваться и нуждаются в капитальном ремонте. У многих пилотов ВВС России налет недотягивает даже до минимальной нормы: в среднем 50 часов в год (8,5 минут в день), вместо 120 (20 минут в день).
      В авиации скоро не будет ни одного летчика-снайпера, почти нет летчиков 1-го класса. Через 10 лет останутся только летчики 3-го класса в возрасте 37-40 лет. План реформирования армейской авиации ВВС России предусматривает сокращение боевого летного состава примерно на треть, из 245 военных аэродромов останется 27. В Челябинском ВВАУШ в 2009 году было набрано на первый курс всего 29 чел. Для информации - средний годовой налет военных летчиков США и Индии составляет более 200 часов, а Израиля – свыше 300 часов в год. Два года назад курсанту лётного училища из госбюджета на сутки выделялось 50 рублей. Служебным собакам МВД  полагается 130 рублей.
        За период с 1994 по 2009 год российская армия получила всего 114 новых танков T-90, 20 новых самолетов Су-27, 6 модернизированных Су-25, 2 Су-34, 3 самолета ТУ-160 (1 новый и 2 модернизированных) и 2 вертолёта Ка-50. Никто из нас не может с полной определённостью сказать, много это или мало.
       Каждый спутник «Глонасс» примерно на треть состоит из импортных комплектующих и это показатель зависимости России от конкурирующих государств.
      В 2008 году к уголовной ответственности были привлечены 20 генералов и адмиралов, осуждены 1.611 офицеров, из которых 160 были командирами воинских частей. Ущерб от коррупции в армии РФ в 2009 году вырос более чем вдвое, превысив 3 млрд. руб.
       В 2010 году Москва потратила 866 миллионов фунтов стерлингов на пропаганду положительного образа России – это много больше, чем на борьбу с безработицей.
      В России Китай купил и освоил 80.400 га сельскохозяйственных земель (цена сделки - $21,4 млн.).  Хотя иностранные владельцы российской земли стараются особенно не афишировать свою деятельность, известно, что среди них шведский инвестиционный фонд Black Earth Farming (через российскую компанию «Агро-Инвест») контролирует порядка 300.000 га, шведская же компания Alpcot agro (инвестировала в Россию $230 млн. и контролирует более 490.000 га), компания «Рав Агро-Про» с участием израильского, американского, британского капитала (контролирует 150.000 га). Кроме того, датская  Trigon Agri приобрела в последние два года в России 121.000 га.
     В России делают 8 млн. абортов в год, полтора процента из них – на поздних сроках.  Сейчас на 100 женщин детородного возраста приходится 124 ребенка, тогда как для простого численного возмещения поколений необходимо 215 детей.        По данным Минздравсоцразвития, каждый год 180.000 человек в России умирают «по причинам, связанным с воздействием вредных и опасных производственных факторов», более 200.000 человек получают травмы на производстве, регистрируется 10 тысяч случаев профессиональных заболеваний, более 14.000 человек становятся инвалидами. Потери от неблагоприятных условий труда ежегодно составляют 4% от ВВП. В России 30% детей рождаются вне брака. Десять лет назад вне брака родилось 14,6% детей, а к 2003 году эта цифра увеличилась вдвое. По опросу ВЦИОМ, 60% россиян не имеют детей и не планируют обзаводиться  ими.
       Ежегодно Россия теряет по численности населения целую область примерно равную Псковской или Томской, республику типа Карелии или крупный город, такой как Краснодар. Смертность только от сердечно-сосудистых заболеваний и болезней системы кровообращения превышает 1.400.000 человек. Ежегодно по причине употребления табака в России умирает 270.000. Курят почти 70% мужчин и более 30% женщин. В России 26.000 детей не доживают до 10 лет, ежедневно умирает 50 младенцев, 70% из них в родильных домах. По данным РЖД, в России по итогам 2009 года на железных дорогах в зоне движения поездов было травмировано 4.447 человек, из которых 2.953 человека погибли. Ежегодно от врачебных ошибок в России умирает 50.000 человек, сообщает общественная организация «Лига защиты пациентов». При этом доказать в суде врачебную ошибку практически невозможно. В России оплата труда врачей и младшего медперсонала - самая низкая в мире, доля ошибочных и заведомо ложных диагнозов - самая высокая.
 По данным МЧС, ежегодно в России происходит около 300.000 пожаров, при которых погибает около 20.000 человек, получают ранения свыше 12.000. Ежедневный материальный ущерб составляет в среднем 17,2 млн. рублей. В среднем за год до 1,5 тысяч детей в возрасте до 14 лет заканчивают жизнь самоубийством.
      Каждый субъект РФ обязан иметь финансовый и материальный резервы, используемые при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций: аварийно-спасательных работ, размещения и питания пострадавших, выплат единовременной помощи. Такие резервы имеются в 83 субъектах РФ, за исключением Республики Тыва и Московской области. Общий объем материального резерва сегодня составляет 5,397 млрд. руб. (85,5% от нормы). В среднем на каждого россиянина из него приходится 37,95 руб. Самый высокий показатель в Чукотском АО - 11.772 руб., хуже всего показатели в Ульяновской области - 2,62 руб. Только 9 субъектов РФ располагают чрезвычайными материальными резервами на душу населения в размере свыше 130 рублей. Объем финансовых ресурсов, предназначенных для ликвидации ЧС в целом по РФ, сегодня составляет 11,37 млрд. руб., на каждого россиянина приходится в среднем 79,95 руб. Наибольшие показатели в Чукотском АО (1386,58 руб.), Москве (519,51 руб.) и Санкт-Петербурге (273,45 руб.). В Саратовской области он составляет 0,39 руб. на одного человека.
      На территории России проживают от 12 до 14 млн. иностранных граждан, из которых на период составления Доклада свыше 8,8 млн. не имеют легального статуса. В последнее время ситуация с притоком нелегальных мигрантов имеет положительную тенденцию, приобретая статус государственной политики компенсации депопуляции.
       При этом в стране насчитывается свыше 9 млн. собственных граждан, не имеющих работы и свыше 4 млн. бездомных.
       По фактам коррупции в отношении 186 руководителей российских учебных заведений возбуждены уголовные дела. Привлечены к ответственности 8 ответственных секретарей и членов приемных комиссий, 7 ректоров, проректоров и деканов, 18 профессоров и доцентов, 153 директора, заместителя директора и преподавателя учебных заведений. Всего выявлено 3.535 преступлений, в том числе - 1.438 по фактам должностных преступлений. Возбуждено 597 уголовных дел по фактам взяточничества, 869 – по фактам хищений и нецелевого использования бюджетных средств. Сумма ущерба за отчётный период составила более 100 млн. руб. По данным ЮНЕСКО, за 2007 год сумма взяток в сфере высшего образования в России достигла 520 млн. долларов.
     Россия занимает третье место в мире после Ирака и Сомали по числу поданных ее гражданами просьб о предоставлении убежища за рубежом.
В 2008 году с такими просьбами обратились 20.477 россиян - на 9% больше чем в 2007 году. Чаще всего россияне ищут убежища в Польше (6647 человек), Франции (3579), Австрии (3436), Бельгии (1615), Норвегии (1078), Швеции (933). В списке самых привлекательных для беженцев стран Россия стоит на 19-м месте. При этом в России за статусом беженца в 2008 году обратились 3.970 иностранцев. За последние 35 лет из России выехали свыше 40 млн. человек (данные МИД РФ). Легально въехали в страну 3 млн. человек. Ежегодно, в рамках иммиграционных программ и приема беженцев, из России выезжают свыше 100.000 человек. Только в Хургаде (Турция) на постоянной основе, проживает около 15.000 россиян. Государственной программой было предусмотрено дать возможность вернуться на Родину из дальнего и ближнего зарубежья 300.000 человек. Причем, 50.000 - в 2007 году, а 100.000 и 150.000 - в 2008 и 2009 годах. Под проект было выделено из государственного бюджета 4,5 млрд. рублей, плюс использовались средства регионов, участвующих в программе. На сегодняшний день израсходовано 252,3 млн. рублей. Результат - в 2007 году в Россию перебралось всего 400 соотечественников.
      Россия занимает 3 место в мире по числу научных работников на 1 млн. населения – 3.494 человек. Выше показатели только у Норвегии – 4.377 и Швеции – 5.186. По оценкам экспертов, около 20.000 российских ученых работают на страны ЕС, оставаясь штатными сотрудниками Российских государственных научных учреждений, по большей части закрытого типа.
 Согласно данным Министерства промышленности и науки, в настоящее время доля России на мировых рынках высокотехнологичной продукции составляет 0,3% (это в 130 раз меньше, чем у США). Доля ВВП от использования объектов промышленной собственности в России менее 0,5%.  Ассигнования на научные исследования и разработки составляют 1% от внутреннего национального продукта РФ.
      Российская гражданская авиация более чем в три раза сократила объем авиаперевозок и в десятки раз – выпуск гражданских самолетов. В период с 2003 по 2005 год в России ежегодно производилось от 11 до 18 гражданских самолетов всех типов. В 2010 году было выпущено всего 7 гражданских самолетов. Между тем американская компания Boeing и европейская Airbus производят каждая по 350–400 машин ежегодно. По сравнению с 2000 годом число гражданских аэродромов сократилось почти на 40%. Президентский летный отряд «Россия» переходит на самолёты Airbus A-319 и Falcon.
     Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) – это интегральный показатель, с его помощью определяется уровень развития страны.
В этом рейтинге Россия, на ноябрь 2010 года, занимает 65-е место из 169 между Албанией и Казахстаном с показателем 0,719.

 Информация из официальных источников Партии «Единая Россия»

     У России наименьший государственный долг среди развитых стран – около 10 процентов ВВП (для сравнения, в Германии – более 80 процентов ВВП, в Италии – 120, в Греции – 150, в США приближается к 100, а в Японии – к 200 процентам). Число людей, живущих за чертой бедности, сократилось более чем в два раза. Минимальные размеры пенсии и заработной платы приблизились к прожиточному минимуму. Уровень безработицы снизился на 30 процентов. Реальные располагаемые денежные доходы населения с 2000 года выросли более чем в 2,5 раза. Инфляция уменьшилась с 20 процентов в 2000 году до уровня менее 9 процентов в 2010 году. За последний год в России родилось на 41 процент больше детей, чем в 2000 году. За этими цифрами – более 522 тысяч новых жизней. Смертность сократилась на 9 процентов, а продолжительность жизни увеличилась на три года.

Мотивированная социальная и политическая ситуация

        По нашим данным доля богатых или просто состоятельных людей в составе населения России составляет около 5 % , и еще более 20 – 25 % могут быть уверенно отнесены к среднему сословию. Около 70 % граждан страны живут при весьма стесненных материальных обстоятельствах, в том числе примерно четверть от 70% – в условиях настоящей бедности и нищеты. Люди, входящие в последнюю группу, плохо питаются, не имеют возможности организовать полноценный отдых, не пользуются дорогостоящими лекарствами и часто не имеют давно уже ставшего стандартным набора бытовой техники (холодильник, цветной телевизор, компьютер, стиральная машина). Среди граждан, живущих в полной нищете, примерно 13 – 14 % это лица с высшим и незаконченным высшим образованием.
       Нетрудно подсчитать, что по критериям уровня жизни россияне распределены в пропорции, составляющей приблизительно 1:2. В таком же соотношении разделено по уровням благосостояния и статусным позициям и население развитых стран Запада – это то, что в современной социальной науке получило название общества двух третей. Только в США и Западной Европе на одного малообеспеченного гражданина приходятся двое хорошо оплачиваемых, а в России – наоборот. И если социальная конструкция первого типа, как показывает опыт, является довольно устойчивой, то во втором случае она, напротив, весьма неустойчива.
К настоящему времени в России сформировался целый узел социальных и политических противоречий, которые обострились на фоне избирательной компании депутатов Государственной Думы Российской Федерации и Президента РФ. Например, для современной России характерно, что социальный статус определяется уровнем дохода, независимо от того, каким образом он был приобретён. Не секрет, что в органах власти работают люди, имеющие непосредственное отношение в ближайшем прошлом к организованной преступности. После периода кратковременной стабилизации в период 2000-2010 годов, когда в связи со сменой власти у населения появились надежды на улучшение, уровень социальной напряженности снова стал подниматься, обнаруживая тенденцию к дальнейшему росту.
      Бедность, которую в современной России нельзя рассматривать как результат личной вины самих бедных, это не просто чрезвычайно стесненные материальные обстоятельства, но и крайняя степень человеческого унижения, которое, к тому же, на каждом шагу приобретает публично-демонстрационный характер со стороны остальных членов общества.      Оказавшемуся в тисках нужды россиянину постоянно дают понять, что он лишний в этой жизни.
       Особенно важен не сам факт чрезвычайно большого неравенства доходов, а то, что это положение будет воспроизводиться в будущих поколениях. «Обычные» россияне не только не имеют возможности покупать элитное жилье или путешествовать по миру, они лишаются ресурсов, позволяющих изменить свое положение. В первую очередь это утверждение относится к образованию. Богатые россияне, по их собственным самоотчетам, пользовались платными образовательными услугами для взрослых почти 59 %, в то время как по населению в целом этот показатель составил около 23 %. Конечно, и суммы, расходуемые состоятельными семьями на обучение детей, многократно превышают затраты среднестатистического гражданина, даже если он тоже формально использовал возможности платного образования. В результате этого Россия становится страной со сниженным уровнем социальной мобильности, а неравенство приобретает особенно застойный – не классовый, а корпоративно - кастовый характер.
       Несмотря на неблагоприятные тенденции, которые население совершенно отчетливо понимает, недовольство нарастающим социальным неравенством до сих пор выражалось лишь в локальных формах протеста с ограниченными требованиями текущего характера. Однако в последнее время ситуация стала меняться в связи с тем, что противоречия классового типа стали сочетаться с межнациональными противоречиями, способными давать мощнейшие выбросы социальной энергии, в том числе и самой разрушительной. В 2006 году по России от Кондопоги до Самары и Ростова прокатилась волна столкновений на этнической почве, имеющих вместе с тем и социально-экономический характер.
Причины, которые привели к такому развитию событий, в кругах российской администрации и близких к ним понимают очень поверхностно, пытаясь свести все к ксенофобии или проявлениям «неофашизма». На самом деле ситуация создана всем ходом российских реформ, последствия которых власть и ее аналитики не просчитывали, а лишь интерпретировали на языке неолиберальной мифологии. Поэтому многое из того, что накапливалось годами, либо не замечали, либо игнорировали.
       В течение длительного времени в России, с ведома правительственных структур, существовали условия для не контролируемой миграции, приводящей к столкновению ранее разделенных между собой этнических масс, культурно - психологическая совместимость которых даже не обсуждалась. Однако еще более важно то, что при проектировании социально-экономического устройства новой России никто не принимал в расчет специфических социально-психологических качеств основной массы населения и его склонности к определенным видам деятельности.
      В результате перехода к рыночной экономике были обескровлены и частично разрушены целые отрасли российской промышленности, сельское хозяйство средней полосы, а также наука и образование. Многотысячные массы жителей коренной России, Сибири и Дальнего Востока, весь уклад жизни которых был приспособлен именно к этим отраслям, потеряли и в уровне благосостояния, и в социальном статусе, и в определенности жизненных шансов. В этой ситуации роль более высокой экономической ниши отошла к занимающей при нормальных условиях более скромное место, но очень мобильной и живучей в условиях всевозможных катаклизмов розничной и мелкооптовой торговле, требующей совсем иных качеств.
        Прошедшее многовековую школу модернизации, привыкшее повиноваться законному порядку и, к тому же, мало склонное к клановому объединению славянское население на этом поле проигрывало группам людей, у которых были живы архаические традиции, восходящие к родоплеменным обычаям. Поэтому тот слой рыночной экономики, с которым люди соприкасаются в своей непосредственной повседневности, стал принимать облик этнического (не русского) предпринимательства.
       Российские правительственные эксперты, взявшие на вооружение не без помощи зарубежной разведки, пришедшую из Великобритании и США конструктивистскую теорию наций, вели дело таким образом, что обострение межнациональных и межэтнических конфликтов случилось в самом сердце страны, то есть, в Москве.
       По нашим исследованиям, восходящее ко времени «перестройки» представление о том, что россияне будто бы только и хотят, что «все отнять и поделить», совершенно беспочвенно. В обществе сложилось вполне позитивное отношение к частной собственности, как таковой. Однако россияне не склонны к ее фетишизации, как это часто бывает на Западе, и полагают для нее другие основания, помимо формально юридических оснований. Право собственности, в соответствии с системой основополагающих смыслов русской культуры, создается личным трудом, а не рыночными манипуляциями, спекуляциями или юридическим крючкотворством. Поэтому, итоги проведенной в начале 90-х годов операции по форсированному созданию класса собственников, имеющей скорее политический и идеологический, чем экономический смысл, население в большинстве своем считает нелегитимными и требует пересмотра итогов приватизации.
       Эта тема сидит в общественном сознании как заноза, причем более половины граждан убеждены, что неправедно нажитые состояния следует конфисковать, независимо от того, приведет это к конфликтам в обществе или не приведёт. Сегодня эта тема присутствует в политической жизни в латентной форме, но ее актуализацию может легко спровоцировать любой конфликт, связанный с ужесточением социальной политики или иными причинами.
       Фактически под основание российского неокапитализма с самого начала была заложена мина замедленного действия, что в перспективе будет существенно ограничивать его эффективность и возможности смягчения остроты социальных проблем за счет возрастания абсолютных размеров национального дохода. Представляется, что вопрос об инвестиционном климате и инвестиционном рейтинге России, которому в настоящее время придано приоритетное значение, в глубинной своей основе упирается не в недостаточную прозрачность бюрократических механизмов или в психологические последствия судебно-административных акций против отдельных олигархов, а в национальное не восприятие капитализма как такового.
       Сегодня россияне очень далеки от идеализма времен «перестройки», так же как и от стремления творить себе новых кумиров. В общем и целом они подходят к оценке динамики развития страны достаточно рационально и вполне критически. В целом население склонно считать, что по многим позициям существенных сдвигов к лучшему не произошло. Более того, в ряде случаев наметилась негативная динамика.
       В этой ситуации главным фактором, придающим относительную стабильность весьма неустойчивой социально-экономической и политической конструкции «новой России» и даже обеспечивающим ее способность мобилизовать свои ресурсы на решение достаточно амбициозных геополитических и геоэкономических задач, является, безусловно, личность В.В.Путина. Большинство населения поддержало Путина в его конфликтах с олигархами, в действиях, направленных на восстановление государственного контроля над использованием природных богатств страны, в попытках расширить и укрепить зону международного влияния России. Пользуется одобрением и его взвешенная позиция по вопросам, связанным с исламским фактором, и стиль достойной самостоятельности, установленный Путиным в отношениях с Западом.
        Нужно, учитывать, что личность Путина на историческом этапе развития России – это не институциональный, следовательно, не постоянный фактор. Что же касается возможностей государства поддерживать инерцию движения безотносительно к тому, кто занимает самый главный кабинет в Кремле, то они представляются достаточно проблематичными. В 90-е годы в государственных органах всех уровней произошла «кадровая революция». Пришло новое поколение чиновников – более молодых, более «открытых миру» и не связанных догмами коммунистической идеологии, но, в то же время, более циничных, менее опытных, по многим позициям менее грамотных и, что особенно плохо для России, свою недостаточную подготовленность не осознающих. Это привело к существенному ухудшению качества всей государственной службы в целом.
В глазах россиян государственный аппарат «новой России», которому предстоит реально выполнять заявленные Президентом планы, направленные на реализацию национальных проектов и превращение Российской Федерации в энергетическую сверхдержаву, никаким авторитетом не пользуется. В массе своей россияне ставят современного российского чиновника и управленца ниже не только европейского, но и советского. Отвечая на вопрос, кто в первую очередь препятствует быстрому экономическому росту и развитию России, россияне ставят на первое место коррумпированные политические и экономические элиты, а также засилье бюрократии. К слову сказать, некоторые министры в Правительстве РФ дают почву для подобных выводов.
       Теоретически сильным ходом, способствующим укреплению доверия между государством и обществом, могла стать выдвинутая верховной властью идея реализации пяти национальных проектов, тем более что они касались наиболее важных для населения сфер – здравоохранения, жилья, образования. Однако этого не случилось. Убедить население в том, что речь идет о реальной инициативе, а не об очередной кампании политтехнологов, которые давно уже вызывают у россиян аллергические реакции, не удалось. Никаких действительно ощутимых для граждан сдвигов пока не последовало, поэтому большая часть граждан, негативно оценивая качество госаппарата новой формации, просто не верит, что пришедшие в кабинеты министерств и ведомств чиновники, вообще способны управлять такими сложными проектами.
       Показательно в этой связи то, что происходит в сфере образования. Россияне чрезвычайно сильно опасаются ее коммерциализации и в ходе социологических опросов постоянно высказывают мнение, что их шансы на получение хорошего образования падают. Ректорский корпус и профессорско-преподавательский состав российских университетов практически в полном составе образует оппозицию политике, проводимой министерством образования. Следует отметить, что идеологическим центром реформ образования является Высшая школа экономики, созданная, насколько нам известно, по проекту ЦРУ.
       В последние годы в стране фактически вновь отстроена однопартийная политическая система с ослабленными обратными связями. Оппозиция формально существует, но взята под плотную опеку административных структур. Фактически на роль оппозиции назначают, одновременно всячески препятствуя формированию реальных политических сил, независимых от кремлевской администрации: под разными предлогами им отказывают в регистрации или снимают с предвыборной дистанции.
         В этой ситуации выживание нынешнего российского политического класса будет зависеть от его благоразумной готовности к интеграции в свой состав элит, которые еще в 90-е годы были оттеснены от активного участия в политике, но не потерявших тягу к усилению российской государственности. В противном случае велика вероятность осуществления в России революционного сценария, центральной фигурой которого станет какой-либо «несистемный» политик, «российский Каддафи».
       После окончания избирательной компании по выборам депутатов Государственной Думы Российской Федерации в декабре 2011 года по стране прокатилась волна митингов протеста в адрес власти, якобы, санкционировавшей многочисленные фальсификации итогов выборов. Свою роль сыграл интернет. Именно по сетям интернета инициаторы митингов обратились к гражданам с предложением выйти на улицу и принять участие в шествиях и митингах протеста. В Москве по разным данным в митингах приняли участие до 30 тысяч человек. Правда, сами инициаторы митингов протеста особой популярностью у населения не пользуются. Но нельзя не замечать наличие в обществе взрывоопасной смеси, основой которой является социальная несправедливость.
        По показа¬телю ожидаемой продолжительности жизни, характеризующему уровень жизни населения, Россия занимает лишь 105-е место, отставая не только от всех развитых стран, но и от большинства развивающихся, в том числе тех из них, уровень экономического развития которых в 1,5—2 раза ниже, чем в России. Если говорить предметно, то средняя продолжительность предстоящей жизни в России составляет 68,7 года (2009). Примерно такого же уровня Рос¬сия достигала в середине 1960-х гг., а в середине 1980-х гг. этот показатель даже превысил 70 лет. В то время Россия отставала от самых развитых стран на 1—3 года.
        Низкая ожидаемая продолжительность жизни в России связана с повышенной смертностью. В 2010 г. на 1000 человек населения в России умерло 14,3 человека против 9 в Европе и 12 в развивающихся странах (при корректировке по возрастной структуре населения). Из примерно двух миллионов умерших в России, при применении европейских коэффициентов смертности, должно было бы умереть 1300 тыс. человек, то есть на 700 тыс. меньше. При этом в России около 30% умерших (610 тыс. человек) умерли в трудоспособном возрасте. В Европе в трудоспособном возрасте умирают только около 10%. Соответственно, в сравнении с развивающимися странами, имеющими примерно тот же или даже более низкий уровень экономического разви¬тия, чем в России, то в России должно было бы умереть около 1700 тыс. человек, то есть на 300 тыс. меньше. Смертность в трудоспособном возрасте в этих стра¬нах не превышает 20%. При применении показателей развивающихся стран к России смертность среди трудоспособного населения должна была бы со¬ставить 340тыс. человек, то есть на 270 тыс. человек меньше, чем это фактически имело место.
       Обращает на себя внимание также крайне низкий уровень обеспечен¬ности российского населения комфортным жильем, по этому показателю Россия даже не входит в первую сотню стран мира, уступая всем разви¬тым странам и большинству развивающихся. Средняя обеспеченность жи¬льем российского населения на конец 2010г. составила 22,4 м2 на человека. При этом 23% жилищного фонда не обеспечено водопроводом и 27% — ка¬нализацией. В сельской местности, где проживают более 38 млн. человек (27% населения), 53% жилья не имеет водопровода и 62% — канализации. Горячего водоснабжения не имеют 35% населения страны, в том числе 75% сельского населения. По стандартам, помещение без водопровода, канализа¬ции, горячего водоснабжения вообще не может считаться жильем. При этом средняя обеспеченность населения развитых стран Европы комфортным жильем составляет от 40 до 60 м2 на душу населения а в США — 70 м2, вчетверо больше, чем в России.
       Однако не следует забывать, что из-за низких среднегодовых температур в России на строительство дома требуется в два раза больше строительных материалов, нежели в Европе. В то же время вокруг всех крупных городов России построены сотни тысяч особняков из качественного красного кирпича, гранита и мрамора – Красный редут России.

Особенности внешней политики России

         Многие страны по инерции продолжают считать Россию «сверхдержавой», хотя на практике это на данный период далеко не так. По инерции Россию приглашают на заседания «Большой восьмёрки», включают в списки участников крупных международных форумов и саммитов. Россия поддерживает дипломатические отношения со 191 государством, имеет дипломатические представительства в 144 странах. У России нет дипотношений с Грузией (с 2008 года), Бутаном и Соломоновыми Островами, а также государством Тувалу, с которым, однако, уже достигнута договоренность об их установлении.
        Внешняя политика всегда отражает внутреннее состояние главных аспектов, определяющих назначение государства, его роль в мировом пространстве, актуальность государственных реформ. Во все времена, и это особенность внешней политики, внешняя политика, как зеркало, отражает личность, манеры, характер, ум и амбиции руководителя государства.
        Таким образом, роль личности руководителя государства определяет не только содержание внутренней политики, но и внешней. Тому есть немало исторических примеров, широко описанных в специальной литературе.
        При оценке качества внешней политики эксперты обычно пытаются сравнивать некоторые показатели или индикаторы, характерные для внешней политики ведущих государств. Это не всегда правильно, так как внешняя политика любого государства преследует те цели и задачи, которые являются характерными для конкретного государства. При этом цели государств не всегда или почти никогда не совпадают.
        Следует отличать красноречие руководителей государств от истинных намерений. Искусство политика в том и состоит, чтобы под слоем ярких и сочных выступлений скрыть свои истинные намерения.
        Международные отношения, выстраиваемые государством, это часть внешней политики.
        В этой связи Россия не является исключением из правил. Россия вполне благоразумно позиционирует себя, как сильное, но миролюбивое государство, имеющее намерения защитить слабого и помочь страждущим.
        Россия пытается участвовать в урегулировании международных конфликтов, иногда её участие приводит к положительным результатам. Например, Россия совместно с Китаем выступила на стороне Сирии в её конфликте с Израилем и США. Всем понятно, однако, что право диктовать собственное мнение имеют только сильные во всех смыслах этого слова государства.
        Россия является членом так называемого «ядерного клуба», но это членство уже никого не пугает. Например, Грузия хорошо понимает, что её территорию Россия обстреливать ядерными зарядами не станет, а мощности  российской армии для запугивания не достаточно.
        Экономические отношения со странами СНГ не являются гарантией поддержки России этими странами при возникновении вооружённых конфликтов по отношению к России со стороны отдельных государств. Россия обоснованно боится остаться в одиночестве. Именно страх остаться в одиночестве в большей мере определяет характер внешней политики России. В принципе, такой подход является нормальным. Даже Америка при возникновении вооружённых конфликтов ищет поддержки и участия у других стран. Традиционно это страны НАТО.
        В России достаточно политиков, пытающихся подтолкнуть Россию к вступлению в НАТО. Политики наивно полагают, что членство НАТО может защитить Россию от крупных конфликтов, например, с Китаем.
        Отсутствие чёткой и понятной стратегии выстраивания внешней политики России приводит к политике «уздечки», когда Россия пытается держать в узде страны, которым поставляет нефть и газ. Такая политика вряд ли сможет примирить Россию и страны, импортирующие российские ресурсы.
        С позиций прагматизма России было бы необходимо дружить с теми, с кем дружба возможна, и сотрудничать при наличии взаимного интереса. Дружить со всеми и нравиться всем у России не получается. Начинать надо с простого: осмотреться и увидеть, кто хочет дружить и при этом не держит за пазухой камня, оценивая при этом существующие социально – экономические возможности.
       В целом внешняя политика России не отличается агрессией по отношению к другим странам, что устраивает современный анклав.

Причины низкого социального уровня в России

       Возникает вопрос: почему в сравнении с экономическими показателями показатели уровня жизни в России намного ниже соответствующих показа¬телей в других странах?
        Объективно, применительно для России причины довольно простые. Значительная часть ресурсов страны в советский период отвлекалась на развитие тяжелой промышленности и, особенно, оборонных отраслей, а также содержание огромных вооруженных сил. Все эти траты, естественно, проводились за счет населения, которое не¬дополучало свою долю финансирования. Социальная сфера финансировалась фактически по остаточному принципу. На фоне других стран Россия выделялась крайне низким уровнем заработной платы и доходов населения, в том числе самыми низкими заработными платами учителей и врачей, минимальными размерами пенсий и стипендий, самой низкой долей расходов на здравоохра¬нение, крайним отставанием в объемах жилищного и коммунально-бытового строительства. Высокие зарплаты не были нужны по причине отсутствия объёма потребительских товаров.
       В советское время господствовала идеология преимущественного раз¬вития производства средств производства по сравнению с производством предметов потребления. Но производств для производства средств производства в России, как не было, так и нет до сих пор. В советское время ведущие отрасли тяжелой промышленности имено¬вались по – коммунистически гордо: металлургия — «хлеб промышленности», машиностроение — ее «сердцевина», нефтегазовая промышленность — «кровеносная система». А вот потребительские товары для населения, напротив, характеризова¬лись унизительным словом «ширпотреб»; для их производства стремились не создавать специализированные отрасли, их призывали делать из отходов производства тяжелой промышленности. Металлическая посуда произво¬дилась металлургами; производство холодильников, стиральных машин пытались организовать при оборонных заводах и прочее. Работники легкой и пищевой промышленности, где преобладал тяжелый конвейерный труд или труд с принудительным ритмом, задаваемым работой оборудования, получали меньше всех. Это были самые бедные в России отрасли по соци¬альным, в том числе пенсионным, льготам, с преобладанием тяжелого жен¬ского труда, часто трехсменного.
        Наиболее пренебрежительное отношение в советское время было к работникам торговли, которые в кинофильмах, художественной литературе обычно фигурировали в качестве расхитителей госимущества, «воришек», «барыг», «спекулянтов». Не лучшим было отношение и к работникам важнейшей для населения жилищно-коммунальной сферы. Сантехник обычно ассоциировался с пьяницей. Что касается артелей, производящих важные потребительские товары, то считалось, что в них преобладают инвалиды.
       Другими словами, нормальный человек — «строитель комму¬низма» — не мог пойти в торговлю, жилищно-коммунальное хозяйство, в артель. Это считалось унизительным.
       При изменении социально-экономического строя России и переходе от административно-планового управления к рыночному хозяйству многое изменилось. Сфера услуг, которая в советское время составляла только 3 % ВВП, увеличилась до 60 %. Особенно быстро на¬чали развиваться услуги в области торговли, финансов, операций с недвижимостью. Постепенно стало меняться и отношение к этим сферам деятельности.
       Однако образование, здравоохранение, наука на первых порах оказались на «задворках» развития народного хозяйства. И старые диспропорции и не¬дооценка этих ключевых сфер в современном обществе во многом сохрани¬лись. Закончено обследование представительной группы населения страны, проведенное в декабре 2011 года. Основной результат выглядит печально: почти половина населения не доверяет системе здравоохранения и врачам; 9 из 10 полагают, что система здравоохранения требует изменений. В благополучных странах тратят на здравоохранение 9–16% от их огромных экономических возможностей.  В России – только 4,5%. При этом общественные расходы на здравоохранение, то есть то, что тратится из бюджетов и из обязательного страхования, в России ниже, чем в европейских странах. Зато расходы из кармана гражданина – самые высокие. В других странах, например, в Бельгии, Франции, Германии – доля личных расходов граждан равна около 10%.
      По-прежнему зарплаты учителей и врачей ниже зарплат промышленных рабочих, не говоря уже о доходах инженерно-технических кадров. Пренебре¬жительное отношение осталось к жилищно-коммунальному хозяйству, роль которого объективно резко выросла. В поставке промышленных потребительских товаров преобладает импорт. Эти отрасли, а также российская легкая промышленность и производство промышленных потребительских товаров опять оказались на обочине развития.
      Чуть лучше положение в пищевой промышленности. Сюда пришел ка¬питал, отрасль обновилась. Были созданы крупные объединения. Но и здесь до половины всего продовольствия продолжает завозиться по импорту, поэтому и пищевая промышленность сталкивается в развитии с большими трудностями.
       Образование и здравоохранение, чтобы выжить, все больше переходили на платную основу, в том числе развивая теневой бизнес с широким распро¬странением подношений и взяток.
       Уровень образования в России достиг 40-го места. Раньше по этому пока¬зателю Россия входила в десятку передовых стран. Когда был запущен первый спутник, в США провели широкое изучение причин того, почему Россия оказалась впереди. В результате был сделан правильный вывод: причина успеха России — в лучшем образовании. В то время Россия на образо¬вание тратила 10% национального дохода, а США — 4%. В США и других развитых странах начался подлинный бум образования, а в России, напро¬тив, доля расходов на образование в составе ВВП стала сокращаться. И сей¬час на образование в России тратится менее 5% ВВП против 11% в США и 8—9% во многих развитых стран.
       Еще хуже обстоят дела со здравоохранением. В условиях глубокого 10-летнего трансформационного кризиса финансирование здравоохранения со стороны государства сократилось в разы. Доходы работников других от¬раслей намного превысили скромные доходы работников здравоохранения. Качество лечения, его объемы сократились. Стала расти смертность населения. И только с 2006 года, когда благодаря национальной программе «Здоровье» начали проводиться меры по улучшению здравоохранения, показатели смерт¬ности и продолжительности жизни стали демонстрировать позитивную динамику.
        В период трансформационного кризиса инвестиции в народное хозяйство страны, в том числе и в жилье, снизились в 5 раз. Поэтому с 1990 до 2001 года объем жилищного строительства сократился почти вдвое, а потом стал медленно расти. Благоустройству жилья практически не уделялось сколько-нибудь заметного внимания. Количество ветхого и аварийного жилья за 10 лет (2000-2010) практически не сократилось. Объем жилищного строительства в расчете на душу населения в России как был, так и остался ниже показателей развитых стран, где обеспеченность жильем в два-три раза выше, не говоря уже о его благоустройстве.
      После 10-летнего трансформационного кризиса (1990—1998/99 годы), кото¬рый был связан с распадом СССР, шоковым переходом к рынку и стихийно происшедшей массовой конверсией военного производства, уровень раз¬вития экономики и уровень жизни людей резко снизились. За эти годы ВВП сократился в 1,8 раза, а реальные доходы населения снизились в 1,9 раза. Инвестиции за это время сократились почти в 5 раз.
       В период кризиса ввод жилья в России сократился с 64 млн. м2 (2008) до 60 млн. м2 (2009) и 58 м2 (2010). В 2011году роста объема ввода жилья не произошло. Фактически отставание по жилищной обеспеченности в период кризиса и первых после кризисных лет усугубилось.
        Худшими из социальных показателей в России, как говорилось выше, являются показатели продолжительности жизни, смертности, здоровья населения и качества здравоохранения. В эту сферу в послед¬ние годы российское правительство вкладывает большие средства, обновляя медицинскую технику, открывая новые высокотехнологические центры, стимулируя производство отечественных лекарств в России, ремонтируя больницы и по¬ликлиники.
       Принятые меры сказались на общих результатах в здравоохранении. С 2006 г. на¬чалось сокращение смертности населения России: она снизилась к 2010 г. с 16,2 до 14,3 в расчете на 1000 человек населения. Ежегодно снижается и детская смертность: на 1000 детей, родившихся живыми, смертность к 2009 г. снизилась до 8,1, в то время как, например, в 2000 г. детская смертность составляла 15,3 человека на 1000 человек. Однако если смо¬треть не на динамику, а на уровни смертности, то картина получается неутешительная. Уровень детской смертности более чем вдвое превышает среднюю младенческую смертность в развитых странах Европы. Младенческая смертность в Финляндии, Швеции, Норвегии составляет 2,5—2,7 человека на 1000 детей, родившихся живыми; в Италии, Германии, Австрии, Нидерландах — 3,5—4 человека.
      В последние годы удалось достичь увеличения рождаемости в России. Она стала расти с 2004 года и на 1000 человек населения увеличилась к 2009 году с 10,4 до 12,4. В связи с сокращением смертности немного повышается и пока¬затель ожидаемой продолжительности жизни при рождении. С 2001 по 2009 годы этот показатель вырос с 65,2 до 68,7 года. Однако обращает на себя внимание тот факт, что мощный экономический подъем в период 2000-2005 годы не вызвал за¬метного улучшения здоровья населения, роста продолжительности жизни, сокращения общей смертности. Что касается младенческой смертности, то она продолжала снижаться и в 2010 году, возможно, благодаря строительству крупных региональных перинатальных центров.
      Анализ этих тенденций не должен заслонить тот факт, что суще¬ствующая продолжительность жизни в России — показатель, совершенно не соответствующий месту России в мире, уровню её экономического развития. Положение здесь даже при благоприятном тренде остается катастрофически плохим и требует принятия немедленных мер для ис¬правления ситуации. Народы, населяющие земли Сибири и Крайнего Севера, не получают должной для поддержания здоровья поддержки от Правительства РФ.
       Если по объему ВВП, уровню экономического развития и реальных до¬ходов Россия достигли и даже превзошли лучшие показатели советского времени, то по уровню образования, качеству здравоохранения, показателям смертности и продолжительности жизни, а также объемам жилищного строительства положение существенно ухудшилось.
       За это время другие страны сделали большой рывок вперед и значительно обошли Россию по социальным показателям и качеству жизни населения. Подавляющая часть социального эффекта от экономического развития коснулась населения с наивысшими доходами, а наименьший рост уровня жизни наблюдается у малообеспечен¬ных групп. Поэтому мы считаем социальный эффект от экономического развития низким, неадекватным, неэффективным, противоречащим обще¬человеческим тенденциям. Децильный коэффициент дифференциации до¬ходов в России вдвое выше, чем в странах Еврозоны (6—10 раз), и втрое выше, чем в Японии (5 раз).
Вывод: в среднесрочной перспективе, в ближайшие несколько лет, вряд ли удастся значительно подтянуть отстающие социальные показатели России к уровню ее экономического развития. Это связано с тем, что под влиянием глубокого финансово-экономи¬ческого кризиса существенно изменились в худшую сторону условия хозяйствования, и Россия перешла на новую, сниженную траекторию экономического роста. Старая модель экономического развития, базирующаяся на устаревшей материально-технической базе народного хозяйства и отсталой структуре экономики с зависимостью от развития топливных и сырьевых отраслей, с низкой долей высокотехнологических производств себя изжила.
       Непосредственной причиной этого замедления является, прежде всего, продолжающийся отток капитала в долларах: 2006 г. — 43 млрд., 2007 г. — 82 млрд., 2008 г. — 133 млрд., 2009 г. — 52 млрд., 2010 г. — 35 млрд., январь—май  2011 г. — 35 млрд. Прогнозный отток капитала в 2011 году – 75 – 80 млрд. долларов.
        На темпы экономического развития в среднесрочный период нега¬тивное воздействие оказывает и большое снижение инвестиций в период кризиса (более чем на 16%) при медленном их восстановлении (около 6 % в год). Сказалась также стагнация и убыточность главной инвестицион¬ной отрасли России — строительства — в 2010—2011 годы, как и большое падение в кризис производства машин и оборудования при медленном его восстановлении и замедленный рост инновационных технологий по¬сле кризиса.
       На сокращение темпов экономического развития существенно повлиял также необычайно низкий урожай в 2010 году, когда растениеводство сократи¬лось на четверть, а объем сельскохозяйственного производства в целом — на 11,9% при надвигающемся кризисе животноводства из-за большой не¬хватки кормов.
       Все эти изменившиеся условия резко понизили эффективность экономического роста в России.
       Рекордное повышение цен за баррель нефти с 59 долларов в 2009 году до 78 в 2010 году и 105 долларов в 2011 году мало повлияло на прирост ВВП, который в 2010 г. составил 4%, а в 2011 году составит, как ожидается 4,2%. Еще медленнее растут реальные доходы. При небывало высо¬кой цене на нефть федеральный бюджет по-прежнему сводится с дефицитом, который в 2011 году составит 1,5% ВВП.
      Вот структурные этапы плана Правительства России. Предстоит модернизировать реальный сектор экономики:
— обновить за 10—12 лет материально-техническую базу стра¬ны, сократив средний срок службы машин и оборудования с 19 до 8—10 лет;
— преобразовать структуру народного хозяйства в направлении повы¬шения доли готовой продукции с высокой добавленной стоимостью; прежде всего, в разы поднять удельный вес высокотехнологичных, наукоемких и инновационных производств, удвоив роль экономики знаний (науки, информационных технологий, образования, био¬технологии, здравоохранения) в формировании ВВП России;
— утроить жилищное и инфраструктурное строительство, создать со¬временную транспортную систему, сделав эти  отрасли локомотивом развития всего народного хозяйства страны. При этом должны быть созданы экономические и социальные условия для ускоренного развития. С этой целью в ходе структурных институцио¬нальных реформ планируется модернизировать:
— отношения собственности, освободив госсобственность от ком¬мерческих предприятий и организаций, не выполняющих государ¬ственные функции, проведя новый крупный рыночный этап прива¬тизации и подняв долю частной собственности с 30—35% до 65—70%;
— финансовую сферу с доведением суммарных активов банков до 150—200% ВВП с ны¬нешних 75%.
     В рамках финансовой системы планируется:
— создать рыночные фонды «длинных» денег (фонд накопительных пенсий, фонд страхования и паевые фонды при резком увеличении долгосрочных пассивов коммерческих банков) и сформировать со¬временный рынок капитала с единой крупной открытой биржей;
— сформировать цивилизованную конкурентную среду с силь¬ным антимонопольным законодательством, преодолев не толь¬ко олигархические, но и государственные монополии типа Газ¬прома, Сбербанка, РЖД, «Аэрофлота», не говоря о «Роснефти», «АвтоВАЗе», «Связьинвесте» и прочее;
— углубить рыночные отношения в аграрно-промышленном секторе на основе перехода к земельному рынку, залогу земли и формиро¬ванию наряду с высокоэффективными и технологически продви¬нутыми малыми и средними предприятиями крупных аграрно-промышленных комплексов, охватывающих всю цепочку «от поля до прилавка»;
— довести до конца реформирование всей социальной сферы, осво¬бодившись от пережитков социалистического иждивенчества и перейдя к ее современной структуре;
— коренным образом перестроить систему регионально¬го управления, преобразовать отжившую административно-территориальную систему с преобладанием дотационных субъ¬ектов федерации среди относительно небольших регионов и сформировать систему крупных губерний с самофи¬нансированием, самоокупаемостью и самоуправлением при на¬личии стратегических общегосударственных территориальных программ.
       Эта социально-экономическая модернизация, естественно, по замыслу правящей элиты должна быть подкреплена модернизацией судебно-правовой системы, проводя¬щимся реформированием вооруженных сил, необходимыми политически¬ми изменениями.
       При новой модели социально-экономического развития норма инве¬стиций должна быть повышена до 35—40%, что позволит ускорить развитие экономики страны до 5—6% в год и тем самым создать экономическую базу для решения назревших социальных проблем.
       Следует подчеркнуть, что для российской правящей элиты является закономерным составление удачных планов развития и успешный провал реализации таких планов. Например, успешно провалился план по удвоению ВВП, одобренный обществом в 2001 году.
      В современной России очевидно «работают» три преимущества:
1) агломерационный эффект, который дает экономию за счет снижения транспортных издержек, большего выбора работников и рабочих мест на рынке труда, более интенсивного использования инфраструктуры;
2) обеспеченность сырьевыми ресурсами, которые востребованы на мировом рынке;
3) выгодное положение на основных путях мировой торговли, главным образом приморское.
       Недавно федеральные власти провозгласили политику «нового освоения Сибири и Дальнего Востока». Возрождаются и попытки ускорить экономический рост слаборазвитых регионов путем значительного увеличения в их экономику государственных инвестиций и добровольно-принудительного привлечения инвестиций крупного российского бизнеса. Судя по статистике инвестиций, в этой политике пока больше слов, чем дела: в большинстве восточных регионов, а также в Сибири, объем инвестиций на душу населения все еще в два-пять раз ниже среднего по стране.
       Российский опыт показывает, что масштабная финансовая помощь со стороны федерального центра формирует в регионах зависимую дотационную экономику, представленную в основном сектором бюджетных услуг. Примерами могут служить республики Тыва и Ингушетия, а также почти все слаборазвитые автономные округа (ныне объединенные с материнскими регионами), где доля нерыночных услуг государства достигала 60–75% валового регионального продукта. Но даже при столь масштабной федеральной поддержке выравнивания здесь не происходит, что подтверждается нашими расчетами. На практике внутренних ресурсов для развития у слабых регионов как не было, так и нет.
        Приходится честно признать, что выравнивание регионов невозможно без объективно существующих или «выращиваемых» преимуществ, которые позволяют снизить издержки бизнеса. Нельзя построить морские порты без моря, но можно с помощью развития инфраструктуры сократить экономическое расстояние до крупных агломераций или морских портов.
       По степени регионального неравенства современная Россия близка не к развитым странам, а к странам догоняющего развития. Если сравнивать небольшие регионы с полярными (и при этом не вполне корректно измеряемыми) показателями, то разница их душевого ВРП с поправкой на ценовые различия превышает 40 раз, что сопоставимо с региональными различиями в Бразилии и Китае.
        Лидерами по душевому ВРП были и остаются три нефтегазодобывающих автономных округа – Ханты-Мансийский, Ненецкий и Ямало-Ненецкий. Если пересчитать их показатели в долларах по паритету покупательной способности (ППС), то они уже давно опередили мировых лидеров – Люксембург, Норвегию и Исландию.
        Средний ВРП по России – это «средняя температура по больнице». Почти две трети регионов России имеют душевой ВРП на 10–40% ниже среднего по стране.
        Инвестиции из федерального бюджета поступают в основном в Санкт-Петербург, Москву, в Ленинградскую и Московскую области, в Краснодарский край. 
       По расчетам наших коллег из Мирового банка тенденций дальнейшего роста экономического выравнивания в России нет. На наш взгляд, при столь неоднозначной картине динамики экономического развития регионов, имеющей к тому же немалую политическую составляющую, вряд ли стоит рассчитывать на ощутимые сдвиги в развитии социального пространства.
       Социальное неравенство регионов можно протестировать на важнейших индикаторах: уровне занятости, доходах населения и уровне бедности, а также ожидаемой продолжительности жизни. Еще один очень важный индикатор – это выбор людьми места жительства, который, хотя и не очень точно, можно выявить с помощью статистики миграций.
        Первые годы экономического роста сопровождались позитивными изменениями на рынке труда, однако показатели уровня безработицы в различных регионах сильно различались, поскольку в проблемных регионах ситуация улучшалась медленней, чем в экономически развитых. Это типично не только для России и не только в период экономического роста. Оценивая динамику уровня безработицы в различных регионах, необходимо учитывать циклические процессы в экономике. При ухудшении экономической ситуации безработица в развитых регионах растет быстрее, чем в слаборазвитых, где она и так высокая. Тем самым региональное неравенство сокращается. Так, в 1998 году, когда безработица в России была максимальной, десять регионов с лучшими и худшими показателями различались в 2,9 раза. В 2002-м эта разница составляла 5 раз, а в 2006-м – 6,4 раза.
      Смягчает ситуацию мобильность населения слаборазвитых республик российского юга, растущая естественным путем. Трудовые мигранты едут, как правило, в крупные российские агломерации и ведущие нефтегазовые регионы, где находят работу в секторе услуг городов (часто без официального оформления трудовых отношений). Благодаря тесным родственным связям трудовые миграции жителей южных республик позволяют повысить доходы семей, остающихся в регионах. Однако государство никак не поддерживает этот механизм балансирования спроса и предложения на региональных рынках труда. Скорее, можно говорить о противодействии трудовым миграциям со стороны властей принимающих регионов и недовольства ими местных сообществ.
       Переселение на постоянное место жительства в основном идет в края и области России, соседствующие с республиками Северного Кавказа, и преимущественно в сельскую местность. Основным источником дохода становится аграрная занятость и доходы от развитого личного подсобного хозяйства.
       Среди слаборазвитых республик юга только в Калмыкии и Адыгее доля социальных трансфертов в доходах населения существенно выше средней по стране (21–23%). Такую же долю имеют далеко не самые бедные Орловская, Тульская и Владимирская области, еще выше этот показатель в депрессивной Ивановской (26%). География социальных выплат объясняется просто: 69% из них — это пенсии, а доля пожилых больше всего в сильно постаревших областях Центра и Северо – Запада России.
       Наиболее эффективный рост доходов населения южных республик происходит за счет роста заработной платы в бюджетной сфере, а также масштабных теневых доходов.
       В самых богатых регионах из-за меньшей доли малоимущих доля социальных трансфертов в доходах населения минимальна (5–7%), что в какой-то степени способствует межрегиональному выравниванию по среднедушевым доходам. Но здесь сохраняется другая проблема – огромная разница в доходах разных социальных групп, которая год от года растет.
        Из всех социальных выплат наименьшее влияние на региональные различия оказывают пенсии: разница среднего уровня пенсий в различных регионах не превышает двух раз (без корректировки на стоимость жизни, с корректировкой она сокращается до полутора раз), причем лидерами становятся регионы с самой низкой стоимостью жизни. Но вряд ли такое уравнивание «в бедности» является благом для пожилого населения российских регионов.
         Совсем по другой причине резко выросли доходы населения Агинского Бурятского округа. На его территории «прописались» структуры одной из крупных российских нефтяных компаний. Благодаря ее налогам резко выросли доходы окружного бюджета и, вследствие этого, заработки в бюджетном секторе, а также дотации местным сельхозпроизводителям (две самые большие группы занятых в округе). Но нефтяную компанию пришлось продать другим собственникам, и счастье закончилось. Примерно такая же история случилась на Чукотке в первой половине 2000-х годов.
      Успехи, достигнутые, в том числе, подобными оригинальными способами, перемежаются примерами консервации проблем отставания. За восемь лет экономического роста слаборазвитые Адыгея и Калмыкия показали крайне низкие темпы роста реальных доходов (в 1,8–1,9 раз), а в некоторых удаленных регионах востока страны этот рост еще меньше (1,5–1,8 раз).
       Чтобы идти путем континентальной Европы, России нужны два условия – достаточно высокий уровень экономического развития, которого страна вполне способна достичь и эффективная социальная политика, которой пока нет и неясно, когда она появится. Именно социальная, а не региональная политика способна смягчить пространственное неравенство.

Перспективы  нефтяного бизнеса в России
 
       Российские и общемировые запасы нефти и газа постепенно заканчиваются. Согласно оценкам, при современных темпах потребления разведанные запасы истощатся в самые ближайшие десятилетия, при жизни современного поколения. В России нефть закончится в 2020-2030 годы, в мире в целом – примерно к 2050 годам. С запасами газа ситуация несколько более благоприятна. Россия обеспечена этим сырьем, пожалуй, лучше всех на планете. Поэтому российские и мировые запасы газа подойдут к концу почти одновременно за пределами жизни современного поколения к концу 21 века.
        При подобных прогнозах экономическая модель России начнет качественно меняться уже в следующем десятилетии. Оставшуюся нефть придется добывать с большими затратами – как чисто экономическими, так и геополитическими. Те запасы, которые предстоит извлечь, – это уже не столько Сибирь, сколько Сахалин, шельф Северного Ледовитого океана, шельф Каспийского моря. Чтобы их добыть, надо не только освоить новую технику (основу современного богатства России составляют сухопутные месторождения) и построить новые трубопроводы, но еще и договориться о разделе зон со странами-соседями. Поскольку углеводороды нужны всем, вряд ли соседи будут уступчивы. Международные переговоры по поводу раздела Каспия идут уже 15 лет и далеки от завершения. А при освоении месторождений Северного Ледовитого океана придется столкнуться с интересами государств, считающих, что эти месторождения находятся за пределами территориальных вод России. В любом случае по мере роста «нефтяного голода» развитые страны (прежде всего, США) станут включать зоны активной нефтедобычи в сферу своих национальных интересов и добиваться контроля над ними, используя самые разные (в том числе чисто силовые) аргументы.
       Однако самой страшной угрозой для экономической безопасности России является даже не исчерпание углеводородных ресурсов, а возможность открытия новых источников энергии, не связанных с углеводородным сырьем. Это давно ожидаемое открытие спасет современную мировую цивилизацию, но станет катастрофой для всех стран, специализирующихся на нефти и газе.
       Перед современной человеческой цивилизацией лежат два пути. Если до истощения углеводородов не удастся найти новые источники энергии, то мировая экономика отчасти вернется к использованию каменного угля (его запасов хватит не на одно столетие), отчасти начнет наращивать ядерную энергетику. Этот вариант развития благоприятен для России. Россия занимает первое место в мире по разведанным запасам угля. Строить же АЭС странам Запада выгоднее именно на периферии, где достаточно специалистов. Перестав быть нефтяной державой, Россия останется энергетической державой.
Если же до истощения углеводородов удастся обнаружить принципиально новые источники энергии, основанные на высоких технологиях (скажем, на термоядерном синтезе или на использовании нового биотоплива или тория), то развитые страны вообще потеряют интерес к странам, экспортирующим топливо. Цены на нефть и газ сильно снизятся. Специализирующиеся на их экспорте страны лишатся даже статуса сырьевого придатка и сравняются, скажем, с современными Эфиопией или Сомали, которые ни для кого не представляют экономического интереса и предоставлены собственной участи.
        Этот вариант развития для современной России – «государства, построенного на нефти», несет катастрофу.
        Таким образом, самые опасные угрозы национальной экономической безопасности России вызваны тем, что специализация на нефтегазовом бизнесе идет вразрез с тенденциями генезиса постиндустриального общества. Эту угрозу Национальной Энергетической Безопасности (НЭБ) трудно оценить в деньгах – она создает вероятность катастрофы, которая, однако, может и не произойти. Данная угроза является одновременно и внутренней, и внешней: толчком к возможной экономической катастрофе станут внешние события, но в эту ситуацию катастрофического риска Россия вошла сама. Россия сама сделала нефть и газ своими главными союзниками и должна теперь нести ответственность за свой выбор.

Является ли Китай угрозой для России?

         В период 1990-2010 годов из Китая эмигрировали примерно 30 млн. человек. Есть все основания полагать, что подобные масштабы миграции – в среднем 1,5 млн. человек в год – сохранятся надолго.
         В КНР ежегодно появляется 10-15 миллионов новых граждан. Прокормить огромное население в условиях, когда на каждого жителя приходится не более 10 соток земли и этот клочок «сжимается подобно шагреневой коже», с каждым годом будет все труднее. Руководство КНР оказалось перед выбором: либо снизить темпы экономического роста, либо переносить производство продовольствия за рубеж. Весной 2007 года китайские власти взяли курс на аренду или покупку пахотных земель в других странах, причем трудиться на них будут китайские же мигранты.
Еще раньше, в 2000году, КНР обнародовала глобальную внешнеэкономическую стратегию под девизом «Идти вовне». Один из ее главных аспектов - завоевание значительной, до 10%, доли международного рынка труда (в настоящее время доля Китая составляет 2-3%). По расчетам китайских экономистов, при условии ежегодного выезда за рубеж 1-2 млн. трудоспособных китайцев, ориентированных на предпринимательство, в самой КНР и за ее пределами может быть создано порядка 10-20 миллионов новых рабочих мест, что позволит снизить безработицу и повысить уровень жизни китайских граждан. Одновременно китайские предприниматели будут внедряться в экономику принимающих стран, увеличивая возможности для накопления капитала, который можно будет направить на закупку сырья и технологий и дальнейшее развитие производства в самом Китае.
       Таким образом, в ближайшие одно-два десятилетия из КНР могут эмигрировать еще несколько десятков миллионов человек.
       Тема китайской миграции в Россию уже давно является предметом изучения, обсуждаются все «за» и «против» китайского присутствия и связанные с ним выгоды, риски или угрозы. В этих спорах можно выделить три главные точки зрения.
       Первая объединяет тех ученых и специалистов, которые продолжают рассматривать современный Китай сквозь призму общего коммунистического прошлого двух стран, воспринимая декларации о стратегическом партнерстве в качестве гарантий доверительных и равноправных отношений, – как в лучшие годы «советско-китайской дружбы». При таком подходе китайцы, приезжающие на заработки в Россию, остаются все теми же преданными друзьями, готовыми и в России трудиться на общее благо. Чем их больше, тем лучше, выгоднее для России. Китайские мигранты не только трудолюбивы, но и законопослушны – отработав контракт, практически все они возвращаются на родину.
       Иного взгляда на китайскую миграцию придерживаются те, кто воспринимает ее не через призму риторики высокой дипломатии, схем экономической теории или идеологических приоритетов, а как реальность, данную нам в ощущении. В виде, например,  уже сложившихся или складывающихся в России китайских землячеств, или провозглашенного Китаем курса на внешнеэкономическую экспансию, составной частью которого является экспорт трудовых ресурсов, а с недавних пор и освоение чужих сельскохозяйственных земель. Эту группу экспертов беспокоят фактически складывающиеся противоречия между двумя странами. Если сравнивать их экономические и, особенно, демографические потенциалы, ни в том, ни в другом случае не приходится говорить о каком-либо равенстве. Предпосылки для нарастающей замещающей миграции налицо: перенаселенность в Китае и депопуляция российского Дальнего Востока, демографическое неблагополучие и сложности воспроизводства трудового потенциала в России в целом. Сторонники этого подхода не исключают вероятности фактического превращения России в сырьевой придаток КНР и ее последующей колонизации и обращают внимание на конкретный ущерб, наносимый уже сегодня российской экономике и национальной безопасности китайскими землячествами, на множество других проблем.
        Третья группа аналитиков занимается «апокалиптическими предсказаниями и предположениями о возможной внутренней дестабилизации огромного китайского государства под давлением негативных экономических и социальных тенденций». В результате чего, по их мнению, Китаю будет не до реализации экспансионистских планов (хотя подобного рода кризис как раз и способен вызвать массовые миграции, в том числе за пределы страны).
К основным позициям участников дискуссий можно было бы добавить и другие мнения – например, что судьба азиатской части России уже предрешена и в ближайшие десятилетия эта территория будет заселена десятками миллионов китайцев, превратившись в протекторат КНР.
 
Китайцы в России: количественные оценки

        Среди едущих в Россию китайцев увеличилось количество тех, для кого движущими мотивами являются не нищета или безработица, а возможность быстрее и легче получать более высокие доходы. Очень часто это люди, у которых до принятия решения о переезде в Россию материальное положение было «хорошим и очень хорошим». Речь может идти о формировании прослойки китайских иммигрантов-предпринимателей, ориентированных не только на личный успех, но и на содействие дальнейшему развитию Китая.
        Определить количество китайцев в России невозможно из-за отсутствия достоверных данных о численности нелегальных иммигрантов. Вместе с тем достаточно много фактов занятости китайцев в теневой экономике. К ним можно отнести тех нелегалов, что занимаются в России изготовлением и сбытом контрафактной продукции, обеспечивают подпольные банковские операции по переводу денег в Китай или же в российские области и края, где ведется заготовка леса, выполняют охранные функции, а также браконьеров, промышляющих в сибирской и дальневосточной тайге. 
         Такое положение дел не устраивает ни российскую, ни китайскую стороны. Российскую – потому что она несет очевидные экономические потери. Китайскую – потому что массовый ввоз в Россию дешевой, но некачественной продукции дискредитирует саму идею торговли с Китаем. К тому же подобная продукция представляет интерес только для самой бедной части российского населения. Поэтому и Россия, и Китай заинтересованы в том, чтобы свести к минимуму «неорганизованные формы» торговли, начиная с ликвидации знаменитого Черкизовского рынка в Москве и строительства на территории России крупных китайских торговых центров, которым будет невыгодно торговать продукцией сомнительного качества. Перевод импорта из Китая на легальную основу, включая упорядоченные таможенные сборы и налогообложение, помог бы создать нормальную, цивилизованную среду для крупного китайского бизнеса и сократить спрос на нелегальную продукцию и услуги организаторов-нелегалов.
Еще одна  возможность сократить размеры  нелегальной иммиграции заключается в создании совместных предприятий, функционирующих на основе промышленной кооперации. Предложив перспективные технологии, Россия получила бы возможность производить комплектующие в Китае, создавая там рабочие места и делая миграцию в Россию ненужной хотя бы для части китайских рабочих.
          Способность России восстановить свои прежние экономические позиции в современном Китае вызывает сомнение. Утратив – по разным причинам – ниши, которые когда-то занимал в экономике КНР Советский Союз, Российская Федерация к настоящему времени практически полностью (на 90 %) превратилась в поставщика энергоресурсов и другого сырья. Если в 1998 году, по данным китайской таможенной статистики, доля машин и оборудования составляла в российском экспорте 25,3 %, то в 2006 году она упала до 1,2 %. В те же сроки импорт машин и оборудования из Китая возрос с 5,2 % до 29,0 %. Китай готов проводить в отношении российских технологий политику наибольшего благоприятствования, но для России возвращение в эту страну означает острую конкурентную борьбу с западными технологиями. Поэтому российский вклад в создание на территории Китая новых рабочих мест в ближайшие годы будет, скорее всего, ограничен  в основном инвестициями в производство сельхозпродуктов, минерального и химического сырья, в строительство и транспортные перевозки. С китайским участием, но на российской территории предполагается строить совместные лесоперерабатывающие предприятия, осваивать в долевом участии биоресурсы моря.
Россия рассматривает своё участие в программе возрождения старой промышленной базы Северо-Восточного Китая, где в свое время были задействованы советские технологии. Это создало бы рабочие места не только в Китае, но и в России, помогая восстановить простаивающие здесь производства. Однако для осуществления этой привлекательной идеи  России может не хватить собственных трудовых ресурсов. Население неуклонно сокращается, а к 2050 году, согласно авторитетным прогнозам, может уменьшиться до 100 млн. человек. Сокращение общей численности сопровождается постарением. Кроме того, в 2010–2019 годах ожидается резкое сокращение числа молодежи, вступающей в трудоспособный возраст – в среднем на 28 % по сравнению с предыдущими 2005–2009 годами.
          Наконец, в последние годы российская экономика вплотную столкнулась с острым дефицитом квалифицированных рабочих кадров и связанной с этим проблемой укомплектования новых или модернизируемых предприятий.
         Таким образом, уже в ближайшие годы Россия может оказаться заинтересованной не столько в создании новых рабочих мест в Китае, сколько в привлечении оттуда в растущих объемах рабочей силы для поддержания собственных промышленности, сельского хозяйства, социальной и технологической инфраструктур, – в том числе путем повышения китайского присутствия на совместных предприятиях. Это будет вынужденная политика роста замещающей миграции, проводимая в жизнь по инициативе принимающей стороны. Как бы ни воспринимался этот процесс – как некая ползучая экспансия Китая или просто демографическая экспансия, которая, в принципе, может быть и вьетнамской, и корейской, и любой другой, в зависимости от выбора альтернативных источников пополнения трудовых ресурсов, – в любом случае он неизбежен.
 
Ситуация на Дальнем Востоке

Особенно неблагополучной выглядит обстановка на российском Дальнем Востоке. Специфика заселения европейским населением азиатской части России исторически заключалась в том, что оно стимулировалось и поддерживалось государством. Как только этот фактор исчез, население двинулось в противоположную сторону.
         Попытки противостоять этому оттоку, получившему название «западный дрейф», развернуть вектор миграции на восток пока что остаются безуспешными. В связи с необходимостью получить гражданство вновь образовавшихся государств, начиная с 1991 года, с Дальнего Востока уезжают представители титульных народов бывших союзных республик. Вместе с уезжающими в более благополучные края местными жителями образовался миграционный поток, который продолжает дополнительно сокращать численность населения Дальневосточного федерального округа. В то же время сюда не стали мигрировать в массовом порядке русские и украинцы, покинувшие после распада СССР ставшие не гостеприимными среднеазиатские республики. В результате ДФО, занимающий значительную часть территории Российской Федерации, становится все более безлюдным.
        Судя по некоторым признакам – таким как начавшееся с 2005 года активное строительство мечетей и появление в составе рабочей силы узбеков и таджиков – можно предположить, что федеральные власти взяли курс на пополнение трудовых ресурсов округа за счет выходцев из Средней Азии. Возможно, что данные об экономически активном населении за 2009 год уже подтверждают эту тенденцию, которая может усилиться в связи с планами освоения в ближайшие годы нефтегазовых месторождений Якутии, а также с уже принятой программой увеличения добычи там алмазов и золота.
       По некоторым оценкам, только для освоения 100 млрд. рублей, обещанных правительством РФ на развитие инфраструктуры Владивостока к 2012 г., потребуется рабочих рук в десять раз больше, чем имеется сейчас в Приморском крае, а для обслуживания построенных объектов население Владивостока придется увеличить на 800 – 850 тыс. человек. Речь идет всего лишь об одном городе.  В любом случае главным поставщиком рабочей силы для российского дальнего Востока останется Китай.
       Анализ показывает, что при недостаточно высокой общей конкурентоспособности Россия отличается еще более низкой конкурентоспособностью бизнеса.
       Глобальная конкурентоспособность ассоциируется с деятельностью крупных, как правило, транснациональных корпораций. В России даже ведущие компании, несмотря на их видимый рост в последние годы, все еще значительно отстают не только от западных корпораций (как по объемам оборота, так и по капитализации), но и от ведущих компаний развивающихся стран.
          Например, крупнейшая частная российская нефтедобывающая компания «ЛУКойл» отстает по объемам продаж от американской «Эксон-Мобил» в 7 раз и от ведущей бразильской нефтяной корпорации «Petrobras» – в 1,5 раза. Российская металлургическая компания «Северсталь» отстает от «ArcelorMittal» из Люксембурга в 8 раз и от бразильской «Vale» – в 2 раза. В химической промышленности российский «Уралкалий» отстает от германской BASF в 100 раз и от Саудовской «Saudi Basic Industries» – в 27 раз. Российский Сбербанк уступает американской «Citygroup» в 11 раз, а китайской ICBC – в 2,5 раза.
По причине гораздо большей численности занятых российский «Газпром» более чем в 10 раз отстает от норвежской нефтегазовой компании «StatoilHydro». Ведущая частная нефтедобывающая компания России «ЛУКойл» имеет в четыре раза меньшую выработку на одного занятого, чем государственная бразильская нефтедобывающая компания «Petrobras». Российская «Северсталь» по производительности в 4 раза уступает китайской «Shanghai Baosteel Group Corporation», в 7 раз – бразильской «Gerdau S.A.» и почти в 20 раз – японской «Nippon Steel». В химической промышленности уже упоминавшийся «Уралкалий» в 30 раз менее производителен, чем саудовская компания SABIC. Российский лидер автомобилестроения «Автоваз» почти в 10 раз уступает индийской автомобилестроительной корпорации «Mahindra & Mahindra». Даже в такой «рыночной» сфере экономики, как финансы, российские компании серьезно проигрывают: российский Сбербанк в 2,5 раза менее эффективен, чем китайский Bank of China, и почти в 10 раз – чем бразильский Banco do Brasil. При втрое меньших объемах оборота в Сбербанке работает 240 тыс. чел., в то время как в бразильском банке – 83 тыс. чел.
По мнению руководителей ведущих корпораций развитых стран, опрошенных компанией «McKinsey», наибольшую опасность в смысле международной конкуренции в ближайшие годы будут представлять компании из Китая и Индии. Лишь 2% из 1350 опрошенных рассматривают российские компании как угрозу для своих конкурентных позиций, в то время как в китайских компаниях такую угрозу видит 41%, в компаниях Индии – 22%.

Угроза со стороны ислама

        Начавшееся в конце 20 века возрождение практически всех известных в России традиционных религий не могло обойти стороной ислам, в том числе,  на Северном Кавказе. Уже тогда при явном влиянии зарубежных разведок начинает распространяться ранее мало известное течение – ваххабизм («чистый ислам», салафизм), представляющее собой радикальное религиозно-политическое движение в суннитском исламе. Крупнейшим материальным и идейным «спонсором» распространения ваххабизма в Российской Федерации стала Саудовская Аравия, свою лепту внесли и другие государства Ближнего и Среднего Востока.
        Экспансия ваххабизма оказалась прологом к нарастанию социальной конфликтности, а затем и политического радикализма исламистских групп в республиках Северного Кавказа. Последователи ваххабитов стремятся к силовому захвату власти, замене действующего законодательства нормами шариата и построению в перспективе на Кавказе и в Поволжье исламского халифата. Появление этого экстремистского течения и беспрецедентное иностранное давление породили внутренний конфликт во многих мусульманских общинах России.
         С влиянием радикального ислама связаны эскалация конфликта в Чечне, открытые вооруженные выступления и террористические акты в других северокавказских республиках и за их пределами. Помолодевший, интеллектуально окрепший, терроризм демонстрирует способность к самоорганизации и воспроизводству. Особенно воинственная ситуация сложилась в республиках Северо-Восточного Кавказа: Дагестане, Чечне, Ингушетии. По нашим данным потери личного состава не сокращаются  и даже растут. Наблюдается отток молодых людей в ряды боевиков.
        Борьба с «новым терроризмом», как его определили некоторые исследователи, в Российской Федерации, как и во многих других государствах, ведется по четырем основным направлениям: совершенствование правовой базы, улучшение деятельности спецслужб, ликвидация каналов финансирования террористов, идейно-психологическая работа. Если успехи на первых трех направлениях очевидны, то в битве за умы и души прорыва не ощущается, особенно в самой мусульманской среде.
Необходимость подготовки собственных, российских кадров священнослужителей, способных защитить традиционные ценности ислама и одновременно уберечь отечество от влияния пришедшего извне квазиваххабитского исламизма, для России назрела давно. В свое время распространению радикальных исламистских идей помогла как раз неспособность мусульманского духовенства России что-либо противопоставить изощренной экстремистской пропаганде.
         Внешнее воздействие на систему мусульманского образования в постсоветской России неоспоримо. Оно осуществлялось и осуществляется двумя путями: с одной стороны, у российской молодежи появилась возможность получать религиозное образование в других странах, с другой – образовательная система внутри страны нередко развивалась при содействии зарубежных «наставников». Однако этот процесс по-разному происходил в различных российских регионах, в том числе и на Северном Кавказе.
На Северо-Западном и Центральном Кавказе (Адыгея, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария и Северная Осетия) прослеживается турецкое воздействие, обусловленное, в числе прочего, историческими обстоятельствами (распространение ислама шло из Турции и находившегося от нее в вассальной зависимости Крымского ханства). К тому же в Турции сегодня имеется значительная черкесская диаспора. Поэтому вполне естественно, что потоки желающих получить мусульманское образование устремились в Турцию. Однако некоторая часть молодежи этого северокавказского региона сделала ставку на страны Ближнего Востока (Сирия, Иордания, Королевство Саудовская Аравия и др.). Например, лидеры движения «молодых мусульман» в Кабардино-Балкарии, близкие к печально известному по событиям 14 октября 2005 года в Нальчике «джамаату Ярмук», – М. Мукожев и А. Астамиров – учились в исламском университете в Эр-Рияде (Саудовская Аравия).
         Молодые мусульмане Северо-Восточного Кавказа (Дагестан, Чечня и Ингушетия) в основном едут в Сирию (Дамаск), Египет (Каир, «Аль-Азхар»), государства Персидского залива, прежде всего Саудовскую Аравию. Некоторые тюркоязычные этносы Дагестана (кумыки, ногайцы) предпочитают Турцию.
         Выезд молодежи на учебу за рубеж осуществляется как официально (через духовные управления мусульман), так и неофициально (по частным приглашениям). Те, кто выезжает официально, в рамках заключенных договоров получают стипендии, обеспечиваются жильем. Однако таких немного, так что немалая часть религиозной молодежи выезжает самостоятельно по примеру уже обучающихся за рубежом соплеменников. Эта категория не обеспечивается стипендиями, жильем и пакетом социальных услуг, а потому легко попадает под влияние радикальных джамаатов и стоящих за ними исламистских фондов, где и вербуется.
        К настоящему времени более 14 тысяч молодых россиян получили исламское образование за границей. Многие были завербованы и стали агентами радикальных террористических центров. Их деятельность после возвращения на родину, как правило, входит в противоречие с традиционными для Северного Кавказа течениями ислама.
       Сегодня в России работают более 2 тысяч имамов, получивших иностранное образование. Около 3 тысяч шакирдов (студентов) в настоящее время продолжают обучение за рубежом, из них только 200 человек – по официальным направлениям муфтиятов. Государство до сих пор не контролирует процесс направления молодежи за рубеж для получения мусульманского образования.
        Для остального мира такое событие может стать реальной угрозой. Россия, сама того не замечая, может стать центром локализации террористов, обученных за рубежом.
       Существенную роль в радикализации исламского движения в современной России сыграли события в Чечне. На ее территории в начале 1990-х годов стала исподволь формироваться инфраструктура по подготовке боевиков под прикрытием «изучения основ ислама». На деньги экстремистских организаций была развернута сеть лагерей – «квазимедресе». Под руководством саудовца Хаттаба в середине 1990-х годов в селении Сержень-Юрт Шалинского района был создан «учебный центр», состоявший из пяти лагерей, причем «курсанты» изучали арабский язык, шариат и военное дело (тактику партизанской войны, подрывное дело и прочее).
      В настоящее время на территории ЮФО функционируют 20 высших исламских учебных заведений (ВИУЗов), около 170 средних специальных исламских учебных заведений – медресе, а также около 300 начальных исламских учебных заведений – мактабов. В общей сложности в них обучается примерно 17 тысяч человек, из них около 14 тысяч, или примерно 85% – в исламских учебных заведениях Дагестана. В подавляющем большинстве это приверженцы одного из основных направлений в исламе – суннизма.
        Вместе с тем система исламского религиозного образования Северного Кавказа до сих пор не составляет реальной конкуренции зарубежным образовательным центрам. Только из Республики Дагестан в последние годы на обучение в эти центры выехали около 1500 молодых людей (треть возвратилась после обучения в республику). В результате имамы – приверженцы традиционного ислама – постепенно вытесняются из мечетей их более образованными конкурентами, получившими образование за границей.
        Всего в Дагестане официально обучаются исламу около 7 тысяч человек, в том числе в вузах – около 2500, в филиалах вузов – более 700, в медресе – более 3000, в начальных школах – около 700 человек. В 2008 г. общее количество обучающихся в исламских учебных заведениях сократилось по сравнению с 2005 г. на 700 человек. Примерно 30% выпускников идут служить имамами и по¬мощниками имамов в мечетях, работают преподавателями в исламских вузах, медресе и мактабах республики.
       В настоящее время в Дагестане действуют три теологических института: Исламский Университет им. Саидбега Даитова в Хасавюрте (150 студентов), Институт тео¬логии и религиоведения в Махачкале (250студентов), Институт теологии и религиоведения им. Сайда Афанди в селении Чиркей Буйнакского рай¬она (50 студентов).
В начале 90-х годов пришедшие на «постперестроечной волне» к власти в Чечне сепаратистски ориентированные элиты первоначально пытались консолидировать чеченское общество, реанимируя элементы древней традиционной социальной системы чеченцев. В ее основе находятся кровнородственные кланы (снизу - вверх: дъозал, вар, варис) и образованные на их фундаменте более крупные социальные образования – тайпы и тукхумы, которые в совокупности образуют чеченскую нацию – нохчи къам. Однако наличие огромного числа тайпов и тукхумов и отсутствие у вайнахов на протяжении их истории собственной государственности не позволяли реализовать поставленную задачу. Тогда сторонники генерала Дудаева сделали ставку на идеологию традиционного «местного ислама» - прежде всего, суфийских вирдов Кунта-хаджи и Вис-хаджи, относящихся к суфийскому кадирийскому тарикату (ордену), известному в Чечне под брендом «зикризм». Однако и эта попытка не увенчалась успехом в силу разобщенности чеченцев по нескольким десяткам суфийских структур (вирдовых братств). Тогда пришел черед «интегристского ислама», не признающего деления мусульман на расы, этносы, тайпы, другие локальные этнические и конфессиональные группы, и ставшего известным в регионе как «ваххабизм» (салафизм).
События в Чечне 1994-96 годов под лозунгом «наведения конституционного порядка» открыли двери для ускоренной интернационализации салафитского движения в регионе. Чечня превратилась в полигон международного терроризма, пристанище убийц, торговцев «живым товаром», наркотиками и оружием, позволило развиться здесь экстремистскому движению, прикрывавшемуся исламом. В свою очередь, это обстоятельство предопределило вторжение международных террористов в августе 1999 года на территорию Республики Дагестан. Общими усилиями федеральных вооруженных сил и дагестанского населения экстремистам был дан отпор. Осенью 1999 года началась «вторая чеченская» кампания, которая эволюционно прошла ряд важных этапов: от фронтальных сражений, апогеем чего стал штурм Грозного, до его решения преимущественно силами самих чеченцев. Это, безусловно, привело к позитивным результатам непосредственно в Чечне: в этой республике отмечается снижение активности преступных группировок, а за 11 месяцев 2007 года совершен только один террористический акт.
      Однако поражение сепаратистов в Чечне, распыление салафитского движения в других республиках Северного Кавказа трансформировало «сопротивление» частично в «партизанщину», частично в мобильные, слабо связанные между собой террористические группировки, построенные по сетевому принципу. Тенденция растекания терроризма в регионе, которое ранее прогнозировали лишь эксперты, стала реальностью. Особенно тревожная ситуация сложилась на Северо-Восточном Кавказе – в Дагестане и Ингушетии. Она, в свою очередь, предопределила процессы в других республиках – Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии.
       В Дагестане с начала 2009 года совершено 54 посягательства на жизнь и здоровье сотрудников правоохранительных органов, при этом погибло 35 и ранено 80 военнослужащих.
        Современные чеченские войны, особенно вторая, принесли в северокавказский регион самые последние идеологические наработки исламских экстремистов, стали кузницей наиболее идеологически подготовленных и непримиримо настроенных по отношению к России исламских радикалов. Сепаратистски ориентированные носители исламистской идеологии продолжают привлекать в свои ряды молодых людей не только в Чечне, но и в соседних республиках Северного Кавказа. Правоохранительными органами практически повсеместно отмечается непрекращающийся процесс вовлечения молодежи в деятельность религиозных экстремистов. Поэтому следует констатировать, что квазиваххабизм (религиозно-политический экстремизм) в регионе распространился, прежде всего, в среде молодежи и стал серьезным и долгосрочным фактором нестабильности.
        Сегодня практически во всех субъектах Южного федерального округа сложились собственные террористические сети «молодежных джамаатов».
        Организационно эти структуры копируются с ближневосточных образцов: жесткое единоначалие, сплоченность рядов, широко развитая внутренняя благотворительность и взаимопомощь (как, например, у палестинского «Движения исламского сопротивления» - ХАМАС).
        Анализ материалов, отображающих деятельность «молодежных джамаатов», позволяет сделать определенные выводы. Эти сетевые структуры, доказали свою жизнеспособность, автономность и восстанавливаемость. При этом неизбежной политической практикой носителей идеологии религиозно-политического экстремизма был, есть и будет терроризм. Сегодня группировки боевиков-ваххабитов объединяются на новейшей идеологической основе, разработанной в зарубежных исламистских центрах и уже дополненной собственными идеологическими наработками. Совершенствуя свою боевую тактику и стратегию, они отошли от практики фронтальных сражений, взяв на вооружение диверсионно-террористическую тактику «пчелиного роя». Они способны быстро менять места дислокации, маневрировать и, в случае необходимости, объединяться с другими аналогичными группами. Между этими структурами и их базами налажена устойчивая связь; действия, если требуется, согласовываются и координируются. Иначе говоря, деятельность неоваххабитских бандгрупп приобрела все основные черты современного исламистского террористического движения, в основе структурного строения которого лежит сетевой принцип (принцип «паучьей сети»). Причем, и это особенно важно, вчерашние «партизаны» из лесисто-гористой местности перебрались в города, привлекли в свои ячейки молодежь без криминального прошлого, в том числе из числа учащихся средней и высшей школы, аспирантов и даже молодых ученых, создали эффективно действующую своеобразную «городскую герилью».
      Вместе с тем, на наш взгляд, связывать активизацию боевиков только лишь с увеличением их финансирования (внешнего и внутреннего) неверно. Такое объяснение можно часто слышать от некоторых представителей власти, которые желают все свести к финансовой экспансии «движения сопротивления», показать его продажность, безыдейность, а потому гибельность. Этим самым они преследуют, как минимум, несколько целевых установок: подорвать доверие к боевикам и их популярность среди населения, в том числе в молодежной среде (действительно, убивающие невинных людей, а также друг друга из-за не поделенных долларов боевики вызывают моральное отторжение), объяснить собственные промахи в деле борьбы с диверсионно-террористическим подпольем; списать все предпосылки религиозно-политического экстремизма, как в Чечне, так и в других северокавказских субъектах исключительно на пресловутый экономический фактор, отметая прочие причины.
       Однако перекрытие каналов финансирования бандгрупп, как бы оно ни было важно, не всегда решает проблему существования и разрастания террористических группировок, которые питаются определенными идейно-политическими доктринами, а также имеют автономную самоорганизацию и мобильные отряды, не нуждающиеся в особо стабильном и щедром финансировании. В условиях существования массовой коррупции, казнокрадства и клановости установить, пусть и путем шантажа и угроз, контроль над несколькими фирмами и коммерческими предприятиями для террористического подполья не представляется чрезмерно сложным.
        Расползание ислама по территории России продолжается. Этому способствуют наличие мусульманских движений и учений в центральной части России, а также в Сибири. Количественные оценки присутствия сторонников мусульманского начала впечатляет коренных жителей Москвы. Усугубляются наметившиеся противоречия между русским населением и мусульманским населением.
        Террористическая угроза в России не ослабла, наоборот, она может резко усилиться. Об этом, в частности, недавно сообщил заместитель генпрокурора по Южному федеральному округу, выступая в комитете Совета Федерации по правовым и судебным вопросам. Безусловно, нынешняя активность террористов связана и с масштабной выборной кампанией в России, и с мощным давлением «внешнего фактора».  Власти ЮФО уже обращали внимание на очень высокой уровень преступности в округе.
 
Проблемы промышленной политики

В последнее время в России наблюдается заметная реанимация интереса к проблемам промышленной политики, которая долгое время оставалась забытой темой на уровне правительства и его экономических министерств. Это объясняется рядом причин. Прежде всего, сложившееся положение в российской экономике характеризуется наличием серьезных проблем, решение которых не под силу лишь представителям бизнес  - сообщества и которые требуют новых подходов к государственной промышленной политике.
         Среди таких проблем следует назвать заметное снижение темпов роста промышленности в последние годы (с 8,9% в 2003г. до 3,9% в 2006г.), низкий уровень накопления и интенсивное старение вследствие этого основных фондов экономики, особенно в социальной и производственной инфраструктуре; усиление структурных деформаций в экономике, вследствие опережающего развития нефтегазового сектора; низкий уровень технологического развития; усиление межрегиональных и внутри региональных диспропорций; нарастающий дефицит квалифицированной рабочей силы.
        На фоне обостряющейся международной конкуренции за привлечение на свою территорию инвестиций в исследования и разработки Россия в этой борьбе проигрывает многим развитым и развивающимся странам.
        Однако главным фактором является низкая конкурентоспособность отечественных компаний в условиях открытия  рынков и слабая адаптация их к глобальной рыночной экономике, на фоне чего происходит ослабление экспорта и опережающий рост импорта.
Согласно последним данным Мирового экономического форума (World economic forum), в 2006 году Россия находилась по общему индексу глобальной конкурентоспособности на 62-ом месте (из 125 стран). В 2005 году она занимала по этому показателю 53-е место. Глобальная конкурентоспособность оценивается по девяти основным критериям: институты, инфраструктура, здравоохранение, образование, эффективность рынка, технологическая готовность, эффективность бизнеса, инновации.
Наибольшее отставание России от развитых и многих развивающихся стран наблюдается как раз по показателю уровня развития институтов, и прежде всего по уровню развития института корпорации, а также связанных с ним факторов эффективности бизнеса, инновациям, эффективности рынка. Сравнение двух евроазиатских стран с примерно одинаковым уровнем общей глобальной конкурентоспособности - России и Турции - показывает, что Россия значительно отстает от Турции именно по показателям развития институтов. По этому фактору Россия занимает 114-ое место в мировом рейтинге, в то время как Турция – 51-ое, по эффективности бизнеса у России 77-ое место, а у Турции – 39-ое.
       Для сравнения: Индия, например, занимая по индексу глобальной конкурентоспособности 43-е место, по уровню развития институтов находится на 34-ом месте, а по эффективности бизнеса – на 25-ом.
        Для современной промышленной политики экономически развитых стран характерно отсутствие жестких отраслевых приоритетов, вследствие высоко диверсифицированной структуры бизнеса. Поэтому в качестве главного адресата промышленной политики все чаще выступают сформировавшиеся в той или иной стране корпоративные структуры. Именно здесь во все возрастающей степени концентрируются ресурсы общенационального развития: профессиональные кадры (маркетологи, топ-менеджеры), управленческая компетенция, передовые технологии и финансовые ресурсы.
       Глобальная конкурентоспособность ассоциируется с деятельностью крупных транснациональных корпораций. В России же даже ведущие отечественные компании, несмотря на их видимый рост в последние годы, все еще значительно отстают от западных корпораций, как по объемам оборота, так и в еще большей степени по капитализации. Так, в электроэнергетике это отставание составляет 5 раз, в нефтяной промышленности – 14 раз, в машиностроении и пищевой промышленности – 40-44 раза.
        Низкая конкурентоспособность России обуславливается также отставанием страны по уровню и темам роста производительности труда, поскольку концентрация производственной и инвестиционной активности наблюдается в секторах со средним и низким технологическим укладом, использующих сравнительно низко квалифицированную рабочую силу. Особенно это заметно, если сравнивать между собой отдельные близкие по объемам оборота российские и зарубежные компании.
       За рубежом государственные инициативы в области промышленной политики обычно носят межотраслевой характер и нацелены на решение общих для компаний разных групп отраслей проблем в свете повышения их конкурентоспособности.
       Конкретные технологические и рыночные ниши государство обычно определяет совместно с представителями бизнеса и учитывая его интересы и возможности. Этому предшествуют масштабная инвентаризация имеющихся активов, определение сильных и слабых мест, конкурентоспособных сегментов экономики.
       В целях повышения эффективности и качества реализации промышленной политики, определение перспективных рыночных ниш, долгосрочные прогнозы экономического развития, разработка стратегий развития отдельных отраслей и межотраслевых комплексов и отдельных мероприятий увязываются со стратегией развития крупнейших компаний в соответствующих сегментах экономики. Это позволяет значительно сократить риски и увеличить горизонт инвестиционного планирования компаний. Система государственного прогнозирования ищет точки прорыва, определяет будущие наиболее выгодные рынки, перспективы развития спроса и технологий, проводит анализ рисков и прочее. Такая система фактически подсказывает бизнесу, где нужно концентрировать инвестиционные и интеллектуальные ресурсы.
       В отличие от развитых и развивающихся стран Россия страдает не только от отсутствия эффективных крупных компаний мирового уровня, но в большей степени от отсутствия растущих, перспективных компаний в новых высокотехнологичных отраслях.
        Важную роль в технологическом прорыве России могут сыграть прямые иностранные инвестиции. В настоящее время отраслевая структура прямых иностранных инвестиций в Россию показывает, что они ориентированы либо на добычу и первичную переработку ресурсов, либо  на удовлетворение конечного потребительского спроса в сегментах с ограниченной инновационной емкостью. Многие из объявленных и завершенных инвестиционных проектов 2005 года связаны с закупкой и установкой относительно простого оборудования и технологий, что может быть под силу отечественным инвесторам.
      Известно, что крупнейшими компаниями по абсолютным расходам на НИОКР являются ведущие мировые автомобильные корпорации. Страны, которые хотят пробиться в технологическую элиту, создают свою национальную автомобильную промышленность.
       Особое значение в промышленной политике имеет совместное с бизнесом создание и финансирование специальных институтов передачи технологий. Такие институты могут способствовать более быстрой и эффективной коммерциализации научных исследований, ускорять распространение новых технологий, совершенствовать управление интеллектуальной собственностью и процессом исследований в научно-исследовательских центрах, идентифицировать специфические потребности в исследованиях и разработках посредством постоянного диалога с предприятиями и компаниями.
        На фоне общего экономического роста и развития российского фондового рынка все большее количество компаний задумывается о необходимости повышения рыночной стоимости своего бизнеса. Собственники понимают, что сейчас можно заработать гораздо больше, наращивая капитализацию, а не получая краткосрочную прибыль.
        В силу того, что российские компании стремятся укрепить свои позиции не только на внутреннем, но и на мировых рынках, в ближайшее время процесс реструктуризации ускорится. В ходе этих преобразований компании будут вынуждены сосредоточить свои усилия на тех направлениях бизнеса, которые позволят успешно конкурировать с ведущими мировыми производителями.
       Для создания стимулов для компаний по реструктуризации и максимизации их стоимости необходимым условием выступает совершенствование корпоративного управления в соответствии с международными стандартами.
       Особенностью промышленной политики в России является синхронизация процесса формирования корпоративных структур, реструктуризации корпоративного сектора с переходом компаний от защитной реструктуризации к стратегической (включающей в себя переход к новым продуктам, рынкам, управленческим технологиям, новым структурам собственности, финансов и корпоративного управления).
        Как удачную пьесу невозможно сыграть без хороших актеров, так и удачный инвестиционный проект невозможно осуществить без эффективных субъектов рынка: предприятий и компаний. Поэтому новая государственная промышленная политика – это, прежде всего, политика формирования и развития эффективных конкурентоспособных предприятий и компаний, способных успешно осуществлять необходимые государству проекты и программы.
Таким образом, главной задачей новой промышленной политики России является завершение процесса формирования полноценного корпоративного сектора во всех сегментах экономики и начало формирования компаний нового типа, способных конкурировать с ведущими мировыми производителями.
Справедливости ради следует заметить, что лично В.В. Путин, как Председатель Правительства РФ, как лидирующий кандидат на должность Президента РФ 2012 года хорошо понимает причины спада развития промышленного сектора экономики и обещает выправить ситуацию в последующие 10 лет.

Почему «сырьевая» модель развития экономики является тупиковой

В настоящее время Российская Федерация играет в мировой экономике роль экспортера сырья и импортера потребительских и инвестиционных товаров и услуг. Эта модель экономического развития («сырьевая») не может обеспечить ни высоких темпов роста благосостояния народа, ни макроэкономической стабильности, ни международной конкурентоспособности российских предприятий, ни национальной безопасности России. Поэтому необходимо перейти к «не сырьевой» модели экономики. В президентском Послании 2011 года обозначены контуры новой, «высокотехнологичной» или «инновационной» модели развития России. Каковы возможности и пути ее реализации? Как сочетаются «сырьевая» и «не сырьевая» модели?
      К сожалению, сырьевая специализация российской экономики только усиливается. Экспорт углеводородов увеличился с 28 млрд. долларов США в 1998 году до 191 млрд. долларов в 2006 г., то есть в 6,83 раза. Даже с поправкой на инфляцию доллара стоимость экспорта углеводородов из России возросла в 5,5 раза. Соотношение экспорта углеводородов с ВВП возросло при этом с 10% до 19,3%. Такой рост притока «нефтедолларов» привел не только к повышению объема валового внутреннего продукта (ВВП) и доходов населения, но и к финансовому благополучию государства, досрочно погасившего свои долги перед другими странами. Почему же растущая зависимость экономики России от экспорта сырья вызывает озабоченность не только у экспертов, но и у правительственных чиновников? Другими словами, чем плоха «сырьевая» модель экономики?
       Во-первых, «сырьевой» модели экономики присуща экономическая нестабильность, периодически приводящая к финансовым и даже социально-политическим кризисам. Соответственно, нежелательно усиление зависимости экономического развития России, а значит – и социально-политической ситуации в ней от уровня мировых цен на нефть. Эта зависимость тем сильнее, чем выше доля углеводородов в экспорте товаров (включая услуги).
        Перспективы дальнейшего развития российской экономики по-прежнему будут определяться главным образом конъюнктурой цен на углеводородное сырье.
        Во-вторых, «сырьевая» модель экономики не обеспечивает нормального развития России потому, что запасы полезных ископаемых со временем истощаются, а разведка новых месторождений требует все более высоких удельных капиталовложений. Планы резкого наращивания запасов нефти в будущем государство пока что не подкрепляет соответствующими мерами экономического регулирования. В течение 90-х годов запасы нефти уменьшились на 14%, и до сих пор их прирост не покрывает добычи.
        В-третьих, «сырьевая» модель экономики плоха тем, что быстрый рост экспорта сырья благодаря росту его добычи или цен на рынках порождает экономический парадокс, известный как «голландская болезнь». Её сущность заключается в том, что рост добычи и экспорта сырья в минерально-сырьевом секторе приводит к перемещению ресурсов труда и капитала из торгуемого сектора в не торгуемый не сырьевой сектор. В России «голландская болезнь» пока что проявляется в «мягкой форме», а именно – в отставании роста обрабатывающих производств по сравнению с ростом ВВП.
      В-четвертых, недостатком «сырьевой» модели экономики является недостаточно быстрый научно-технический прогресс (НТП). А ведь он является основным источником современного экономического роста. В сырьевом секторе состав продукции почти не меняется, а применение новых технологий связано с созданием новых машин, оборудования, транспортных средств, реагентов, методов разведки и бурения скважин и прочее.
         Недостатки «сырьевой» модели развития в последние годы становятся все очевиднее. Поэтому Правительство России ищет способы перехода к «не сырьевой» модели. Однако сам этот термин означает лишь отрицание специализации экономики на вывозе сырья.
        Выработка рецепта выживания России не входила в наше задание, но, на наш взгляд, России нужна концентрация усилий государства и российского бизнеса на тех направлениях развития высокотехнологичного сектора мировой экономики, в которых у России имеются конкурентные преимущества. Правительством России поставлена задача формирования научно-технологического потенциала, адекватного современным вызовам мирового технологического развития. Но, от постановки задачи до её решения, как мы знаем, огромное расстояние. К сожалению, до недавнего времени правительство не ставило столь масштабных задач по развитию высокотехнологичного сектора российской экономики. Бюджетные ассигнования на науку и инновации были мизерны, а институциональная инфраструктура господдержки научно-технического прогресса и инноваций в экономике находилась в рудиментарном состоянии. А ведь без таких институтов, как банки и корпорации развития; законодательно утвержденные процедуры страхования и кредитования экспорта высокотехнологичной продукции, бюджетное софинансирование высокотехнологичных инвестиционных проектов; госзакупки высокотехнологичной продукции оборонного и специального назначения даже многократное увеличение бюджетных ассигнований не даст желаемого результата.
Основной причиной неразвитости в России высокотехнологичного сектора стало создание множества технологических монополий, возникших из-за приватизации по отдельности звеньев «технологических цепочек» по производству готовых продуктов, особенно предприятий, находившихся в советскую эпоху в ведении разных министерств. Вместо межотраслевых концернов возникли сети из связанных технологически, но юридически независимых предприятий, генерирующие «инфляцию издержек». Поэтому необходимо стимулировать создание объединенных технологических цепочек в виде финансово – промышленных групп, концернов и единых компаний. Государство могло бы стимулировать этот процесс путем приобретения контрольных пакетов акций таких предприятий специально создаваемыми компаниями-холдингами.
        Итак, «сырьевая» модель развития российской экономики не может обеспечить ее устойчивое и быстрое развитие потому, что запасы рентабельных месторождений довольно скоро истощатся, а разработка новых окажется слишком дорогостоящей.
 
О НАСТРОЕНИЯХ И ЖИЗНЕННЫХ ПЛАНАХ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ
 
Жизненные устремления российской молодежи

Если в 1997 году в фокусе исследования находилось молодое поколение, которое формировалось на переломе эпох, то нынешнее поколение 17—26-летних представляет собой в основном «первый плод» социальных преобразований последних 10—15 лет. Первое, что обращает на себя внимание: современному поколению молодежи се¬годняшняя жизнь в стране нравится гораздо больше, чем их предшественникам, а также по¬колению отцов. Об этом, в частности, говорят почти две трети (64%) представителей моло¬дого и меньше половины (45%) старшего поколения.
Многие молодые россияне, находясь еще «на старте» своей профессиональной карьеры, лучше своих предшественников и лучше старшего поко¬ления оценивают свое материальное положение. Почти каждый пятый из представителей сегодняшних молодых людей говорит о нем, как о благополучном. При этом отношение молодежи к жизни в России сегодня напрямую зависит от уровня материального положения. Так, 87% россиян в воз¬расте 17—26 лет, которые оценивают свое материальное положение как благополучное, жизнь в России в целом нравится, и только 13% не нравится. Для молодежи с плохим мате¬риальным положением ситуация противоположна: 60% говорят, что сегодняшняя жизнь в стране им в целом не нравится и только 40% молодых людей говорят об обратном.
Сегодня для молодежи, впрочем, как и 10 лет назад, одним из основных жизненных устремлений является хорошее образование. Около трети россиян в возрасте 17—26 лет (34%) его уже (по самооценкам) получили, а 51% рассчитывают это сделать. Недоступным для себя получение хорошего образования считают 11% молодежи.
Если говорить о работе, к которой стремится современная молодежь, то она в пер¬вую очередь должна быть интересной. 90% молодых людей говорят о том, что они, либо уже добились, либо им по силам устроиться на интересную работу. На престижную работу они ориентированы в несколько меньшей степени: 20% говорят о ее наличии и 65% считают, что смогут ее получить. Еще меньшая часть молодежи заявляет о возможности сделать карьеру.
Стоит отметить, что создать бизнес хотели бы меньшее число представителей молодежи, чем добиться успехов в работе. Хотя 10% современной молодежи уже имеют его, а 34% считают, что им это по силам, бизнес ее привлекает в меньшей степени, чем интересная и престижная работа и карьера.
Если  говорить о честолюбивых устремлениях молодежи, то стоит отметить, что деньги привлекают ее значительно больше, чем власть и слава. При этом само богатство около 20% россиян в возрасте от 17 до 26 лет как в 1997, так и в 2007 г. не считали для се¬бя важным. А вот стремление быть знаменитым несколько актуальнее у нынешней молоде¬жи (37%), нежели это было 10 лет назад (26%).
При этом современную молодежь можно разбить на ряд групп согласно их жизнен¬ным притязаниям.
Первый тип можно условно назвать «семейными» (13%). Это молодые люди, ко¬торые в первую очередь говорят о том, что хотят и считают, что им по силам создать проч¬ную семью и воспитать хороших детей.
«Труженики» (17%) - это та часть молодежи, которая заявляет о том, что им по силам получить хорошее образование, престижную и интересную работу, заниматься лю¬бимым делом. При этом, как и предыдущая, это та группа молодежи, которая нацелена на достижение успехов преимущественно в сферах своих основных жизненных устремлений.
Третья группа — «предприимчивые» (20%) - это россияне в возрасте от 17 до 26 лет, которые говорят о том, что они в силах добиться создания собственного бизнеса, посещения разных стран мира, достижения богатства и материального достатка.
Четвертая группа - «гедонисты» (10%), молодые россияне, которые в первую очередь рассчитывают иметь много свободного времени и проводить его в свое удовольст¬вие.
При этом значительную часть молодежи (19%) составляют «максималисты», ко¬торые рассчитывают достичь успехов практически во всех сферах. Стоит отметить, что данная группа не является более молодой, чем другие, и ее устремления нельзя назвать юношеским максимализмом. Возрастное распределение внутри нее соответствует распре¬делению среди молодежи в целом. Существует и группа «карьеристов» (6%) — это моло¬дежь, которая полагает, что ей по силам достичь результатов во многих сферах жизни, но не стремится жить в свое удовольствие или быть самому себе хозяином.
«Отчаявшаяся» молодежь (5%) - седьмая группа - не видит в себе сил достичь тех или иных успехов, а «тщеславные» (1%) - восьмая группа - рассчитывают стать зна¬менитыми, сделать карьеру и иметь доступ к власти.
Устремления молодежи сформированы не без влияния условий, в которых она жи¬вет. Более значительная концентрация «тружеников» и «предприимчивых» наблюдается в мегаполисах (22 и 20% соответственно). В сельской местности чаще живут «гедонисты» (21%).
С другой стороны, жизненные устремления диктуют то или иное поведение челове¬ка, что впоследствии отражается на его реальном положении. Так, «труженики» и «максималисты» в целом концентрируются в группах мало- и среднеобеспеченных россиян (81% «тружеников» и 71% «максималистов»). При этом «предприимчивые» и «карьеристы» чаще остальных представителей молодежи попадают в группу высоко обеспеченных (19%), а «семейные» и «гедонисты» - в группу бедных (22 и 26% соответственно).
Подобное распределение не случайно. «Труженики» и «максималисты» чаще ос¬тальных работают специалистами с высшим образованием (34 и 26% соответственно), что обеспечивает им доходы среднего уровня. «Предприимчивые» и «карьеристы» в значительной мере имеют собственный бизнес (23 и 22%), который приносит им доходы выше среднего. «Семейные» и «гедонисты» чаще остальной молодежи являются рабочими (45 и 36% соответственно), чьи зарплаты обычно ниже, чем у специалистов.
Кроме того, молодые люди (60%) считают, что выделяться среди других и быть яр¬кой индивидуальностью лучше, чем жить, как все. При этом за последние 10 лет ориен¬тированность молодых россиян на современные ценности индивидуализма, достижений, самостоятельности и конкурентоспособности усилилась.
Единственное, в чем молодые в большей или меньшей мере сходны со старшими - отношение к свободе. И те, и другие считают, что свобода - это то, без чего жизнь теряет смысл (66 и 55%). Основные страхи молодежи связаны с материальным благополучием: она боится остаться без средств к существованию (54%), не устроиться на работу (23%) или потерять ее (19%). Молодые люди также испытывают опасение за свою жизнь и жизнь близких (39%).
 
О какой работе мечтают молодые россияне?

Наиболее яркая тенденция, выявленная в ходе нашего исследования, - значи¬тельное расширение спектра престижных профессий. Если в 1997 г. 89% молодежи сре¬ди наиболее престижных профессий выбирали специальности в области юриспруденции или финансового сектора, то десять лет спустя таковых оказалось только 63%. Зато теперь в число наиболее престижных профессий попадают и менеджеры, и ученые, и программи¬сты
 
Престижность профессий в оценках представителей разных поколений россиян, %
 
 
 
Таким образом, можно говорить об изменении самого понятия престижности в гла¬зах молодежи. Если в прошлом десятилетии престижность оценивалась, как правило, по возможности получения высоких доходов, то теперь престиж все больше ассоциируется со словами «профессионализм» и «власть». Так, число тех, кто среди престижных профессий упомянул работу в области государственной власти, возросло за эти годы с 10 до 17%.  Существенно потеряло свою привлекательность занятие бизнесом. Теперь только 9% представителей молодого поколения считают занятие бизнесом престижным, в то время как в 1997 г. таковых было 13%. Бизнес перестал быть единственным «социальным лиф¬том», зато приобрел дополнительные «риски преследования» со стороны госорганов.
 
Настоящее и будущее России в оценках молодых россиян

Когда речь заходит об оценках настоящего и будущего России, то исследования показывают, что различные социально-демографические группы реагируют на склады¬вающуюся в стране ситуацию по-разному. Отвечая на вопрос: «Проводятся ли российские реформы в интересах молодежи, будущего страны?», представители различных поколений весьма существенно разошлись во мнениях. Если 10 лет назад на него ответило «да» бо¬лее 11 % молодых россиян, то к настоящему времени эта цифра увеличилась примерно в 2,5 раза (28,5 % опрошенных юношей и девушек). Соответственно этому количество ска¬завших «нет» сократилось, говоря округленно, с половины до трети. А вот граждане средне¬го и старшего возраста настроены почти так же скептически, как и раньше. Имеющих поло¬жительное мнение по данному вопросу среди них осталось практически столько, сколько и в 1997 г. (17 - 18 %). Правда, доля отрицательных ответов и в старших возрастных группах снизилась (с 55 до 46 %). 
Юноши и девушки в возрасте до 26 лет значительно чаще других выражают свое убеждение в том, что в обозримом будущем Россия превратится в экономически процве¬тающую, демократически развитую и пользующуюся авторитетом в мире державу. При этом доля оптимистов, придерживающихся такой точки зрения, за 10 лет существенно выросла и не только сильно потеснила пессимистов и сомневающихся, но и превратилась в боль¬шинство. Если в 1997 г. по всем позициям, характеризующим процветание современного государства (положение в экономике, демократия, авторитет в международных делах), бо¬лее половины молодых респондентов высказывали мнение, что «при нашей жизни это не будет достигнуто», то в 2007 г. сторонников такой точки зрения осталось менее трети. <…> Пессимизм сохраняется лишь в отношении возможности объединения России с другими странами СНГ в новый союз. Хотя и здесь наблюдается сокращение чис¬ла исключающих подобный оборот событий, но оно сравнительно невелико (в целом по вы¬борке порядка 6 %), в то время, как двое из каждых трех респондентов в возрасте до 26 лет в этот вариант дальнейшего развития страны по-прежнему не верят.
 
Интерес к политике и идейно-политические предпочтения молодежи

Исследование 10-летней давности показало, что молодежь 90-х годов была пре¬доставлена сама себе, мало интересовалась политикой и была слабо включена в общест¬венную и политическую жизнь страны. Совершенно иная ситуация сегодня. В отличие от постсоветских элит, занятых в основном перераспределением собственности и власти, нынешний политический класс, особенно после «оранжевых революций» на постсоветском пространстве, демонстрирует повышенный интерес к молодежи. В стране появилось множество молодежных организаций, а большинство партий «обзавелись» собственными «молодежными крыльями», в результате чего у некоторых наблюдателей возникло ощущение заметной политизации российской молодежи.
       Однако результаты настоящего исследования этого не подтверждают. Выросла доля молодежи, непосредственно участвующей в политической деятельности (с 1 до 2%). Примерно на том же уровне, что и 10 лет назад, остается число молодых россиян, активно интересующихся политикой (14%). Но одновременно почти на 20% сократилась до¬ля молодежи, которая «факультативно» интересуется политикой («от случая к случаю»), и с трети почти до половины - не интересуется вовсе. Для старшего поколения также харак¬терно снижение интереса к политической жизни, однако здесь заметно больше тех, кто по¬литикой в той или иной степени интересуется, и соответственно меньше тех, кто такого ро¬да интереса не проявляет (29 и 49%).
       Сравнительно невысокий интерес молодежи к политике понятен и во многом объективно обусловлен. Прежде всего, тем, что спектр жизненных интересов, особенно подростков и юношества, локализован на проблеме вхождения во взрослую жизнь, а социальный опыт ограничивается пока межличностными и внутрисемейными коммуникациями. Но по мере увеличения социальных связей (институт, армия, работа) происходит перераспределение жизненных интересов в сторону общественного и политического участия.
      Снижение интереса к политике сопровождается отчетливо выраженной тенденцией деидеологизации как населения в целом, так и молодежи. С 1997 по 2007 г. сократилось число приверженцев всех основных идейно-политических течений современной России - «левых», «правых», «центристов», «национал-патриотов».
      В чем молодежь и старшее поколение совершенно сходны, так это в распределе¬нии долей сторонников восстановления мощи России как великой сверхдержавы. И в той и другой возрастной группе таких респондентов примерно 57%.
 
Общественная и политическая активность молодежи

Что касается политической и общественной активности молодежи, то она также сравнительно невысока, особенно в сравнении со старшим поколением. Так, на прямой во¬прос: «Приходилось ли Вам за последние год-два участвовать в общественной и политиче¬ской жизни? И если да, то в какой форме?» почти каждый второй опрошенный молодой рос¬сиянин (49%) дал отрицательный ответ. Среди старшего поколения таких 37%.
Существует сложившийся стереотип, согласно которому молодежь всегда и везде гораздо радикальнее в политическом отношении представителей старших возрастных групп, в том числе и в плане предрасположенности к протестным формам участия. Однако результаты исследования показывают, что это совсем не так. В ситуации резкого ухудшения условий жизни готовы выйти на улицу и протестовать 17% респондентов старшего поколения и 11% молодых респондентов. «Идти на баррикады» и с оружием в руках отстаивать свои интересы готовы равное число, как молодых, так и старших россиян (по 4% соответственно). Любопытно, что на крайние меры для отстаивания собственных интересов чаще других готовы пойти, с одной стороны, молодые рабочие (7%), а с другой - молодые предприниматели (5%).
       Подавляющее большинство опрошенных россиян даже в условиях возникновения форс-мажорных обстоятельств будут ориентироваться на собственные силы, искать возможности дополнительного заработка. При этом стратегия опоры на собственные силы в старших возрастных группах сегодня находит больше сторонников, чем 10 лет назад (61 и 73%), а в молодежных несколько сокращается (62 и 60%). Практически каждый десятый молодой россиянин (11%) не исключает возможности эмиграции из России в случае, если дела в стране пойдут совсем плохо. В целом, как явствует из вышеприведенных данных, в обществе, причем во всех его возрастных когортах, доминируют те, кто коллективным формам социального протеста предпочитает индивидуальную адаптацию к возможному ухудшению условий жизни.
 
Морально-нравственные ценности молодежи

Для современной молодежи в целом характерен «моральный реля¬тивизм» и даже цинизм, равнодушие к каким бы то ни было идеалам. Эту точку зрения раз¬деляют 64% молодых респондентов и 70% - представителей старшего поколения. И только треть россиян придерживаются оптимистичного взгляда на ситуацию, полагая, что моло¬дежь тянется к высоким идеалам.
Как показал опрос, сегодня понятия морали и нравственности, по мне¬нию многих россиян, и особенно молодежи, приобретают зачастую характер ана¬хронизмов, пользоваться которыми - значит обречь себя на неуспех. Так, немногим менее половины опрошенных представителей молодежи (46%) в ходе опроса согласились с ут¬верждением, что сегодня россияне живут уже совсем в другом мире, отличном от того, что было раньше, и многие традиционные моральные нормы уже устарели. Противоположной точки зрения придерживается большинство молодежи, но далеко не подавляющее - 54% увере¬ны, что основные моральные нормы не подвержены влиянию времени и всегда остаются актуальными и современными.
Не только многие молодые россияне полагают естественным процесс моральной коррозии общества. Почти каждый третий респондент старшего возраста (31%) признал, что моральные нормы «стареют» и уже не соответствуют современным нормам и ритму жизни. Кроме того, более половины молодежи и людей старшего возраста считают совершенно недопустимыми хамство, грубость и использование нецензурной лексики, пьянство и алкоголизм, деловую необязательность и проституцию. Практически половина опрошенных в обеих группах не приемлют и супружескую измену. Как показывают исследования, в целом россияне демонстрируют достаточно высо¬кий морально-нравственный уровень, во всяком случае, на словах.
Показательно, что в отношении моральных норм, регулирующих сферу семейной жизни (супружеская измена, аборты), молодежь оказалась даже более строгой, чем люди старшего поколения. В частности, аборты здесь осуждаются почти на 9% чаще, чем в поко¬лении отцов.
Безусловно, декларирование своей приверженности тем или иным морально-нравственным нормам, далеко не тождественно тому, как люди ведут себя в реальной жиз¬ни. Более того, по ряду позиций - отношению к гомосексуализму, использованию секса в корыстных целях, уклонению от налогов, курению, употреблению крепких спиртных напитков - зона распространения моральных запретов даже расширилась (на 2— 8%).

Русский вопрос в современной России

        По расчетам «Statistics Group» реальное сокращение русских оказывается вдвое больше, чем это зафиксировано последней переписью, и значительно больше, чем уменьшение общей численности населения страны. Следовательно, за последние 15 лет произошло резкое падение доли русских - тенденция, несущая с собой серьезные геополитические проблемы.
        Сколько-нибудь достоверные сведения о движении русского народа до первой послевоенной переписи населения 1959 года отсутствуют. Одна из причин в том, что вплоть до окончания Великой Отечественной войны происходили неоднократные изменения численности населения страны, связанные как с потерей отдельных территорий, так и их обратным вхождением в состав Советского Союза.
        К 1920 году по сравнению с 1913 годом население страны сократилось на 14%. Сюда входят военные потери, гибель населения от голода и эпидемий, эмиграция, а также потеря населения в результате отторжения западных регионов и отделение Прибалтики. Если население России за указанные годы сократилось на 2%, то Украины – на 25%, Беларуси – на 40% и Молдавии – в 9 раз. В составе населения потерянных территорий еще с дореволюционных времен были русские. Без Польши и Финляндии в остальных потерянных регионах по грубым оценкам к началу 20 века проживало примерно 2,3 млн. русских, - лиц с православным вероисповеданием и считавших русский язык родным.
       Уже перед Великой Отечественной войной и в ее завершающей стадии в состав СССР вошли отторгнутые ранее районы: три прибалтийских республики, западные области Украины и Беларуси, а также Бессарабия и Северная Буковина. Население вошедших в состав СССР регионов по официальным оценкам составляло 20,1 млн. человек. Имеются и другие оценки, диапазон которых от 17 до 23 млн. человек. Независимо от того, какова была численность населения, проживавшего на присоединенных территориях, в ее составе были и русские. Это обстоятельство затрудняет сопоставимость национальной структуры населения страны в целом. Оно затруднительно также и для России, границы которой неоднократно менялись: выход из РСФСР Казахстана, бывшего до 1936 годжа автономией (русских было примерно 2 млн.), преобразование Карелии из союзной республики в автономную в составе РСФСР, передача Крыма Украине (русских свыше 1 млн.), присоединение Тывы, возвращение Южного Сахалина и Курил. Однако уже с 1959 года – года проведения первой послевоенной переписи населения вплоть до распада СССР, границы страны оставались неизменными.
В разное время советского периода на численность населения России и русских влияло не только естественное движение, но и другие обстоятельства. Одно из них – изменение национальной принадлежности гражданами страны. Население со смешанной кровью обычно избирает ту национальность, у которой больше кажущихся и реальных преимуществ. С подобным Россия в массовом порядке столкнулась в довоенные годы. В период с 1926 г. по 1937 г. численность русских, проживавших в Советском Союзе, увеличилась на 16,1 млн. человек или на 20,7% при росте численности всего населения на 11,6%. Очевидно, что в общей величине полученного прироста примерно 7–9 млн. никак не могут быть естественным приростом русских. Это, скорее всего, результат преимущественного выбора русской национальности в смешанных браках как во время проведения переписи 1937 г., так и проходившей несколько раньше паспортизации городского населения. Заметим, что в этот период численность белорусов возросла только на 4,3%, евреев – на 1,5%, а мордвы сократилась на 7%.  Другое обстоятельство – гибель населения страны в годы Великой отечественной войны. Советский Союз в годы войны потерял 27 млн. мирных граждан и военнослужащих, что составило примерно 14% довоенной численности населения. По сути, погиб каждый седьмой. В числе погибших на долю русских приходится 12,6 млн. человек, из которых мирных граждан – 6,9 млн. (в оккупации находилась лишь часть РСФСР, поэтому потери составили лишь 38% всех потерь мирного населения) и военнослужащих – 5,7 млн. или 65,5% всех военных потерь. Дело в том, что и в начале войны и в ее первые годы доля русских среди всех находящихся в действующей армии составляла 2/3. В это время территории Украины, Беларуси и ряда других республик находились в оккупации. Лишь позже, по мере наступления Красной Армии, доля русских в потерях стала снижаться из-за возросшего призыва военнообязанных на освобожденных территориях. Таким образом, основную военную ношу вынесли русские, на долю которых пришлись наибольшие потери военнослужащих, состоящие из молодых трудоспособных мужчин. Русские несли и наибольшие потери по сравнению с другими национальностями во время репрессий 30-х годов.
Третье обстоятельство – это сокращение в результате миграции численности русских, проживающих на территории России. Промышленный подъем национальных окраин в довоенные годы вызвал массовые, не всегда добровольные переселения квалифицированных кадров в районы Средней Азии и Закавказья. К примеру, хлопчатобумажное производство в Узбекистане базировалось, как и всюду, на использовании женского труда, но не местного населения, а привозного из областей центральной России, в частности, из Ивановской области. Авиационный завод в Ташкенте, отстроенный после землетрясения, был укомплектован русским, украинскими, белорусскими инженерами и рабочими.
Особенно заметное сокращение численности русских в России произошло в середине 50-х годов. На освоение целинных земель, в основном в Северном Казахстане, были направлены сотни тысяч людей из районов Центральной России, разоренных и обезлюдевших в годы войны. Только Смоленская область в 1951–1960 годы от миграции в другие районы, преимущественно на целинные земли потеряла 250 тыс. человек, или почти 22% населения, Тверская область потеряла 260 тыс., или 14% и т.д.
В результате военных и миграционных потерь численность русских в России к переписи 1959 г., с одной стороны, сократилась примерно на 15 млн. человек, а, с другой, увеличилась на 7–9 млн. за счет других национальностей, идентифицировавших себя в 30-е годы как русских.
         В это же время в ряде республик Средней Азии и Закавказья усилился национализм. Русских вытесняют с руководящих должностей, их социальные потребности удовлетворяются в меньшей мере, чем местного населения.
      Во внутрисоюзных миграциях участвовали не только русские и другие российские народы, но и титульные народы всех союзных республик. Причем большая часть из них направлялась в Россию. На дату всесоюзной переписи 1989 года в населении России было 4,4 млн. украинцев, 1,2 млн. белорусов, 245 тыс. узбеков, таджиков, киргизов и туркмен, 636 тыс. казахов, почти один млн. азербайджанцев, армян и грузин, 173 тыс. молдаван и 163 тыс. латышей, литовцев и эстонцев. Всех их в населении России было свыше 5,3%. Русских в населении остальных 14 союзных республик было 18,1%, -доля была в 3,4 раза больше.
В 1989году в России было 119,9 млн. русских и за пределами России проживало 25,3 млн., или 17,4% всех русских, живших на пространстве, получившем название постсоветское (в 1979 г., соответственно, 23,9 млн. и 17,4%). В течение 1991–1995 годов вернулось в Россию из нового зарубежья 2218 тыс. русских, но 486 тыс. человек выбыли обратно, в следующее пятилетие (1996–2000) вернулось в Россию 4,6 млн. русских и выбыло свыше 1,4 млн. Выбывшие за десятилетие 2 млн. русских – это те, кто на исторической родине столкнулся не только с материальными трудностями, но и с неблагожелательным отношением к ним со стороны государства. Россия в те годы проводила миграционную политику, противоречащую ее национальным интересам. Осуществляя миграционную политику, она не воспользовалась опытом развитых стран, переживших подобные ситуации.
       Сокращение численности русских в России в действительности значительно больше, чем это зафиксировано последней переписью населения.
       Тема «русского» вопроса часто используется политиками, выдвигающими основной лозунг политической борьбы «Россия для Русских». Впрочем, другие политики эксплуатируют прямо противоположные лозунги, например, «Россия без русских».
 
Китайское присутствие в России: промежуточные итоги

За небольшой период времени в России сложилась китайская диаспора, принявшая или принимающая в городах форму компактных землячеств анклавного типа с замкнутой системой жизнеобеспечения. Эти землячества «оказались в состоянии аккумулировать и целенаправленно использовать огромные денежные средства, заведомо действуя в ущерб России.  Одновременно китайцы, занимающиеся сельским хозяйством, на широких пространствах от Урала до Дальнего Востока превратились в поставщиков сельскохозяйственной продукции, что имеет и плюсы, не только экономические, но и социальные.
Китайские землячества отличаются высокой деловой активностью и стремлением к закреплению в тех сферах предпринимательства, где можно рассчитывать на быстрое первоначальное накопление капитала, – в торговле, общественном питании, строительстве, гостиничном бизнесе. Легальное предпринимательство, даже сосредоточенное в высокодоходных отраслях с непродолжительными циклами оборота капитала, с точки зрения темпов и масштабов накопления не вызывает интереса из-за неизбежного налогообложения и накладных расходов. Отводимая землячествам экономическая роль в большинстве случаев сводится к реализации многочисленных «теневых» схем извлечения максимальной прибыли. В любом случае основу деятельности большинства обосновавшихся в России китайских фирм составляет нелегальный бизнес.
В правовом отношении землячества представляют собой неформальные объединения, не имеющие органов управления. Тем не менее, вся их деятельность регламентируется узким кругом наиболее состоятельных лиц. С точки зрения социально-экономического устройства землячества – это вертикальные структуры, в которых предусмотрено буквально все. Здесь есть банки и инвестиционные компании; производственные и торговые фирмы; оптовые склады крупных фирм, доставляющих товары из Китая и Юго-Восточной Азии; юридические фирмы; газетные издательства; рынки, магазины, рестораны и торговые центры; учебные заведения и детские сады; медицинские учреждения; предприятия сферы услуг, включая ремонт компьютерной и бытовой техники, а также сеть развлекательных заведений. Китайские землячества стремятся обзаводиться собственными автохозяйствами.
Для китайских этнических образований характерно стремление максимально сохранить свою идентичность и одновременно всеми мерами расширить свое присутствие в принимающем обществе. Едва возникнув, землячества сразу же начинают вести борьбу за жизненное пространство. Как показывает опыт разных стран мира, целью этих усилий является образование замкнутых компактных поселений. В них воспроизводятся традиции, обычаи и порядки их исторической родины, с которой китайцы поддерживают самые тесные связи.
В России китайские мигранты нашли весьма благодатную почву для нелегальной деятельности. Многие из них под влияниям многолетней пропаганды убеждены, что Россия захватила исконные китайские земли, простиравшиеся чуть ли не до Урала, а потому чувствуют себя хозяевами, которые «берут свое, а не грабят чужое».
Подобная психология оправдывает любые противоправные действия, в том числе неприкрыто варварское обращение с природными богатствами, наблюдаемое в настоящее время в Сибири и на Дальнем Востоке. В Приморье, например, ежегодно нелегально вырубается до 1,5 млн. кубометров древесины, что приносит теневым структурам не менее 150 млн. долларов прибыли – почти половину годового бюджета края. По оценкам Всемирного фонда защиты природы такие масштабы вырубки угрожают полным исчезновением лесов в самое ближайшее время. В целом по Дальнему Востоку нелегальная продажа леса приносит 450 млн. долларов прибыли в год, причем две трети этой суммы достаются иностранным операторам, в основном китайского и южнокорейского происхождения.
Самым варварским способом истребляется животный мир. В сводках пограничного управления ФСБ по ДВО сообщалось как о достаточно обыденных фактах, что при задержании у китайских курьеров были обнаружены лапы 210 убитых медведей, у других – 250 кг губ убитых лосей, у третьих – 2500 шкурок соболя.
Серьезный ущерб нанесен в последние годы лесам Иркутской области. Приобретая разрешение якобы на санитарную рубку, лесозаготовители (как правило, нанимаемые китайцами местные жители) в дальнейшем действуют по собственному усмотрению, вырубая первосортный пиловочник и заготавливая только нижнюю, наиболее ценную часть ствола, а остальное бросается на месте рубки.
Благодаря китайской миграции Россия в короткие сроки оказалась вовлеченной в такое международное разделение труда, при котором ей отведена роль рынка сбыта в основном низкокачественной, отбракованной при реализации на других рынках продукции. Экономически подобная дешевая продукция не безобидна, поскольку российская (в первую очередь легкая) промышленность несет потери в конкурентной борьбе. Начиная с отдельных палаток на рынках Москвы и других городов, торгующих контрабандным китайским ширпотребом, землячество становится сначала арендатором, а затем и собственником жилых и производственных помещений, приобретает земельные участки под новое жилое, хозяйственное и производственное строительство. Постепенно контрабанда дополняется собственным производством контрафактной продукции. На подпольных фабриках в Москве и Подмосковье из не самых качественных материалов нелегалы шьют одежду с товарными знаками западных фирм, изготавливают игрушки, нередко опасные для здоровья, парфюмерию и косметическую продукцию. По доходности этот подпольный сектор экономики землячеств опережает торговлю контрабандной продукцией, которую приходится везти из Китая окольными путями – в частности, через Польшу. В дальнейшем эту продукцию распространяют уже преимущественно российские «коробейники». Все это ведет к вытеснению российской продукции с отечественных рынков сбыта.
Распространяясь по территории страны, китайские землячества изначально ориентированы на то, чтобы приносить доходы только «своим» (если, конечно, не принимать во внимание неизбежные при этом «откаты» и взятки в пользу коррумпированного российского чиновничества и российского криминала). Иначе говоря, все новые участки исключаются из общероссийского экономического пространства и обслуживают интересы не отечественной, а иностранной – в данном случае китайской – экономики.
Важным источником доходов для китайских землячеств, особенно в Москве, стало обслуживание нелегального транзита мигрантов, следующих из Китая в Европу и другие части мира. Не следует строить иллюзии, будто подобный транзит политически и экономически нейтрален. России всегда можно предъявить обвинение в попустительстве нелегальной иммиграции, в том, что она нарушает подписанное с ЕС соглашение о реадмиссии. Любой нелегал может быть возвращен в Россию, если будет доказано, что он проник в Европейский союз через российскую границу. Между тем депортация только одного нелегала обходится госбюджету в среднем в 1–1,5 тыс. долларов.
К этому следует добавить криминальную сторону присутствия китайских землячеств. Начиная с 1996 года, китайские мафиози активно участвуют в международных поставках в Россию маньчжурской конопли и героина. Преобладание в составе землячеств нелегалов приводит к распространению прочих видов криминала – краж, бандитизма, разбойных нападений, похищений людей, убийств. Только в 2002 году в Москве было совершено 264 подобных преступления.
Численность мигрантов из КНР постепенно растет: если на начало текущего столетия наиболее достоверной считалась оценка в 400–500 тыс. человек легальных и нелегальных мигрантов, то сейчас она сместилась к значению 500–600 тыс. человек. Наши источники сообщают, что «в КНР уже разработана государственная программа заселения Дальнего Востока. Китайские государственные службы не только оформляют своим гражданам визы, но и помогают им легализоваться в России, сообщают адреса, по которым можно поселиться в Хабаровске, Владивостоке, Благовещенске, дают инструкции, как быстрее вписаться в российскую жизнь».
Фактическое присутствие китайцев расширяется, принимая самые разнообразные формы – от роста количества китайских, преимущественно строительных, фирм и скупки недвижимости (в том числе на подставных лиц) до дающих право на получение российского гражданства фиктивных браков, в оформлении которых инициатива нередко принадлежит российским женщинам. Подобного рода замужество превратилось для российских женщин в выгодный бизнес – сообщается о случаях, когда на одну женщину приходится до двух десятков таких браков. Стоимость фиктивного брака в среднем 5 тысяч долларов.
Закладываются и основы китайского присутствия на перспективу: в ДФО растет число детей, рожденных не столько в законных китайско-российских браках (их немного), сколько в результате внебрачных связей. Так, в  Благовещенске из полутора тысяч новорожденных в 2002 году на долю метисов с ярко выраженными признаками монголоидной расы пришлось почти 20%, причем лишь в 21 случае официальным отцом был гражданин КНР. В 2003 году таких младенцев было уже 37%.
Дальневосточный федеральный округ постепенно обретает черты северо-восточного азиатского государства.

Военная политика России

     В 2010 – 2011 годах Россия резко активизировала свою внешнюю и внутреннюю военную политику. С учетом последствий кавказского кризиса 2008 г. были введены в действие два новых концептуальных документа -  «Стратегия национальной безопасности РФ до 2020 года» и «Военная доктрина РФ» – определяющих характер и основные направления военной политики России в интересах обеспечения национальной безопасности государства на среднесрочную перспективу.
      Текущая военная политика оказывает серьезное влияние на все сферы жизнедеятельности российского государства: политическую, социальную, и особенно экономическую. Кардинальных изменений в лучшую сторону в отношениях армии и общества пока нет: престиж военной службы не растет, военные расходы РФ стабильно увеличиваются, потребляя значительную часть бюджета государства.
       Продолжается реформа Вооруженных Сил РФ. В конце 2009 г. объявлено об успешном завершении ее первого этапа – решении «задачи по созданию принципиально новой организационной основы армии и флота».
        Изменение характера вооруженной борьбы и войны в целом повышает расходы на разработку новых образцов вооружения и техники, которые можно эффективно применять для решения нетрадиционных задач обеспечения национальной безопасности, в том числе для действий в новой боевой среде среди гражданского населения. Россия, несмотря на вхождение в мировую десятку лидеров по военным расходам, в данном компоненте пока серьезно отстает. А это означает, что новые задачи обеспечения военной безопасности России пока придется выполнять старыми средствами.
       Задача повышения эффективности военной политики является для России крайне актуальной, так как при использовании военной силы для обеспечения своих национальных интересов она может рассчитывать практически только на собственные ресурсы. Поэтому Россия заинтересована в обеспечении мирной обстановки вдоль своих границ. На западе и востоке у границ России располагаются два субъекта международных отношений с мощным военным потенциалом (НАТО и Китай), на юге – очаги потенциальных конфликтов на Кавказе и в Центральной Азии. Следовательно, военная реформа нуждается в целенаправленной политической и дипломатической поддержке, в том числе и через налаживание взаимовыгодного международного военного сотрудничества.
       Опыт реформирования военной организации России представляет практический интерес для многих стран, осуществляющих собственные реформы государственных институтов или планирующих подобные проекты на будущее.
         Наращивание военного и военно-экономического потенциала не является главным инструментом сохранения России как целостного и независимого государства. Но то, что военная политика, наряду с энергетической, является наиболее действенным инструментом государственной политики, пока трудно оспорить.
      Главной проблемой военной политики России на современном этапе следует считать не нехватку финансовых ресурсов на военную реформу и даже не крайне низкий престиж военной службы, а отсутствие единого подхода руководящей элиты к пониманию места и роли военной политики в жизни страны. Военная политика не является инструментом устойчивого развития страны.
         Стратегия национальной безопасности имеет ряд противоречий, не позволяющих мобилизовать ресурсы страны для достижения конечной цели – обеспечение безопасности страны.  Цели и задачи национальной безопасности не содержат конструктивных элементов. Не определены понятия «военной опасности» и «военной безопасности». Обеспечение национальной безопасности с опорой на оборону может быть формой существования государства, но только какое-то определенное время, – что история СССР и доказала (сегодня по этому пути идет Северная Корея). Оно не может быть формой устойчивого развития, а лишь условием такого развития и фактором обратного влияния.
       Национальная оборона объявлена одним из трех основных приоритетов национальной безопасности, а стратегическая стабильность – одним из приоритетов устойчивого развития России. Но стратегическая стабильность в современных условиях имеет пока только ракетно-ядерную составляющую, и то лишь в российско-американских отношениях. Поэтому в настоящее время Россия может позволить себе использовать некий промежуточный способ обеспечения безопасности, обходясь без одного из двух исторически самых эффективных способов – быть самым сильным или присоединиться на равных к союзу сильных.
       В обозримом будущем Россия не может стать самой сильной державой. Ни теория, ни практика военной политики пока не выработали методики и инструмента оценки реального состояния военной безопасности России. Предложенные в Стратегии оценочные показатели – «уровень ежегодного обновления вооружения, военной и специальной техники» и «уровень обеспеченности военными и инженерно-техническими кадрами» – позволяют судить об эффективности некоторых аспектов модернизации ВС РФ, но не дают возможности оценить степень готовности вооруженных сил и их способности выполнять задачи по обеспечению национальной безопасности государства.
      К каким последствиям приводит подобный подход к обеспечению военной безопасности, можно судить по результатам военной политики России последних лет.
      Главными направлениями военной политики России в рассматриваемый период были:
• во внутренней военной политике – реформа вооруженных сил и модернизация военно-промышленного комплекса страны;
• во внешней военной политике – сохранение режима обеспечения стратегической стабильности, укрепление военно-политического сотрудничества на постсоветском пространстве и улучшение отношений с США и НАТО.
К основным факторам, определявшим выбор приоритетов текущей военной политики России и промежуточные результаты реформы Вооруженных Сил, наряду с вводом в действие новых концептуальных документов, следует отнести:
• критическое осмысление руководством страны состояния Вооруженных Сил по результатам их участия в разрешении конфликта на Кавказе в августе 2008 г.;
• отказ стран Запада начать конструктивный диалог с Россией по вопросу о совершенствовании системы обеспечения международной безопасности в Евроатлантическом регионе;
• двойственность политики НАТО по отношению к России (предложения о расширении сотрудничества наряду с подтверждением курса на расширение блока, в том числе за счет приема в него Грузии и Украины);
• сохранение очагов потенциальных вооруженных конфликтов на Кавказе и в Центральной Азии;
• изменение характера российско-американского диалога по обеспечению стратегической стабильности (подписание нового договора по сокращению стратегических наступательных вооружений при одновременном сохранении планов США по развертыванию системы противоракетной обороны в Европе);
• продолжающийся рост военной мощи Китая;
• снижение темпов экономического развития страны в условиях глобального кризиса;
• продолжающуюся стагнацию большей части военно-промышленного комплекса страны;
• сокращение финансовых возможностей РФ по комплексной реформе военной организации государства;
• отсутствие активной поддержки военной реформы со стороны населения страны.
      Намеченные Стратегией и Доктриной-2010 задачи по «укреплению национальной обороны» и «строительству и развитию Вооруженных Сил и других войск» стали еще одним важным фактором влияния на военную политику России.
      Исходя из содержания статьи 32 Стратегии, главными задачами государства по укреплению национальной обороны следует считать:
• сохранение потенциала стратегических ядерных сил;
• наращивание количества частей постоянной готовности;
• совершенствование оперативной и боевой подготовки;
• организацию межвидового взаимодействия войск и сил;
• уточнение системы комплектования ВС РФ и других войск;
• повышение престижа военной службы и статуса офицерского состава;
• выполнение государственных программ по разработке и созданию вооружения и военной техники.
      В нынешних условиях определение вероятных противников и характера возможных конфликтов – это очень сложная задача для любого государства. Неопределенность и непредсказуемость развития международной обстановки вынуждает большинство стран придерживаться традиционных моделей военной политики. Их адаптация к современным реалиям идет практически в режиме удовлетворения текущих потребностей группировок вооруженных сил, участвующих в конкретном вооруженном конфликте в том или ином регионе мире.
      Опыт передовых стран, в первую очередь США, позволяет сделать вывод, что большинство стран приступили к перераспределению своих научных и военно-экономических ресурсов для подготовки к «нетрадиционным войнам». Около 40% средств расходуются на программы двойного назначения, такие как транспортные самолеты C-17s и примерно 10% выделяется на средства вооруженной борьбы для нетрадиционных или ассиметричных военных действий.
            Нельзя не отметить еще одну тенденцию в изменении сущности современных конфликтов: успех в военном конфликте определяется не только фактическим результатом вооруженного противоборства сторон, но и тем, как эти результаты доносятся до мирового сообщества и интерпретируются в сознании граждан своей страны. Иначе говоря, меняется соотношение самой вооруженной борьбы и других форм противоборства (информационной, дипломатической, экономической) в военном конфликте, что влечет за собой необходимость перераспределения ресурсов между компонентами не только военной организации, но внутри всего государства, а также изменение характера участия гражданских министерств и ведомств в военной политике страны.
      С учетом этих факторов Россия выделяет пять главных задач развития Вооруженных Сил:
• Совершенствование организационно-штатной структуры и системы базирования войск с переводом всех боевых соединений и частей в категорию постоянной готовности;
• Повышение эффективности системы управления Вооруженными Силами;
• Совершенствование системы подготовки кадров, военного образования и военной науки;
• Оснащение Вооруженных Сил современным оружием;
• Решение социальных проблем военнослужащих.
        Согласно намеченному плану по изменению организационно-штатной структуры ВС РФ были ликвидированы  90% воинских частей в сухопутных войсках, 48% частей в ВВС и 49% частей в ВМФ. Отдельные рода войск подверглись меньшему сокращению.
       При практически неизменной численности личного состава (около 1 млн. чел.), Вооруженные Силы РФ потеряли 205 тыс. офицерских должностей и около 140 тыс. прапорщиков.
        В течение 2010-2011 годов были заменены практически все командующие видами и родами Вооруженных Сил, командующие войсками военных округов и флотов, а также командиры нижестоящих степеней.
      Грядет переподчинение военных округов и флотов новым территориальным командованиям и новое перебазирование авиации и флота.
      По заявлению начальника Генерального штаба ВС РФ (НГШ ВС РФ) на слушаниях в Совете Федерации 8 июня 2010 г., в ВВС из 245 аэродромов останутся 27, которые будут использовать 8-10 объединенных авиабаз. В ВМФ останутся две военно-морские базы. В Сухопутных войсках будут дополнительно сформированы три общевойсковые армии и 6 мотострелковых бригад. Из 8 тыс. военных городков останется 184, а общее количество воинских частей в Вооруженных Силах будет сокращено до полутора тысяч, или почти наполовину. Будет ликвидировано Главное управление боевой подготовки и службы войск, подчинявшееся НГШ. Подлежит реформированию штаб Тыла и вся система тылового обеспечения Вооруженных Сил.
      Эффективность данных планов можно будет оценить лет через пять-шесть после их осуществления. Но то, что их реализация за счет сокращения военных городков в малонаселенных районах страны (в Сибири, на Дальнем Востоке и в других местах) не будет способствовать устойчивому развитию страны, уже сегодня представляется вполне очевидным.
        В новом 150-тысячном офицерском корпусе ВС РФ 40% (60 тыс. чел.) – это лейтенанты и старшие лейтенанты, которые прослужили в армии менее 5 лет и не успевшие стать профессионалами военного дела. Можно ли считать такую армию боеготовой и способной обеспечить военную безопасность государства?
       Очевидно, что «нового офицера» должна готовить новая система военного образования. Без этого офицерского корпуса не создать. Президент России поставил задачу военному руководству: «Надо совершенствовать систему военного образования». И министерство обороны выполняет эту задачу, руководствуясь единственным принципом «эффективного использования финансовых возможностей государства». В 2010 г. набор слушателей и курсантов в военно-учебные заведения сокращен до минимума, что не позволяет говорить о плановой замене офицеров, выбывающих с военной службы.
      Задача подготовки офицерского состава является составной частью более общей задачи – «уточнения системы комплектования ВС РФ и других войск». Комплектование ВС РФ личным составом остается одной из главных проблем текущей военной политики государства. Фактическое признание провала программы комплектования армии и флота контрактниками и возврат к массовому призыву на военную службу является свидетельством ограниченных финансовых возможностей государства и низкого престижа военной службы.
      Проблема усугубляется демографическим фактором. Генеральный штаб планирует призывать в ближайшие годы около 700 тыс. юношей ежегодно, а по прогнозам специалистов, в 2010 году совершеннолетних юношей в стране будет около 750 тыс. чел., в 2011 году – 670 тыс., в 2012 году – 620 тыс. и в последующие 10 лет их число останется на этом уровне. При этом третья часть от этого количества молодых людей не могут быть призваны по медицинским показаниям. Поэтому сегодня в российскую армию призывают всех физически годных, в том числе имевших в прошлом судимость. Готова ли армия, укомплектованная такими солдатами, к обороне своей территории?     Наверное, да. А к выполнению нетрадиционных задач? Неизвестно, принимая во внимание моральные качества таких солдат. Что подтверждается  фактами мародерства российских военнослужащих, охранявших место падения самолета польского президента под Смоленском, а также на территории Чечни, Дагестана, Ингушетии.
       Серьёзным вопросом для руководства Генеральным Штабом российской армии является призыв в армию молодых людей из Закавказских республик, в первую очередь, из Чечни и Дагестана. В Докладе военной Прокуратуры РФ за 2011 год отмечается, что 20% всех уголовно наказуемых преступлений в армии России совершают призывники с Кавказа. Они требуют к себе со стороны офицерского состава особого отношения, часто избивают и калечат солдат других национальностей и даже офицеров.
       Главный военный Прокурор отмечает, что коррупция в российской армии пронизывает не только низовые воинские структуры, но и в значительной части аппарат Минобороны. В секретных отчётах отмечается, что «в российских вооруженных силах массовые хищения оружия и военного снаряжения остаются нерешенной проблемой».
        Иногда преступления приобретают гротескный характер.
Так, в Санкт-Петербурге был обнаружен разобранный истребитель МиГ-31, который предполагалось распродать как металлолом. В других же случаях воровство имеет смертельные последствия. В Чечне коррумпированные российские офицеры продают повстанцам автоматы и мины, которые затем убивают российских солдат, сообщает крупнейшее информационное агентство Германии DPA. Эксперты оценивают ущерб российской армии от хищения оружия в период 1992 – 2009 годы в 10 млрд. евро.
       Газета Die Presse отмечает, что сомнительные сделки с горючим, в которых участвовали крупные командиры российской армии,  нанесли военному бюджету ущерб в 327 миллионов долларов.
       Согласно статистике, от действий российских офицеров в 2009 году более 540 военнослужащих пострадали, 16 погибли. «Масштабы офицерской преступности превысили всякие разумные пределы и достигли наивысшего показателя за последние 10 лет», - подчеркнул военный прокурор. При этом треть из всех преступлений носят коррупционный характер. С начала года к уголовной ответственности за преступления привлечены 286 офицеров и один генерал. Руководитель Главного военного следственного управления Следственного комитета РФ Александр Сорочкин в пятницу объявил, что в 2010 году во всех военных округах и на всех флотах "произошел всплеск" преступности среди солдат-срочников. Абсолютных цифр он не назвал, но ранее на этой неделе управление сообщало, что число уголовных преступлений увеличилось на треть.
       Важной задачей военной реформы является оснащение вооруженных сил современным оружием и военной техникой. В России эта проблема не является чисто военной, это проблема общенациональная. Россия унаследовала от СССР военно-промышленный комплекс (ВПК), который был основой экономики страны. Попытки превратить российский ВПК в экономический локомотив государства на протяжении десяти лет пока не дают видимых результатов. Очередная программа модернизации отечественного ВПК должна была стартовать в 2011 году. Министерство промышленности и торговли РФ предлагает тратить на нее ежегодно от 52 до 88 млрд. руб. до 2020 г. Сегодня на эти цели расходуется 33 млрд. руб.
       Президент поставил задачу Правительству РФ «довести ежегодное обновление вооружения и военной техники в среднем до 9-11 процентов в год. Это позволит к 2020 году поднять долю современных образцов военной техники до 70 процентов». К 2015 г. доля современного вооружения должна достичь 30%, то есть увеличиться в 3 раза. Способна ли российская промышленность поставить в войска такое количество действительно современного оружия, никто не берется предсказать. Но для решения этой задачи планируется увеличить долю расходов на национальную оборону в бюджете страны с 2,6% в 2010 году до 3,2% после 2013 года.
       По новой государственной программе вооружений в период 2011–2020 годов планируется потратить на вооружения 13 трлн. руб., но, по мнению руководства министерства обороны, денег необходимо в 2-3 раза больше. Это свидетельствует о том, что у разработчиков новой программы вооружений нет идеологической основы – количественных и качественных характеристик оружия и техники, которые необходимы вооруженным силам для потенциальных военных конфликтов ближайших 10 лет. Вероятно, они исходят из задач обеспечения национальной безопасности в мирное время. Но даже со стратегическими силами ядерного сдерживания нет полной ясности: испытания межконтинентальной баллистической ракеты «Булава» опять перенесены. В то же время Правительством РФ принято решение построить три крупных завода по производству новейших противоракетных систем.
       Решение социальных проблем военнослужащих и членов их семей Президент России увязал с повышением престижа военной службы, и такой подход оправдан. Однако только служебными квартирами, денежными надбавками и обещаниями высоких зарплат после 2012 года и высоких пенсий повысить престиж военной службы очень сложно. Исчерпан запас веры в российское государство.
      При назначении денежного довольствия в российской армии нет чётких нормативов или такие нормативы не соблюдаются. Например, только 43% офицеров элитных Воздушно-десантных войск (1 419 человек) получили в 2010 году дополнительные выплаты в размере от 45 до 125 тыс. руб. (в зависимости от занимаемой должности) в соответствии с приказом министра обороны № 400-А. В ракетных войсках стратегического назначения – так же прежде элитных войсках – дополнительные выплаты осуществляются со значительными задержками. Денежное довольствие солдат-контрактников и офицеров в воинской части министерства обороны, дислоцирующейся на Чукотке, вдвое ниже, чем у их соседей-пограничников, хотя расстояние между ними всего один километр.
Таким образом, следует констатировать, что результаты первого этапа реформы Вооруженных Сил не способствовали повышению уровня военной безопасности государства. Потребуется еще несколько лет, прежде чем новые объединенные группировки войск (сил) на стратегических направлениях достигнут требуемого уровня боевой готовности. В мирное время возлагать задачи по обеспечению военной безопасности государства на средства ядерного сдерживания не всегда является оправданным и уместным. Совершенствование военной организации РФ не стало действенным механизмом развития политической и экономической системы государства, гражданского общества, следовательно, не является пока фактором устойчивого развития России.
Российскому руководству хорошо известно, что НАТО создает вокруг российских границ сеть военных баз, на территории новых членов блока развивается инфраструктура для быстрого развертывания натовских контингентов, усиливается космическая, воздушная и радиотехническая разведка российской территории. Более 4 тыс. боевых самолетов НАТО отрабатывают варианты боевых действий с территории Норвегии, Польши, а в последние годы и стран Балтии, радиус их действия – до Урала. Предполагается размещение 10 противоракетных комплексов на территории Польши и радара в Чехии, которые, как утверждается, должны защитить США и Европу от гипотетического ракетного удара со стороны Ирана, тогда как география их размещения позволяет с их помощью контролировать российскую территорию до Урала. нейтрализуя стратегический потенциал России. Приближение военной системы НАТО к российским границам происходит и с юга. Еще в 2004 году, на саммите в Стамбуле, Североатлантический союз объявил Кавказ стратегической зоной своих интересов. Базы альянса уже существуют в государствах Закавказья и Центральной Азии, и расширение их сети будет продолжаться.
Все эти факты и тенденции, вся современная мировая ситуация – более чем серьезный импульс для военно-политического руководства России к экстренным действиям по восстановлению и адекватному поддержанию обороноспособности.
Национальная экономическая безопасность России
       Понятие «национальная экономическая безопасность» (НЭБ) широко используется в современной российской политической дискуссии. Однако его (понятия) экономическое содержание остается не вполне ясным. В России это понятие определяют как защиту национальной экономики от внутренних и внешних угроз, препятствующих ее развитию.
      Основными факторами, снижающими экономическую безопасность России, по общему мнению, являются теневая экономика, государственная коррупция, криминализация общества. Вполне очевидно, что экономические преступления регистрируются правоохранительными органами в меньшей степени, общую картину преступлений можно установить по чисто эмпирическим методикам.
      Лидером криминализации является топливно – энергетический комплекс (ТЭК) России. По данным департамента экономической безопасности только в 2005 году в ТЭКе украдено 2% российского ВВП.
        Внутри топливно-энергетического комплекса львиную долю экономических преступлений дает нефтегазовый комплекс (НГК). Выявленный ущерб по уголовным делам против отдельных фирм НГК сопоставим с ущербом от экономических преступлений в отдельных отраслях российской экономики, составляя миллиарды рублей.
        Экономические преступления в сфере машиностроения лишь на 30% меньше, чем в сфере ТЭК, в сфере оборота драгоценных камней и металлов и финансово – кредитной сфере на четверть ниже, чем в сфере ТЭК.
      Высокая криминализация нефтяного бизнеса связана с тем, что НГК сразу же после начала рыночных реформ стал сферой крупного бизнеса. Нефтяная отрасль контролировалась 9-ю вертикально-интегрированными компаниями – государственным ОАО НК «Роснефть», контролируемыми региональными администрациями ОАО «Башнефть» и ОАО «Татнефть», экс-советскими структурами ОАО НК «ЛУКойл» и ОАО «Сургутнефтегаз», а также новыми финансово-промышленными группами ОАО «Сибнефть», ОАО «ТНК-ВР», ОАО НК «Славнефть» и ОАО НК «ЮКОС». В 2007 году их число сократилось до 8-ми, поскольку активы ликвидированного ЮКОСа в основном перешли к «Роснефти». На долю этих гигантов приходится более 90% добычи, 85% переработки и 80% экспорта углеводородного сырья. В газовой индустрии концентрация еще выше: до 90% отрасли контролируется ОАО «Газпром», которое фактически является абсолютным российским монополистом по добыче и транспортировке газа.
       Каждая из этих фирм-гигантов сопоставима с крупнейшими зарубежными ТНК и является своего рода «государством в государстве». Они имеют широкие возможности для экономических правонарушений в особо крупных масштабах, которых заведомо нет у мелких и средних фирм.
      В нефтегазовой отрасли используются три наиболее типичных метода совершения налоговых и экономических преступлений.
Первый метод – это уклонение от уплаты налогов путем реализации готовой продукции под видом полуфабрикатов (товарной нефти – как скважинной жидкости, а добываемого газа – как газожидкостной смеси).
Второй метод – добыча углеводородного сырья сверх предусмотренных федеральными лицензиями нормативов, и, как следствие, теневой сбыт.
Третий метод –  применение вертикально-интегрированными компаниями подставных фирм и внутрикорпоративных (трансфертных) цен для минимизации налогообложения.
      Помимо преступлений чисто экономического характера, с целью наживы, российский НКГ страдает еще и от «нефтяного терроризма», направленного на достижение политических целей. После того как северокавказские террористы потеряли возможность нелегально торговать нефтепродуктами, они начали рассматривать объекты «нефтянки главным образом как мишени для террористических атак.
       Пока «нефтяной терроризм» в России ограничивается Северным Кавказом, где многократно взрывали нефте - и газопроводы, обстреливали нефтеперерабатывающие предприятия. Те не менее, попытки организовать теракты на объектах НГК уже зафиксированы в Поволжье и в Татарстане, где также существует опасность исламистского экстремизма.
        В первом приближении можно предположить, что экономические преступления «людей в белых воротничках» наносят более крупный ущерб. Однако в перспективе – в частности, по мере роста значения северокавказского региона в мировой нефтегазовой индустрии (в связи с освоением каспийской нефти) – приоритеты угроз могут измениться.
     Однако даже если нефтегазовой индустрии не угрожают ни криминалитет, ни терроризм, все равно экономике страны, специализирующейся на добыче и экспорте углеводородов, угрожает высокая опасность. Опасность национальной экономике несет слишком успешное развитие НГК.
Поскольку бизнес в НГК сильно зависит от политических условий, политическое рентоискательство препятствует технической модернизации – даже обновлению оборудования в самом НГК.
Фирмы-экспортеры получают от продажи ресурсов быстрые и достаточно легкие сверхдоходы, что увеличивает относительную норму отдачи от стратегии выведения активов (эта стратегия хорошо описывается простонародным российским выражением «хапнуть и убежать»). В результате власть закона теряет свою привлекательность для агентов, обогащающихся за счет применения стратегии выведения активов. Вместо того чтобы разрабатывать рассчитанные на длительную перспективу проекты модернизации отрасли, предприниматель разрабатывает схемы уклонения от уплаты налогов и вывода капитала за рубеж. Применением этой стратегии, требующей особых отношений с властью, активно занимается как бизнес-элита, тесно связанная с государством, так и непосредственно сама государственная элита, активно занимающаяся бизнесом.
 
Власть и организованная преступность

   Российская организованная преступность (ОПГ) имеет в России не только значительную долю материальных активов, но и конкретную политическую власть. Государственная правоохранительная система пытается противостоять этому злу. Однако ОПГ показывают умение концентрировать ресурсы на главных направлениях. Члены ОПГ участвуют в политических выборах и выигрывают их, становясь губернаторами, мэрами городов, главами поселений, депутатами всех уровней.
    Движение по созданию под руководством народных избранников, вместе с представителями других ветвей власти, организованных, устойчивых криминальных группировок с целью абсолютного захвата власти и ресурсов конкретного муниципального округа, а иногда и всей области, возникло в России не вчера. Корни идут еще от структур КПСС, после развала СССР. Но если в 90-е годы банды были носителями классического примитивного силового бандитизма и рэкета, то с начала 2000-х годов направленность деятельности наиболее дальновидных преступных сообществ изменилась.
   Представители ОПГ пошли во власть, а зачастую, и сами представители власти начали создавать ОПГ. Потому что любая государственная власть дает доступ к бюджетным средствам и материальным ресурсам данного региона, что намного безопаснее уличной преступности по одной и той же причине - власть сама себя наказывать не будет. 
   На большей части России ОПГ с административным ресурсом  полностью подменили систему местного самоуправления и являются наиболее простой бизнес - схемой в бюрократизированной стране. Создание ОПГ не требует инвестиций и начального капитала. ОПГ создается для улучшения жизни участников преступных сообществ и получения прибыли. В ОПГ действуют смелые, инициативные и умные люди, делающие сделать быструю карьеру. Отсутствуют национальные, сословные и классовые различия. Наказание — реально и неотвратимо. Премии — моментально и по справедливости. ОПГ гарантирует защиту и обеспечивает безопасность своих членов. Полное отсутствие бюрократии — быстрота принятия решений.
Ситуация с криминализацией власти в структуре местного самоуправления намного меньше зависит от человеческого фактора, чем это принято считать. Можно сказать, что и вообще не зависит. Можно даже сказать наоборот: если глава местного самоуправления действительно является выразителем воли и потребностей населения данного округа, то вот в этом случае здесь присутствует его личный человеческий фактор. На самом деле все происходит так же, как это происходило в других странах. В демократических странах Запада это по объективным геополитическим причинам произошло значительно раньше. В России процесс задержался, но он идет.
   Конец 80-х годов. СССР полностью проиграл экономическое соревнование со своими западными оппонентами. Особенно это касалось одной из самых важных компонентов милитаризованной страны – обороны. Так называемая «холодная война» была полностью проиграна. У СССР не хватило ресурсов. Народ нищий и обманутый, особенно в сфере национальной политики и распределении национального богатства. Развал СССР показал всю убогость немотивированной материальной системы развития общества. Страна вернулась в свое нормальное состояние, но в сильно урезанных границах, в том числе, и экономического пространства.
  Перемена власти с тоталитарной на демократическую, даже чисто теоретически, не могла сразу улучшить состояние разоренной гонкой вооружений и политическими амбициями КПСС экономики страны. Нищее население без гарантированных источников существования, страна на гране голода, потоки беженцев, разгул уличной организованной преступности. Массовые убийства и террор по отношению к  русскоязычному населению в национальных окраинах страны. Экономика, которая не приспособлена работать в рыночных условиях. Каждый выживал, как мог.
  Демократия и нищета - несовместимые понятия. Исторически нищета российского населения всегда сдерживала реформы, которые проводились еще в царской России. Вся экономика России формировалась вокруг добычи ресурсов, и намного меньше внимания уделялось развитию и совершенствованию качества населения, как возможного основного производителя национального продукта. Никогда не существовало значительной части населения, которое являлось бы носителем и потребителем демократических ценностей. Зато всегда была идея «отнять и поделить». 
  Так Россия вступила в эпоху своего демократического развития. Без валютных запасов, без продовольствия. Экономическая ситуация на мировом рынке вообще была крайне неблагоприятна для России – очень низкие цены на энергоносители. Да еще и крайне враждебное отношение по всему периметру новых границ. Государственный долг СССР, правопреемником которого стала Россия, никак не способствовал быстрому восстановлению экономики. Невероятная и беспрецедентная в мировой практике реформа по приватизации государственной собственности проходила в обстановке полного хаоса и коллапса государственных структур и высочайшей степени криминализации общества. Криминализация выросла до военных угроз. Началась война на Кавказе. Все эти факторы предвещали неизбежный скорый развал российского государства и постепенную гибель нации, как это было уже с великими империями прошлого.
 Но, Россия выстояла и выжила. Начала выстраиваться вертикаль власти - единственная в тот момент возможность не потерять страну. Чтобы выстроить эту вертикаль власти сверху и донизу, нужны были люди, лояльные к власти.
 Первый резерв на лояльность составляли силовики, действующие и недействующие. После распада СССР служивый люд оказался в глубокой социальной пропасти. Они стали просто не нужны. Все силовые структуры деградировали и не были способны хоть как то обеспечить сотрудников для достойной жизни. Вдобавок ко всему резко упал престиж службы, особенно военной. Меньше пострадали органы МВД, но только потому, что сама служба давала большой коррупционный ресурс. Очень сильно пострадали все специальные службы государственной безопасности, сотрудники которых были хорошо профессионально подготовлены. В общем, все служивые - действующие и те, кто на пенсии, остались без средств существования и еще, вдобавок за все прегрешения КПСС, всенародно униженными. Что им было делать? Идти в бизнес? Да, они пошли в бизнес - с навыками по владению оружием, конспирации, слежке, пыткам и другими, сугубо профессиональными навыками.
Второй человеческий резерв – это не успевшие состояться в СССР комсомольские и молодые партийные работники. КПСС нет - и движения по партийной линии тоже нет. До реальной власти стало необычайно далеко. Из этого человеческого ресурса вышли многие деятели современной России: политики, олигархи, миллионеры, известные террористы и националистические деятели, руководители ОПГ и прочие «герои России». Этот человеческий ресурс – самый опасный в социальном плане, потому представители ресурса хотят не только денег, но и безграничной личной власти.
Третий человеческий ресурс для «вертикали власти» представляли руководители бандитских формирований, которые сколотили немалые состояния на крови и сумели избежать заслуженной кары. Надо отметить, что среди них в процентном отношении больше всего талантливых и смелых негодяев. Они так же, как и все искали место в бизнесе для приложения своих капиталов и место во власти для легализации своего положения.
Вот это три основных составляющих для формирования вертикали власти. К ним еще необходимо добавить и действующие органы правоохранительных и судейских структур. Но никто из выше перечисленных граждан за идею долго работать бы не стал. А нужно было провести долгосрочную и тяжелую работу по установлению государственной власти на всей территории России и возврата основных ресурсов России под государственное управление. Другими словами, создать единое экономическое и правовое пространство  и любым способом обеспечить приток денег в Россию и формирование массового среднего класса – опоры государства и демократии. 
Взамен за лояльность к власти представителям этих трех групп была разрешена условная вседозволенность по отъему чужой собственности.
В принципе нового в этом ничего не было. То же самое сделали и большевики, когда для сохранения единства и государственности России привлекли  к управлению государством массы безграмотных и криминальных слоев общества.
Состояние авиационной промышленности России
        В бывшем Советском Союзе авиационной промышленности отводилась ключевая роль в поддержании обороноспособности страны, развитии транспорта, в наращивании машинотехнического экспорта. Продукция отрасли олицетворяла научно-технический прогресс. Численность занятых в советской авиационной промышленности превышала 2 млн. чел. В отрасли функционировало около 250 предприятий, занимавшихся разработкой и производством авиационной техники.
       В гражданском секторе самолетостроения было налажено крупносерийное производство: в год выпускалось более 150 магистральных, региональных и грузовых самолетов. Эта авиатехника не только обеспечивала потребности гражданской авиации страны, но и экспортировалась во многие страны мира.
        В СССР применялся полностью замкнутый технологический цикл, благодаря чему, авиационная и смежные с ней отрасли промышленности обеспечивали разработку и производство всех основных видов воздушных судов гражданской авиации и всех необходимых для их производства материалов и комплектующих. При этом поддерживалось примерное техническое равновесие с США и объединенной Европой, также создавшими у себя полные циклы разработки и производства гражданской авиатехники: до конца 1980-х годов отставание в одной технологической сфере компенсировалось преимуществами в другой. Например, российская технология обеспечения аэродинамических характеристик крыла считалась лучшей в мире.
        В 1991 г. в России начался резкий спад объема воздушных пассажирских перевозок с достигнутого в 1990 г. максимального уровня в 160 млрд. пасс.-км. В 1992 г. авиаперевозки сократились на 22%, в 1993 г. – на 29%. В дальнейшем спад продолжался вплоть до 1999 г., когда объем авиаперевозок составил 54 млрд. пасс.-км, что примерно соответствовало уровню 1970 г..
        После 1993 г. российские авиакомпании начали активно использовать два механизма «дешевого» пополнения своего парка, не связанных с отечественным производством новой техники: лизинг самолетов зарубежного производства (в основном подержанных) и реэкспорт подержанной авиационной техники советского производства. Несмотря на формально существовавшие тарифные барьеры, российский рынок оказался открытым для проникновения в страну зарубежной авиатехники.
        С 1995 по 2002 г. в Россию было ввезено более ста самолетов из Китая, Восточной Европы и стран Балтии. В 2009 году российские авиакомпании приобрели 115 зарубежных самолетов, большей частью подержанных.
Средний возраст авиапарка ведущих российских и зарубежных авиакомпаний указан в таблице.
Российские авиакомпании Средний возраст, лет Зарубежные авиакомпании Средний возраст, лет
Аэрофлот 5,6 Emirates Airlines (ОАЭ) 3
Сибирь (S7) 9,4 Australian Airlines (Австралия) 4,9
Россия 12,4 Singapore Airlines (Сингапур) 6
Уральские авиалинии 15,3 China Eastern Airlines (Китай) 7
Донавиа 16,4 Air Astana (Казахстан) 7
ВИМ-Авиа 16,7 Lufthansa (Германия) 7,5
Трансаэро 18,2 GOL Transports Aereos (Бразилия) 7,5
Sky Express 20 Air France (Франция) 8,5
КД авиа 21,2 Air India (Индия) 9,8
Нордавиа 22.3 British Airways (Великобритания) 10
Ютэйр 22,7 United Airlines (США) 10

       Сегодня российские гражданские транспортные самолеты разрабатывают и производят авиастроительные комплексы «Ильюшин» (самолеты Ил-96-300, Ту-204, и Ан-148 на Воронежском заводе и Ульяновском заводе «Авиастар»), «Туполев» (самолеты Ту-204, Ту-214 и Ту-334 на Казанском авиационном производственном объединении им. Горбунова), «Яковлев» (самолеты Як-40 и Як-42 на Смоленском заводе). В последнее время и сугубо военные авиастроительные комплексы (такие как «Сухой», «Иркут») стремятся стать производителями гражданских самолетов. Так, ОАО «Иркут» развернуло работы по проектированию и подготовке к серийному выпуску пассажирских самолетов нового поколения МС-21, а «Сухой» старается наладить серийное производство регионального самолета Sukhoi Superjet 100.
        По некоторым оценкам, на Россию приходится более 50% всех производственных линий гражданской авиации мира. Попытки реструктуризации наталкивались на отсутствие спроса на российские самолеты со стороны российских перевозчиков и относительно малый экспортный рынок. На самом же деле потенциальный спрос на пассажирские самолеты в России огромен. По оценкам компании «Airbus», в следующие двадцать лет (до 2030 г.) России потребуется 700 пассажирских самолетов на сумму 72 млрд. долларов.
        Ведущие российские оборонные авиастроительные предприятия, такие как «Сухой» и «Иркут», выбранные для налаживания производства новых перспективных самолетов, отстают по объемам продаж от бразильской компании «Embraer» в четыре раза, а от «Boeing» и «Airbus» – почти в 50 раз.         Уровень производительности труда в российских компаниях на порядок ниже, чем в ведущих зарубежных авиастроительных корпорациях. Темпы производства показаны в таблице.
Производство гражданских авиалайнеров в России в 2005-2010 годах.
Тип самолета 2005 2006 2007 2008 2009 2010
Ан-140 - 1 1 - 1 -
Ан-148 - - - - 2 4
Ан-38 - - 1 - - -
Ил-96 1 2 2 2 4 -
Ту-154 1 1 1 - - -
Ту-204 3 4 2 10 6 4
Ту-214 1 2 - 1 3 1
Всего 6 10 7 13 16 9


          Таким образом, за последние шесть лет пять основных финальных заводов (ульяновский, воронежский, казанский, самарский и саратовский) выпускали в среднем 9 лайнеров в год, или менее двух самолетов в расчете на одно предприятие, включая как пассажирские, так и грузовые модификации. При этом самарский и саратовский заводы в указанный период продолжали достраивать самолеты устаревших советских конструкций. В то время как зарубежные компании, производящие гражданскую авиатехнику, продают сотни самолетов в год.
Поставки гражданских самолетов ведущими зарубежными авиастроительными компаниями, 2000-2010 годы.
«Boeing» «Airbus» «Bombardier» «Embraer»
2000 491 311 160
2001 527 325 161
2002 381 303 131
2003 281 305 101
2004 285 320 148
2005 290 378 141
2006 398 434 130
2007 441 453 361 169
2008 375 483 349 204
2009 481 498 302 244
2010 462 510 320 246

         В 2010 году компания «Boeing» поставила мировым авиакомпаниям 462 самолета, «Airbus» – 510, «Bombardier» – 320, «Embraer» – 246 самолетов. Те компании, которые снижают объемы продаж до уровня 50–80 самолетов в год, попадают в зону риска, после чего, как правило, следуют банкротства, перепрофилирование или поглощение другими, более крупными производителями самолётов. Таким образом, российский авиапром (даже если рассматривать его как единую компанию), доля продаж гражданской продукции которого не превышает в последние годы 0,5% мирового авиационного рынка, давно перешел критический рубеж, за которым следует прекращение деятельности.
       Зарубежные поставщики магистральных самолетов выводят на мировой рынок новую модель или модификацию практически ежегодно. Российский авиапром в 1992–2010 годы начал поставлять в авиакомпании три типа самолетов, разработка и подготовка производства которых в основном были проведены в советский период: Ил-96-300, Ту-204, Ту-214. Что же касается самолетов, процесс создания которых пришелся на период функционирования отрасли в рыночных условиях, заключительная стадия их создания (от начала подготовки производства до поступления в эксплуатацию) затянулась на неопределенный срок. Такая ситуация сложилась с самолетами Ту-334, Ту-324, Ту-234 и рядом других.
        Необходимо отметить, что отдельные технические характеристики новых отечественных и зарубежных самолетов (топливная эффективность, масса сухого снаряженного самолета на одно пассажирское место) практически совпадают, а по ценовым параметрам российская авиатехника даже имеет преимущество.
Сравнительная конкурентоспособность российских и зарубежных самолетов.
Тип самолета Число пассажиров Стоимость, млн. долларов Топливная эффективность, г/пасс.-км
Ил-96 300 58
Зарубежные аналоги:
А-330-300 295 185
Boeing-767-300 295 170

Ty-204 210 40-45 19,3
Зарубежные аналоги:
А-320 220 90 18,5
Boeing-757-200 216 80 23/4

Ту-334 100-140 17-20 20
Зарубежные аналоги:
Embraer (Бразилия) 78-118 27-35
Bombardier (Канада) 70-90 24-40

         До последнего времени Россия устанавливала пошлину в 20% при покупке зарубежных самолетов, если не было соответствующего отечественного аналога. Аналоги были и есть, однако это не мешает российским авиакомпаниям требовать снижения пошлин – под предлогом недостаточных объемов производства у российских предприятий. А малые объемы производства являются следствием государственного недофинансирования предприятий.
          Предприятия отрасли понесли серьезные кадровые потери. Например, на авиационном заводе в Ульяновске, где в советский период работало почти 40 тыс. чел., занятость в самолетостроительном производстве в настоящее время составляет 8 тыс. чел. На Воронежском авиационном заводе работает 7 тыс. чел., на Казанском – 6 тыс. В конструкторском секторе идет старение кадров, средний возраст работающих приближается к критическому пределу в 60 лет.
        В 2000-х годах в авиапроме наступила стадия стабилизации. У предприятий появилась возможность реструктурировать долги перед бюджетом, существенно улучшить свое финансовое положение и, что самое главное, приостановить отток рабочей силы. В настоящее время, по мнению некоторых экспертов, главная проблема российской авиационной промышленности не в отсутствии заказов, а в недостатке специалистов для выполнения производственных программ.
       Например, Воронежскому авиазаводу, чтобы продолжать выпускать Ил-96 и наладить производство Ан-148, требуется увеличить численность персонала примерно в два раза. То же самое относится и к компании «Авиастар», которая занимается сборкой самолетов Ту-204 в Ульяновске. Здесь нехватка персонала составляет 3 тыс. чел.
        В апреле 2011 года президент России признал, что самолеты российского производства имеют целый ряд технических недостатков. По этой причине от покупки самолетов Ту-204 отказался Иран. Осенью 2010 г. программа сборки Ту-204 и Ту-204СМ оказалась под угрозой из-за отказа авиакомпании «Москва» купить 15 самолетов этого типа.
        Наиболее печальна судьба Ту-334. Этот российский магистральный пассажирский самолет был разработан для замены Ту-134, Ту-154Б и Як-42. Самолет способен садиться на все аэродромы России и стран СНГ, включая грунтовые. Он единственный в своем классе может совершить посадку без работающих двигателей. Ту-334 на 97% состоит из комплектующих, выпускаемых российскими предприятиями. Самолет соответствует Главе 4 ИКАО по шумам и имеет возможность летать в Западную Европу; кроме того, он оснащен востребованной авиаперевозчиками системой предупреждения аварийных ситуаций.
       Самолет МС-21 планируется собирать на Иркутском авиационном заводе, принадлежащем корпорации «Иркут», производящей военные самолеты Су30 МК и самолеты-амфибии Бе-200.
        Более сложная ситуация с заменой Ту-334 на Sukhoi Superjet 100. Общая стоимость разработки Ту-334 на момент его первого полета в 1999 году составляла порядка 100 млн. долларов, в то время как компании «Bombardier» и «Embraer» тратили на создание аналогичных машин по 600 млн. долларов. Предполагавшийся производитель Ту-334, Российская самолетостроительная корпорация «МиГ», подписала контракт с Ираном на производство ста самолетов на сумму 1,6 млрд. долларов. Но в это время в России стали стремительно расти цены (после кризиса 1998 г.). Иран наотрез отказался пересматривать условия контракта, а Россия не стала дотировать производство.
       Политика в отношении авиационной отрасли выглядит загадочно. Так, авиационный завод в Комсомольске-на-Амуре и Новосибирское авиационное объединение, входящие в корпорацию «Сухой», финансируются на 100%, ульяновский завод «Авиастар» (выпускает Ту-204) – на 40%, а Воронежское авиационное объединение ВАСО, выпускавшее Ил-86, Ил-96 и осваивающее производство регионального самолета Ан-148, на который имеется 70 твердых  заказов, – лишь на 14%. В 2009 году с этого завода было уволено около тысячи работников, а сам завод начал производить отдельные детали для самолетов А-320 и А-380.
      В случае своевременной государственной поддержки производства Ту-334 и Ан-148, российский внутренний рынок авиаперевозок не был бы занят на 70% зарубежными самолетами, большей частью весьма изношенными.
Знаковым можно считать отказ итальянской компании «Alitalia» от приобретения 20 самолетов Sukhoi Superjet 100 на сумму 600 млн. долларов. Несмотря на достигнутую договоренность на высшем уровне, «Alitalia» вместо этого самолета предпочла бразильский Embraer T-190.
       В исследованиях зарубежных специалистов указывается, что Sukhoi Superjet 100 ничем не отличается по своим техническим характеристикам от двух других региональных российских лайнеров – Ан-148 и Ту-334. Это отражает отсутствие у российских менеджеров элементарного опыта проведения соответствующих рыночных исследований. В отличие от других лайнеров, Sukhoi Superjet 100 имеет клиренс всего 47 см, что требует идеальной полосы для взлета и посадки. Существуют серьезные риски повреждений двигателя посторонними предметами. Иными словами, он не может садиться на грунтовые аэродромы, как Ан-148 и Ту-334. Но и на аэродромах с твердым покрытием ему нужна чистая поверхность и тщательная подготовка. Для небольших аэродромов Сибири и Дальнего Востока, не имеющих современной инфраструктуры, Sukhoi Superjet 100 совершенно не годится.
         У руководства России есть понимание, что гражданская авиационная промышленность, сохраняющая лучшие традиции советского и производственный потенциал, не должна быть утрачена. Во-первых, стабильная работа авиапромышленности создает предпосылки для сохранения и развития целого ряда других высокотехнологичных отраслей промышленности ввиду разветвленности технологических цепочек, образующихся в процессе создания современных самолетов. Во-вторых, устойчивое развитие отечественного производства самолетов является условием нормального функционирования системы гражданской авиации страны – особенно компаний, работающих преимущественно в секторе внутренних перевозок, для которых перспектива перехода на импортные воздушные суда чревата серьезными экономическими проблемами. В-третьих, потенциал гражданского авиастроения может быть использован для изменения сложившейся структуры российского экспорта и ослабления его зависимости от нестабильной конъюнктуры рынка энергоносителей. В-четвертых, отечественная авиапромышленность и смежные с ней отрасли выполняют важнейшую социальную функцию, обеспечивая сохранение высококвалифицированных рабочих мест на производстве, в научно-исследовательских институтах, конструкторских бюро, в авиационных вузах и техникумах.
       Только в 2009 г. правительство выделило Объединенной авиастроительной корпорации 3 млрд. долларов. Для сравнения: корпорация «Boeing» лишь на исследования в области композитных материалов для одной только модели своего самолета B-787 Dreamliner получила от государства 22 млрд. долларов.

Состояние российской металлургической промышленности

       Металлургия – второй по значимости (после нефти и газа) сектор российской экономики. Отрасль производит продукции на 70 млрд. долларов; больше половины ее экспортируется, рентабельность исключительно высокая. Но успешное развитие металлургии в последние годы вызывает неоднозначные ощущения. Металлургия все больше выглядит хоть и полезным, но всего лишь довеском к сырьевой специализации страны. Отечественные компании не стремятся укреплять на своих предприятиях характерную для развитых экономик мира специализацию на высоких переделах, металлообработка не особо их интересует, некоторые от нее и вовсе уже отказались.
        На сегодняшний день Россия занимает в мире 4-е место по производству стали (67,9 млн. тонн в год), 3-е место по экспорту стальной продукции (27,6 млн. тонн в год – 46% от общего объема производимого металлопроката), входит в первую десятку стран мира по импорту (5,1 млн. тонн в год; доля импорта во внутреннем потреблении стального проката составляет 14%).
        Доля черной металлургии в общем объеме промышленного производства составляет около 9,8%. В состав отрасли входит более 1,5 тыс. предприятий и организаций, 70% являются градообразующими. В отрасли занято свыше 660 тыс. человек.
          В черной металлургии России сформировалось 9 крупных компаний и вертикально интегрированных корпоративных групп, на долю которых приходится более 80% объемов промышленного производства отрасли (это металлургические компании «ЕвразХолдинг», «Северсталь», «Новолипецкий металлургический комбинат», «Магнитогорский металлургический комбинат», «УК Металлоинвест», «Мечел», а также трубные компании «Трубная металлургическая компания», «Объединенная металлургическая компания», ЗАО «Группа Челябинский трубопрокатный завод»).
       Начиная с 1999 года, благодаря действию как внутренних, так и внешних факторов, начался рост металлургического производства. В 2006 г. объемы производства основных видов продукции черной металлургии превысили уровень начала 1990-х годов.
       Для развития металлургической промышленности в Российской Федерации существуют благоприятные условия. В результате использования дешевых энергетических, сырьевых и трудовых ресурсов себестоимость производства металлопродукции является одной из самых низких в мире. Учитывая, что металлопродукция реализуется как на внешнем, так и на внутреннем рынке фактически по мировым ценам, российские металлургические компании являются одними из наиболее рентабельных в мире. Так, отношение чистой прибыли к выручке крупнейших российских комбинатов черной металлургии в последние несколько лет составляло 0,15–0,3 что существенно превышает аналогичные показатели ведущих мировых компаний (0,02–0,07).
       При таких благоприятных условиях и высоких финансовых показателях темпы развития отрасли в 2000–2008 годах были не на высоком уровне: производство основных видов продукции (прокат черных металлов, железная руда) росло в среднем на 2–3% в год. Это обусловлено высоким уровнем загрузки производственных мощностей в металлургии, а также длительными сроками строительства и высокой капиталоемкостью новых мощностей. Сказывалось и то, что на инвестиции в основной капитал в последние годы направлялось 25–35% от сальдированного финансового результата черной металлургии, большая часть прибыли расходовалась на другие цели, в том числе на приобретение производственных активов в других секторах экономики и за рубежом, на выплату дивидендов.
       Наблюдаемый в настоящее время рост цен на металлопродукцию на мировых рынках ведет к увеличению российского экспорта, в первую очередь полуфабрикатов. Так, за первый квартал 2010 г. выросли экспортные поставки заготовок на 9 %, чугуна – на 7,7%, кокса и полукокса – на 6,4%, тогда как поставки продукции повышенной технологической готовности – плоского проката снизились на 4,5% по отношению к аналогичному периоду 2009 года.
Крупнейшие металлургические компании мира:
 
Компания Страна Производство стали, млн. т
1. ArcelorMittal Люксембург 77,5
2. Baosteel Group Китай 31,3
3. POSCO Южная Корея 31,1
4. Nippon Steel Япония 26,5
5. JFE Япония 25,8
6. Jiangsu Shagang Китай 20,5
7. Tata Steel Индия 20,5
8. Ansteel Китай 20,1
9. Северсталь Россия 16,7
10. Евраз Россия 15,3

        Экстраполяция нынешнего процесса консолидации металлургического производства позволяет прогнозировать, что к 2015 г. на первую десятку игроков придется уже до 40% глобального металлургического рынка. Это означает, что первые три-четыре компании будут выплавлять в среднем более 80 млн. тонн стали в год. Сочетание относительно невысокой стоимости металлургических активов с высокими прибылями будут стимулировать процесс дальнейших слияний и поглощений в этом секторе.
На металлургическом рынке сложились три группы компаний, которые будут действовать в среднесрочной перспективе: глобальные игроки, региональные чемпионы и нишевые специалисты.
         Глобальные игроки имеют производственные мощности свыше 50 млн. тонн стали в год и обладают глобальной сетью заводов. Они производят всю номенклатуру стальной продукции при ведущей роли готовых изделий. По состоянию на 2010 г. к глобальным игрокам можно отнести только Arcelor Mittal.
        Глобальные игроки способны использовать в полной мере преимущества производства продукции в развивающихся странах, включая более низкую заработную плату, более дешевые энергоресурсы и сырье, меньшие потребности в капитале, близость к новым источникам спроса. Например, глобальная компания организует мало затратное производство низких переделов в Бразилии; осуществляет инновационное и технологически емкое производство высоких переделов в Европе, Японии или Корее; обеспечивает доступ своей продукции на рынки быстроразвивающихся стран, таких как Индия или Китай, кооперируясь с местными металлургическими компаниями или отдавая на аутсорсинг специфические функции.
        Региональные чемпионы обычно имеют объемы производства в диапазоне от 10 до 50 млн. тонн и концентрируют свою деятельность в одном ключевом регионе, хотя и могут осуществлять некоторые операции (или владеть сбытовыми подразделениями) в других регионах. В свою очередь, они могут быть двух типов. К первому типу относятся, как правило, компании из так называемой металлургической триады (США, Европа, Япония). Такие компании обладают производственными мощностями высокого передела нижнего предела в развивающихся странах. Ко второму типу региональных чемпионов относятся компании из стран с низкими издержками, заинтересованные в получении современных технологий, а также результатов исследований и разработок, проводимых в странах «триады».
        Металлургические компании – нишевые специалисты обычно производят в год не более 5 млн. тонн стали. Однако это высокотехнологичные виды продукции, такие как инженерная и машиностроительная сталь, специальные виды формовой стали (тонколистовой металл, оцинкованный лист и др.). Как правило, нишевые специалисты размещаются в развитых странах и предлагают свои продукты, как на региональном, так и на глобальном рынках. Поскольку продукция таких компаний требует специфических высокотехнологичных производственных процессов, они располагают всего одним или двумя-тремя заводами, но множеством центров продажи, часто на глобальном уровне. Ключевыми направлениями стратегии таких компаний являются: стимулирование роста с помощью продуктовых инноваций, часто совместно с потребителями; усиление сервисных операций; концентрация на производстве высококачественных изделий высокой добавленной стоимости.

Состояние российской химической промышленности
         Приватизация только усилила деформацию структуры химической промышленности, существовавшую в советское время. Фактически химическая отрасль разделилась на две части: базовые крупнотоннажные и нефтехимические производства, входящие в вертикально-интегрированные компании и развивающиеся в соответствии с интересами владельцев сырья, с одной стороны, и предприятия, производящие продукцию для внутреннего рынка, испытывающие конкурентное давление со стороны зарубежных конкурентов и все возрастающий дефицит сырья – с другой.
       Среди основных проблем, определяющих особенности текущего состояния и перспективы развития химического комплекса, – физический и технологический износ оборудования (60–80%) и продолжающееся его старение. Удельный вес оборудования возрастом более 30 лет составляет в производстве полиэтилена 65%, а в производстве поливинилхлорида – 70%. За последние шесть лет суммарные инвестиции в отрасль составили 14 млрд. долларов. По оценкам экспертов, в новые машины и оборудование было вложено не более 5 млрд. долларов, большая же часть была потрачена на текущий технологический ремонт, энергомощности и строительство или аренду экспортных терминалов.
       Государство, рассчитывая на активность частных инвесторов, практически полностью устранилось от финансовой поддержки отрасли, выделяя менее 0,1% общей суммы отраслевых капиталовложений в рамках адресной инвестиционной поддержки социально значимых производств (фармацевтических препаратов для диагностики и терапии онкологических заболеваний, инсулина, йодистых препаратов, кормовых белков).
       Существенным тормозом развития российской химической промышленности является отсутствие крупных эффективных компаний, способных конкурировать с ведущими глобальными игроками. Так, крупнейшая российская химическая компания «Сибур Холдинг» имела в 2009 г. оборот около 5,3 млрд. долларов, примерно в восемь раз уступая по этому показателю cаудовской SABIC и в два раза – японской Shin-Etsu Chemical, занимающей двадцатую строчку среди мировых производителей. Остальные крупные российские компании, такие как «Салаватнефтеоргсинтез», «Еврохим» и «Нижнекамскнефтехим», в свою очередь, в два – три раза отстают от «Сибура» по объемам оборота. Кроме того, в компании «Сибур» занято почти в два раза больше работников, чем в SABIC. Иными словами, по уровню производительности труда российские химические компании вообще не сопоставимы с мировыми лидерами.
Основные показатели деятельности химических компаний SABIC и «Сибур Холдинг» в 2009 г.
Компании Объем оборота (млрд. долл.) Численность занятых (тыс. чел.) Производительность труда (тыс. долл/чел.)
SABIC (Саудовская Аравия) 42,4 31 1400
«Сибур Холдинг» (Россия) 5,3 53 90
Товарная номенклатура экспорта российского химического комплекса представлена, главным образом, продукцией низкой и средней степени технологического передела. Лидирующие позиции традиционно занимают минеральные удобрения и синтетические каучуки (30–35% и 9–10% валютных поступлений соответственно). Важными статьями являются также аммиак, метанол, капролактам, пластмассы, - продукция, востребованная для дальнейшего передела в продукцию с более высокой добавленной стоимостью.
Товарная структура экспорта химической и нефтехимической продукции в 2008 г., %
 
        В отличие от экспорта, номенклатура российского химического импорта многообразна, в ней традиционно превалируют высокотехнологичные товары: изделия из пластмасс, автомобильные шины, лакокрасочные материалы, химические средства защиты растений, резинотехнические и резиновые изделия, катализаторы, пластификаторы – то есть товары с высокой добавленной стоимостью.
       Зачастую из России вывозится продукция сырьевого назначения, которая за рубежом перерабатывается и в качестве товаров с высокой добавленной стоимостью возвращается на российский рынок. В настоящее время в России прекращено производство некоторых видов полимерных материалов (полиамиды, поликарбонаты), каучуков специального назначения, клеев, герметиков и прочее. Под угрозой закрытия находится производство всех углеродных материалов, необходимых для изготовления конструкционных теплостойких композиционных материалов, используемых в современной авиационной и ракетно-космической технике, атомной промышленности.
       Присоединение России к ВТО, с одной стороны, даст инструменты для урегулирования конфликтов, связанных с антидемпинговыми ограничениями российского экспорта, а с другой – увеличит открытость отечественного рынка. Последнее, как показывают расчеты, приведет к снижению (по разным химическим продуктам на 20–50 процентных пунктов) уровня относительной ценовой конкурентоспособности российских химических и нефтехимических товаров, как на внешнем, так и на внутреннем рынках вследствие постепенного выравнивания внутренних и мировых цен на энергоресурсы.
        Долговременный экономический кризис 1990-х годов, совмещенный с радикальными изменениями характера и структуры собственности, расстроил инвестиционный процесс в российском химическом комплексе вплоть до попадания ряда предприятий в «инвестиционную яму». Хотя в последние годы объем инвестиций в отрасли несколько увеличился, в 2008 году он составил всего 60% от уровня 1991 года.
       Серьезными факторами, изменяющими характер мировой химической промышленности, стали активное развитие нефтехимии в странах Ближнего Востока и переход некоторых крупных потребителей российской продукции (например, КНР) от импорта продукции к собственному производству и экспорту.
       В 2008 году Министерство промышленности разработало стратегию развития российской химической промышленности до 2015 года. В ней в целом дана правильная и объективная оценка сложившейся в российской химической отрасли ситуации. При этом ставится задача в 3–5 раз увеличить объемы производства химического комплекса и приблизиться к уровню развитых стран по душевому производству основных химических продуктов.       Производство на душу населения пластических масс и синтетических смол прогнозируется на 2015 год в объеме не менее 68,0 кг/чел (против 25,9 кг/чел в 2005 году), химических волокон и нитей – не менее 5,0 (против 1,1) кг/чел, синтетических каучуков и латексов – не менее 14,5 (против 8,0) кг/чел. Выполнение этих планов потребует увеличения капиталовложений примерно в 15 раз  против уровня 2005 года (в сумме около 130 млрд. долларов).
        В документе упор делается на капиталовложения частного сектора экономики – крупными корпоративными структурами, включающими в себя предприятия, на базе которых возможно формирование законченных технологических цепочек от добычи углеводородного и минерального сырья до выпуска наукоемкой химической продукции высоких переделов.
       Однако на сегодняшний день в России подобные корпорации отсутствуют.    Например, у компании «Сибур» прибыль за 2009 год составила всего 600 млн. долларов. Еще ниже она у других российских химических компаний. Именно поэтому наиболее реальным кажется другой тезис упомянутой стратегии – о том, что в ближайшие годы практически все отрасли российского химического комплекса окажутся в ситуации борьбы за выживание.

Состояние угольной отрасли России

       Угольная отрасль в России является одной из самых крупных в мире, пройдя за последние десять лет существенную реструктуризацию. Практически в полном объёме угледобыча ведётся частными компаниями, формирующими специфику рынка.
       Качества угля, добываемого в российских угольных бассейнах,  не является неоднородным. В России сосредоточено более трети общемировых запасов угля, из которых около 70% приходится на долю бурого угля.    Угольные бассейны, при этом, являются весьма доступными, и их разработка в сочетании с применением современных технологий ничем не затруднена.
        Добыча угля в России, как шахтным способом, так и в угольных разрезах, постоянно увеличивается. В 2008 году её объём составил более 315 млн. тонн. Являясь лидером по угольному экспорту, Россия поставляет уголь в страны Европейского Союза, в Китай, Японию, Турцию и другие государства.
       Угольная отрасль России играет огромную роль в энергобалансе страны. Уголь широко используется в выработке электроэнергии, составляя более 25% в балансе топливно-энергетического комплекса. Доля угля в работе тепловых электростанций продолжает увеличиваться. Согласно стратегическим планам развития отрасли она должна составить 31-38% к 2020 году.
        На рынке коксовых углей происходит существенное возрастание спроса. Около 57% рынка формируют его основные участники, в число которых входит «Евраз групп», «Сибуглемет» и «Южный Кузбасс». Они же добывают до 70-80% твёрдого и полутвёрдого угля, который считается наиболее ценным для промышленности.
       Перспективы развития угольной отрасли в  России связаны с интеграцией угольного производства и энергетики, что позволит создать на базе шахт современные энергетические объекты. Развитие должно происходить по пути переоборудования имеющихся шахт электроэнергетическими генераторами для выработки энергии. Рассматривается возможность переоснащения перерабатывающего производства для изготовления синтетического моторного топлива.
Ожидается, что в ближайшие годы России не угрожает дефицит угля, и баланс спроса и предложения на рынке будет сохраняться.
      Крупнейшими в России являются Печорский, Кузнецкий, Челябинский, Иркутский, Канско-Ачинский, Тунгусский, Ленский, Минусинский угольные бассейны. Например, запасы Печорского угольного бассейна составляют свыше 344 млрд. тонн. Глубина добычи угля доходит здесь до 300 метров.      Кузнецкий угольный бассейн, который находится на юге Западной Сибири, признан крупнейшим угольным месторождением в мире. В Кузбассе добывается 56% российского каменного угля и до 80% коксовых углей.  Потребителями кузбасского угля являются ведущие производственные предприятия в Сибири, на Урале и в Европейской части России.
       Вдоль склона Саянских гор вплоть до Байкала протянулся Иркутский угольный бассейн, который хранит в себе запасы угля около 7,5 млрд. тонн. Бассейн характеризуется неоднородной плотностью залегания угольных пластов различной мощности. Большая часть добываемой здесь породы используется в энергетических целях.
       Канско-Ачинский угольный бассейн находится недалеко от Кузбасса, и добываемый на нём уголь применяется для работы энергосистемы Красноярского края и Республики Хакасия. Разработка и добыча угля ведётся крупнейшими в регионе предприятиями, среди которых Сибирская угольная энергетическая компания и ОАО «Красноярскрайуголь». В Хакасии также расположен Минусинский угольный бассейн, запасы которого оцениваются в 2,7 млрд. тонн угля.
       Понимая значимость развития отрасли для экономики России в целом, Правительство России приняли программу развития отрасли до 2030 года.
        В числе главных приоритетов Программы - полное обновление производственного потенциала отрасли. К 2030 году будет введено 505 млн. тонн новых мощностей по добыче угля, при этом ожидается сокращение около 380 млн. тонн мощностей. Число угольных разрезов уменьшится со 121 до 82, число шахт – с 85 до 64. По расчетам Минэнерго России, объем затрат на ликвидацию убыточных и опасных предприятий оценивается примерно в 120 млрд. руб. По прогнозам Министерства энергетики РФ доля Восточной Сибири в общем объеме добычи возрастет с 25,8% до 32%. Как ожидается, внутри России спрос на уголь вырастет с 184 млн. тонн в 2010 году до 220 млн. тонн в 2030 году, на внешнем рынке – соответственно, со 115 млн. т до 170 млн. тонн.
 
В Программе отражена необходимость развития инновационной структуры отрасли, разработки технологии обогащения и глубокой переработки угля, предусмотрено создание углехимических и энергетических кластеров. Поставлена цель достичь уровня развитых стран в вопросах промышленной и экологической безопасности и охраны труда.
      
       При разработке Программы были учтены и значительно откорректированы документы, регулирующие развитие смежных отраслей. В том числе: генеральная схема размещения объектов энергетики до 2030 года; транспортная стратегия России до 2030 года; стратегия развития металлургической отрасли до 2030 года; стратегия развития Сибири, Дальнего Востока, Забайкалья; о сотрудничестве Китая и России в области освоения угольных месторождений.
       На развитие угольной отрасли предполагается направить из бюджетов всех уровней 258 млрд. рублей.
       Ликвидация не рентабельных угольных предприятий является не только экономически важной проблемой, но и решением социальных проблем, связанных с ликвидацией опорных посёлков и переселением тысяч семей к новым местам жительства.
       На основе имеющихся международных оценок цена на уголь в 2030 году предполагается на уровне 160 долларов СЩА за тонну. На внутреннем рынке России цена на уголь может колебаться в диапазоне 95 – 120 долларов за тонну.
        Следует отметить особо, что российская электроэнергетика практически не использует качественные каменные угли из-за отсутствия необходимого оборудования. Объёмы потребления коксующихся углей напрямую зависят от развития чёрной металлургии. Российская цементная промышленность не готова применять каменные угли из-за отсутствия оборудования. Эти и многие другие причины являются факторами, сдерживающими рост объёмов производства угля.
        Ценовая политика на уголь зависит от стоимости железнодорожных перевозок, от роста тарифов на электроэнергию, от роста производственных и технологических издержек, связанных с обеспечением безопасных условий труда.
        Огромной проблемой для отрасли является кадровое обеспечение отрасли.
        Несмотря на плюсы и минусы угольная отрасль России прочно занимает лидирующие позиции и успешно преодолевает трудности на конкурентном рынке.

Нефтегазовый комплекс России

        На территории России сосредоточено около 1/3 разведанных мировых запасов природного газа, потенциальные запасы которого оцениваются в 160 трлн. м3, из них на европейскую часть приходится 11,6%, а на восточные районы — 84,4%, на шельф внутренних морей — 0,5%.
        Свыше 90% природного газа добывается в Западной Сибири, в том числе 87% — в Ямало-Ненецком и 4% — в Ханты-Мансийском автономных округах. Здесь расположены крупнейшие месторождения: Уренгойское, Ямбургское, Заполярное, Медвежье и другие. Промышленные запасы природного газа этого региона составляют более 60% всех ресурсов страны.     Среди других газодобывающих территорий выделяются Урал (Оренбургское газоконденсатное месторождение — более 3% добычи), Северный район (Вуктылское месторождение). Есть ресурсы природного газа в Нижнем Поволжье (Астраханское газоконденсатное месторождение), на Северном Кавказе (Северо-Ставропольское, Кубано-Приазовское месторождения), на Дальнем Востоке (Усть-Вилюйское, Тунгор на о. Сахалин).
         Россия располагает огромными разведанными запасами газа в месторождениях (около 48 трлн. куб.м газа или около 34% мировых запасов, на втором месте – Иран, около15%) и является крупнейшим его производителем (годовая добыча – около 584 млрд. куб.м или около 28% мировой добычи, на втором месте – США, около 25%). Лицензии на разработку месторождений, содержащих 70% запасов газа России, принадлежат предприятиям системы ОАО «Газпром» и соответственно, они производят 90% добываемого в России газа.
         Основная часть разведанных запасов газа сосредоточена в уникальных месторождениях Западной Сибири (около 78% всех разведанных запасов газа России). Так же в основном в Западной Сибири газ добывают нефтяные компании (около 30 млрд.куб.м в год), причем в основном это добываемый вместе с нефтью попутный газ. Газ в значимых количествах добывают в России еще в районе Норильска (АО «Норильскгазпром», около 3,7 млрд.куб.м, не входит в систему ОАО «Газпром»), в Якутии (АО «Якутгазпром», около 1,6 млрд. куб.м, не входит в систему ОАО «Газпром»), на о.Сахалин (АО «Сахалинморнефтегаз», около 1,8 млрд. куб.м, дочерняя компания ОА «Роснефть»), в Оренбургской, Томской и Астраханской областях. Кроме того, добыча газа ведется еще в нескольких областях Европейской части России (Республики Коми, Дагестан и Башкирия, Пермская, Саратовская, Волгоградская и Ростовская области, Ставропольский край). В России имеются огромные прогнозные запасы. Прирост запасов ожидается на огромных относительно мало исследованных территориях Центральной и Восточной Сибири, Дальнего Востока.
       Магистральные газопроводы в России как правило проектировались на рабочие давления 50-55 атм и 70-75 атм. Чтобы подать газ в магистральный газопровод под необходимым давлением, газ как правило необходимо после отчистки компримировать (сжать), для чего используются дожимные компрессорные станции (ДКС) Для прокачки газа по магистральным газопроводам на большие расстояния и поддержания давления примерно через каждые 100 км на магистральных газопроводах расположены компрессорные станции (КС), основным элементом которых являются газоперекачивающие агрегаты (ГПА).
       Перспективными районами газодобычи считаются шельфовые акватории Арктики и Охотского моря. В Баренцевом и Карском морях открыты газовые супергиганты — Ленинградское, Русановское, Штокмановское месторождения.
        Для транспортировки газа в России создана Единая система газоснабжения, включающая разрабатываемые месторождения, сеть газопроводов (143 тыс. км), компрессорных станций, подземных хранилищ и других установок. Действуют крупные системы газоснабжения: Центральная, Поволжская, Уральская, многониточная система Сибирь-Центр.
        В газовой промышленности России безраздельно господствует РАО «Газпром» — самая крупная в мире газодобывающая структура, одна из важнейших естественных монополий страны, обеспечивающая 94% всей добычи российского газа.
        В России на внутреннем рынке потребляется почти 70% добываемого газа. Основными потребителями газа в России являются предприятия энергетики – 136,4 млрд. куб.м. Значительные объемы газа потребляются на собственные нужды предприятиями газовой отрасли (в основном – в качестве топлива на газотурбинных ГПА), более 50 млрд. куб. м в год. Крупными потребителями газа являются химические предприятия (прежде всего – производители удобрений). Более 12% используемого в России газа потребляет население для отопления, обеспечения снабжения горячей водой и пище приготовления. На юге России эта цифра существенно выше.   Добываемый в России газ подается на экспорт в страны «дальнего зарубежья» (включая Прибалтику) и в страны СНГ.
        Потребление газа в Европе почти на 25% обеспечено российским газом (сетевым газом Европу обеспечивают в основном 3 поставщика – Алжир, Норвегия и Россия, причем при нынешних темпах добычи газа и размерах запасов его добыча в Норвегии после 2011года должна резко сократиться).
        Основой топливной и в целом внутренней энергетики на 2000-е остаётся эксплуатация значительных газовых месторождений Западной Сибири (Уренгойское, Ямбургское, перспективные Бованенковское и Заполярное). В 2005 году добыча газа составила около 590 млрд. м;, внутреннее потребление составило 386 млрд. м; — более половины всего энергопотребления в стране. Запасы природного газа на 2005 год оцениваются в размере 47,82 трлн. м;, экспорт достигает значений 187 млрд. м;/год. Кроме важнейших внутренних газопроводов «Средняя Азия — Центр», «Северное Сияние» и «Кавказ — Центр» для обеспечения надёжности поставок используются хранилища газа из которых крупнейшее в Европе Касимовское ПХГ имеет рабочий объём 8,5 млрд. м;. Действует сеть из более чем 218 автомобильных газонаполнительных компрессорных станций.
         Второй по значению для внутренней энергетики подотраслью является нефтяная промышленность, обеспечившая на 2005 год внутреннее потребление в размере около 110 млн. тонн нефти и газового конденсата, что составляет около 20 % полного потребления энергоресурсов.
Крупнейшие нефтяные месторождения — Самотлорское, Приобское, Русское, Ромашкинское. Запасы жидких углеводородов на 2007 год оцениваются в размере не менее 9,5 млрд. т, экспорт достигает значений 330 млн. т/год.
        Крупнейшие нефтяные компании России: государственные — «Роснефть» и «Газпром нефть», частные — «Лукойл», «ТНК-BP», «Сургутнефтегаз», «Татнефть». Основную долю (93 %) транспорта жидких углеводородов контролирует государственная компания «Транснефть» оперирующая магистральными нефтепроводами. Крупную сеть нефтепродуктопроводов контролирует также государственная компания «Транснефтепродукт» ранее отдельная, а с 16 апреля 2007 года входящая в состав Транснефти.
        Нефтяная промышленность занимается добычей и транспортировкой нефти, а также добычей попутного газа. Россия располагает довольно большими разведанными запасами нефти (около 8% обще мировых — шестое место в мире).
        Более всего изучены и освоены ресурсы Волго-Уральской нефтегазоносной провинции. Здесь находятся крупные месторождения: Ромашкинское — в Татарии, Шкаповское и Туймазинское — в Башкирии, Мухановское — в Самарской области и другие.
       Основные ресурсы нефти сосредоточены в Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции. С 1960 года здесь оконтурены Шаимский, Сургутский и Нижневартовский нефтяные районы, где находятся такие крупные месторождения, как Самотлорское, Усть-Балыкское, Мегионское, Юганское, Холмогорское, Варьегонское и другие.
       Продолжается формирование Тимано-Печорской нефтяной базы, крупнейшее месторождение — Усинское. Здесь добывается тяжелая нефть (шахтным способом) — ценнейшее сырье для производства низкотемпературных масел, необходимых для работы механизмов в суровых климатических условиях.
         Нефть найдена и в других районах России: на Северном Кавказе, в Прикаспийской низменности, на о. Сахалин, в шельфовых зонах Баренцева, Карского, Охотского, Каспийского морей.
         Добыча нефти сосредоточена в трех важнейших нефтегазоносных провинциях, которые вместе дают свыше 9/10 всей российской нефти, в том числе на Западно-Сибирскую провинцию приходится более 2/3, на Волго-Уральскую — около 1/4 суммарной добычи.
          Приватизация объектов нефтегазового комплекса уничтожила прежде единую централизованно управляемую государственную систему. Частные нефтяные компании завладели производственными объектами и национальным богатством страны — нефтяными месторождениями и их запасами. В российском нефтяном комплексе 17 компаний. Среди них самые крупные — «ЛУКОЙЛ» (18,7% добычи нефти РФ), ТНК (18,5%), «Роснефть» (15,6%), «Сургутнефтегаз» (13,6%) и «Сибнефть» (9,7%).
         Продвижение добычи в восточные районы и на север европейской части остро ставит проблему транспортировки нефти. Наиболее эффективным средством для этого в России являются трубопроводы. Развитие сети нефтепроводов способствует дальнейшему приближению переработки нефти к местам потребления нефтепродуктов.
         Газоперерабатывающая промышленность занимается первичной переработкой попутного газа нефтяных месторождений и размещается в крупных центрах нефтедобычи — Сургут, Нежневартовск, Альметьевск, Ухта. Однако самыми мощными центрами газопереработки в России являются центры газоконденсатных месторождений — Оренбург и Астрахань.
        Размещение предприятий нефтеперерабатывающей промышленности зависит от размеров потребления нефтепродуктов в разных районах, техники переработки и транспортировки нефти, территориальных соотношений между ресурсами и местами потребления жидкого топлива.
        В настоящее время в России насчитывается 28 нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) общей мощностью 300 млн. т в год. Почти 90% мощностей нефтеперерабатывающей промышленности размещается в европейской части России, что объясняется ее преимущественным тяготением к потребителю: транспортировать сырую нефть по трубопроводам дешевле, чем перевозить нефтепродукты, причем технологический процесс нефтепереработки водоемок, поэтому большая часть НПЗ страны размещены на Волге и ее притоках (Волгоград, Саратов, Нижний Новгород, Ярославль), вдоль трасс и на концах нефтепроводов (Туапсе, Рязань, Москва, Кириши, Омск, Ачинск, Ангарск, Комсомольск-на-Амуре), а также в пунктах с выгодным транспортно-географическим положением (Хабаровск). Значительное количество нефти перерабатывается и в местах ее добычи: Уфа, Салават, Самара, Пермь, Ухта, Краснодар.
        В 2003 году руководство России предприняло действия по банкротству одной из крупнейших нефтяных компаний «ЮКОС» и распродажи её активов, которые в основном достались государственной компании «Роснефть». Далее государственной компанией (с лета 2005) «Газпром» был куплен менее крупный частный актив «Сибнефть». В итоге за три года с середины 2004 года по середину 2007 года государство увеличило своё присутствие в секторе с 16,41 % до 40,72 %.
      Нефтеперерабатывающая промышленность России представлена промышленным комплексом, состоящим из 40 крупных нефтеперерабатывающих заводов, общая мощность которых составляет около 300 млн. тонн.
       На внутренний рынок в 2007 году было поставлено около 32 млн. тонн дизельного топлива, 29 млн. тонн ов, 7 млн. тонн мазута и 5 млн. тонн керосина. Крупнейшие нефтеперерабатывающие заводы России: Омский НПЗ (рабочей мощностью 19,5 млн. тонн), Ангарский НПЗ (19 млн. тонн) и Киришский НПЗ (18,3 млн. тонн). Большинство предприятий работает на изношенном и устаревшем оборудовании.
      Кроме того, в России действуют несколько нефтехимических предприятий крупной единичной мощности, использующих для технологических нужд природный сжиженный газ. Например, Томский нефтехимический комбинат 1980 года постройки, имеет мощность полипропилена 100 тыс. тонн в год.

Машиностроительная отрасль России

       По данным на 2004 год, в России действовали более 2000 крупных и средних предприятий машиностроения (включая металлообработку). На этих предприятиях было занято около 4 млн. человек.
       Объём продукции в производстве электрооборудования, электронного и оптического оборудования  составил 822 млрд. рублей (2009 г.), в том числе в: производстве офисного оборудования и вычислительной техники — 39,4 млрд. рублей; производстве электрических машин и электрооборудования — 324 млрд. рублей; производстве электронных компонентов, аппаратуры для радио, телевидения и связи — 195 млрд. рублей; производстве оптических приборов, фото и кинооборудования, часов, медицинских изделий, средств измерений, контроля, управления и испытаний — 264 млрд. рублей.
       Объём продукции в производстве транспортных средств и оборудования — 1,10 трлн. рублей (2009 г.), в том числе в: производстве автомобилей, прицепов и полуприцепов — 499 млрд. рублей; производстве судов, летательных и космических аппаратов и прочих транспортных средств — 603 млрд. рублей.
       На долю машиностроительного комплекса приходится почти 30 % от общего объема промышленной продукции, выпускаемой в России. В Японии, Германии, США удельный вес машиностроения в промышленной структуре составляет от 40 до 50%.
      На долю тяжелого машиностроения приходится около 60% продукции от всего машиностроительного комплекса. Тяжелое машиностроение включает производство оборудования для металлургических предприятий, горно-шахтного, крупного энергетического оборудования, тяжелых станков и кузнечно - прессовых машин, крупных морских и речных судов, локомотивов и вагонов, дизелестроение, котлостроение, турбостроение, атомное машиностроение, полиграфическое машиностроение.  Особенности производства продукции тяжелого машиностроения заключаются в отливке, механической обработке и сборке крупногабаритных деталей, узлов, агрегатов и целых секций.
        Для этой цели отрасли характерны как предприятия законченного производственного цикла, самостоятельно осуществляющие заготовку, обработку и сборку деталей и узлов, так и заводы, сочетающие эти операции с монтажом привозных, поступающих в порядке кооперированных связей деталей, агрегатов и секций. В составе отрасли имеются и узкоспециализированные заводы. 
        Машиностроение, как крупный потребитель металла, имеет широкие связи, прежде всего, с отраслью черной металлургией. Территориальное сближение этих отраслей дает возможность металлургическим заводам использовать отходы машиностроения и специализироваться в соответствии с его потребностями. Машиностроение также тесно связанно с цветной металлургией, химической промышленностью и многими другими отраслями. Продукция машиностроения потребляется всеми, без исключения, отраслями народного хозяйства. Например, по объему производства, а также по стоимости основных фондов автомобильная промышленность является крупнейшей отраслью машиностроения.
Производство основных видов транспортных средств и оборудования
2003 2004 2005 2006 2007
Троллейбусы, шт. 657 493 376 369 812
Грузовые автомобили, тыс. шт. 173 173 193 200 205
в том числе с дизельными двигателями 44,3 37,0 39,7 51,9 66,2
Легковые автомобили, тыс. шт. 1022 981 1012 1110 1069
Автобусы, тыс. шт. 56,5 66,7 76,2 75,7 78,2
Прицепы и полуприцепы тракторные, тыс. шт. 5,2 3,7 3,4 3,9 5,0
Тепловозы магистральные, секций 22 23 23 32 45
Грузовые магистральные вагоны, тыс. шт. 6,5 10,7 27,0 35,3 35,2 -
Пассажирские магистральные вагоны, шт. 859 867 1025 1211 1221
Вагоны метрополитена, шт. 116 148 142 143 262
Мотоциклы и мотороллеры, тыс. шт. 17,4 20,8 16,4 16,9 10,2
в том числе мотоциклы с прицепами 0,4 0,1 0,7 2,2 1,7
Велосипеды (без детских), тыс. шт. 514 509 416 341 236
в том числе велосипеды складные 236 239 175 86,0 12,7
Подростковые велосипеды, тыс. шт. 24,9 31,1 24,0 11,9 2,3
Детские велосипеды, тыс. шт. 435 340 191 128 61,0

Производство легковых автомобилей по субъектам Российской Федерации (тысяч штук)
2003 2004 2005 2006 2007
Российская Федерация 1022 980,7 1012 1110 1069
Центральный федеральный округ 19,5 19,6 21,3 19,5 23,3
Московская область 18,7 19,4 20,0 19,0 13,0
г. Москва 0,8 0,2 1,3 0,5 10,3
Северо-Западный федеральный округ 4,9 8,2 24,7 44,2 49,3
Калининградская область 4,9 5,7 8,4 14,5 16,3
Ленинградская область - 2,5 16,3 29,7 33,0
федеральный округ 1,7 2,5 5,9 30,2 42,6
Карачаево-Черкесская Республика - . . 0,2 0,1
Ростовская область 1,7 2,5 5,9 30,0 42,5
Приволжский федеральный округ 995,8 950,4 959,7 1016 953,3
Республика Татарстан 37,9 38,7 40,0 41,4 30,4
Удмуртская Республика 31,8 65,8 78,5 82,7 45,6
Нижегородская область 80,7 65,7 5Z.0 65,9 51,9
Самарская область 810,1 746,6 751,5 795,3 796,2
Ульяновская область 35,3 33,6 32,7 31,1 29,3

        География производства машиностроительной продукции в России выглядит следующим образом: Центральный район 41%, Урал 18%, Поволжье 16%, Северо - Запад 7%, Западная Сибирь 7%, Европейский Юг - 3%, Восточная Сибирь 3%, Дальний Восток 3%, Европейский Север 2%.
       Классическим примером месторасположения тяжелого машиностроения служит Урал (Екатеринбург, Орск) во главе с таким гигантом как «Уралмаш». В этом районе производятся также энергетические машины и оборудование, например, паровые турбины и гидрогенераторы (Екатеринбург).
       Тяжелое машиностроение возникло на основе новых металлургических центров Сибири. Здесь действуют предприятия по производству металлургического и горного оборудования, например, в Западной Сибири (Прокопьевск, Кемерово), Восточной Сибири (Черемхово, Красноярск, Иркутск), Центральном (Электросталь), Поволжском (Сызрань), Дальневосточном (Комсомольск-на-Амуре), на Урале (Екатеринбург, Копейск, Орск).
       Новый центр тяжелого машиностроения, связанный с производством атомных реакторов, возник на Северном Кавказе - в Волгодонске («Атоммаш»). Реакторы выпускаются также в Колпине (Ижорский завод). Введена в действие первая очередь Красноярского завода тяжелых экскаваторов. Это предприятие можно считать аналогом «Уралмаша». Оно выпускает технику для освоения Канско-Ачинского угольного бассейна.
       На производстве паровых котлов специализируются Центральный (Подольск) и центрально-Черноземный (Белгород) районы, Северный Кавказ (Таганрог) и Западная Сибирь (Барнаул).
       Металлоемкие предприятия по производству тяжелых станков и кузнечнопрессового оборудования тяготеют к сырьевым базам или находятся в стороне от них. Они размещены в Центральном (Коломна, Иваново) и Центрально-Черноземном (Воронеж) районах, а также в Поволжье (Ульяновск) и Западной Сибири (Новосибирск).
        Также производство оборудования для нефтяной и газовой промышленности находится в нефтедобывающих и газодобывающих районах: Урало-Поволжье, Северном Кавказе, Западной Сибири. Мощные дизели для судов выпускают в Санкт-Петербурге, Брянске, Нижнем Новгороде, Хабаровске, для тепловозов и электростанций - Балаково, Пензе, Коломне.
       Локомотивостроение исторически возникло там, где начала складываться железнодорожная сеть России (Центральный район, Санкт-Петербург). В связи с большим потреблением металла новые предприятия локомотивостроения создавались вблизи металлургических баз. В Центральном районе организовано производство тепловозов в Коломне.
       Вагоностроение формировалось в тех же районах, что и локомотивостроение. В современном размещении предприятий учитывается наличие в районе не только металла, но и древесного сырья. В отрасли сложилось четкое разделение труда. Так, грузовые магистральные вагоны производятся в Нижнем Тагиле и Алтайске; двухъярусные вагоны для перевозки легковых автомобилей - в Твери; пассажирские - в Санкт-Петербурге.
       Судостроение делится на морское и речное. Современная география морского судостроения отражает многие особенности этой отрасли, среди которых главные - специализация и связанное с ней внутриотраслевое и межотраслевое кооперирование. Большая часть производств судостроительной промышленности характеризуется повышенной металлоемкостью. Поэтому в более выгодном положении оказываются предприятия, расположенные ближе к металлургическим базам. Основной район морского судостроения и судоремонта сложился на балтийском побережье (Санкт-Петербург, Выборг, Калининград).
        Размещение речного судостроения отражает роль отдельных водных путей в грузообороте страны. Наибольшее число крупных заводов речного судостроения расположено на Волге (Нижний Новгород, Волгоград), Оби (Тюмень, Тобольск), Енисее (Красноярск), Амуре (Благовещенск).
Производство основных видов машин и оборудования в РФ

2001 2002 2003 2004 2005
Дизели и дизельгенераторы, тыс. шт. 4,3 4,3 3,5 2,3 2,0
Турбины, млн. кВт 1,8 3,9 4,0 5,0 5,0
Насосы центробежные, паровые и приводные, тыс. шт. 218 208 229 226 237
Краны мостовые электрические (включая специальные), шт. 683 655 643 468 729
Краны на автомобильном ходу, тыс. шт. 3,2 3,0 3,1 3,9 4,4
Краны башенные грузоподъемностью 5 т и свыше, шт. 80 116 180 249 286
Тракторы на колесном ходу, тыс.шт. 6,3 3,1 3,4 3,4 4,5
Минитракторы, тыс. шт. 1,0 0,7 0,8 0,9 0,7
Плуги тракторные, тыс. шт. 3,1 2,3 1,0 1,3 2,4
Сеялки тракторные, тыс. шт. 6,4 5,3 4,2 5,7 6,5
Культиваторы тракторные, тыс. шт. 5,6 5,6 6,2 8,3 8,8
Комбайны, тыс. шт.:
Зерноуборочные 9,1 7,5 5,4 8,1 7,5
в том числе "Дон-1500" 3,1 3,2 2,0 3,0 3,5
Картофелеуборочные 0,001 0,002 0,02 0,04 0,02
Кормоуборочные 1,0 0,6 0,5 0,5 0,4
в том числе самоходные, шт. 219 273 236 322 324
Косилки тракторные, тыс. шт. 3,4 3,3 1,8 2,5 2,6
Погрузчики универсальные сельскохозяйственного
назначения, тыс. шт. 1,4 1,4 1,4 1,4 2,4
Машины для внесения в почву минеральных удобрений
и извести, шт. 271 226 156 565 241
Дробилки для кормов, тыс. шт. 3,6 2,8 1,4 0,4 3,2
Доильные установки, шт. 262 223 257 334 329
Автопоилки для ферм крупного рогатого скота, тыс. шт. 49,0 25,1 28,3 21,5 32,6
Металлорежущие станки, тыс. шт. 8,3 6,5 5,7 5,4 4,9
из них станки с числовым программным управлением,
тыс. шт. 254 218 136 242 279
Кузнечнопрессовые машины, тыс. шт. 1,3 1,2 1,6 1,7 1,5
из них с числовым программным управлением, шт. - 1 32 32 38
Линии автоматические и полуавтоматические
для машиностроения и металлообработки, комплектов 5 2 1 2 1



Комбайны проходческие, шт. 96 82 54 91 80
Машины шахтные погрузочные, шт. 102 129 150 186 162
Турбобуры, тыс. секций 0,9 0,5 0,1 0,5 0,2
Экскаваторы, тыс. шт. 3,6 3,2 2,9 3,5 3,6
Средняя емкость ковша одноковшового экскаватора, м3 0,78 0,75
1,7 0,73 0.78 0,80
Бульдозеры, тыс. шт. 2,7 1,8 1,8 1,8
Автогрейдеры, тыс. шт. 1,3 1,0 1,0 0,9 1,0
Тракторы на гусеничном ходу, тыс. шт. 7,9 6,0 4,7 5,0 4,1
Машины прядильные, шт. 14 16 49 39 16
Станки ткацкие, шт. 187 315 161 188 95
Машины швейные бытовые, тыс. шт. 26,8 29,9 22,0 10,9 - 5,5
в том числе типа "зиг-заг" 19,4 22,3 13,8 6,2 2,4
Машины стиральные, тыс. шт. 1039 1369 1330 1452 1582
в том числе автоматические и полуавтоматические 208 317 350 530 703
из них автоматические 70,1 128 139 221 397
Печи СВЧ (в части поставки торгующим организациям),
тыс. шт. 3,3 26,5 30,4 231 942
Электропылесосы, тыс. шт. 762 787 721 715 890
Соковарки (включая электрические), тыс. шт. 0,6 0,2 0,5 0,4 0,1
Электромиксеры, тыс. шт. 110 117 98,9 63,1 81,6
Электромясорубки, тыс. шт. 177 199 237 265 214
Электрочайники, тыс. шт. 226 233 176 156 181
Электросамовары, тыс. шт. 19,1 10,3 10,7 9,1 7,5
Электрокофемолки, тыс.шт. 150 122 118 91,5 63,9
Электросковороды, тыс. шт. 10,3 11,2 13,1 11,9 2,3
Электроплитки, тыс. шт. 987 1001 985 1068 1274
Электропечи "Чудо", тыс. шт. 22,0 20,0 17,0 24,4 27,0
Электродуховки, тыс. шт. 92,2 101 64,8 48,4 55,7
Электросоковыжималки, тыс. шт. 79,5 85,8 80,6 92,1 88,9
Электроутюги, тыс. шт. 1201 1233 901 597 425
Электрофены, тыс. шт. 87,4 69,9 27,1 12,9 5,5
Электрокамины, тыс. шт. 46,4 20,8 16,3 4,8 0,4
Холодильники и морозильники бытовые, тыс. шт.: 1719 1938 2218 2589 2778
Холододильники 1542 1733 2004 2370 2519
из них двух - и трех камерные 1154 1309 1511 1837 1933



Российские предприятия сельскохозяйственного машиностроения:
Ростсельмаш — один из лидеров мирового сельскохозяйственного машиностроения. На его долю приходится 65 % российского рынка сельскохозяйственной техники и 17 % мирового рынка этой техники.
Крупными предприятиями отрасли являются Челябинский тракторный завод и Чебоксарский агрегатный завод.
     В 2001 году было учреждено ОАО «Росагролизинг» и как следствие изменена система предоставления государственных средств на лизинг сельскохозяйственной техники. За 2002-2003 годы «Росагролизинг» заключил около 1000 договоров лизинга на сумму около 15 млрд. рублей. В тот период это обеспечило для предприятий сельхозмашиностроения стабильность продаж и стимулировало интерес инвесторов к данной отрасли.
В 2008 году в России было произведено 11,2 тыс. тракторов на колёсном ходу, 8 тыс. зерноуборочных комбайнов, 803 кормоуборочных комбайна, что закрывает потребность внутреннего рынка на 35-40%.
Судостроение
      Судостроительная промышленность России традиционно является одной из наиболее технологически развитых отраслей экономики. Российские верфи имеют опыт строительства судов практически любого класса, типа и тоннажа. В отрасли имеются крупнейшие производители силовых систем и систем автоматизации. Научный потенциал научно-исследовательских и проектных институтов, лабораторий отраслевого и академического направления позволяет не только выполнять уникальные заказы по проектированию судов, но и разрабатывать новые концептуальные направления в судостроении.
       В России существует более 1000 предприятий, занятых в судостроении, судоремонте, производстве двигательного, гидроакустического, навигационного, вспомогательного, палубного и других видов оборудования, материалов и комплектующих для судов, а также осуществляющих научную деятельность в области кораблестроения и морской техники.
       По другим оценкам, в России насчитывается около 4000 предприятий и организаций, которые в той или иной степени обеспечивают производство продукции и услуг в области создания техники для изучения континентального шельфа, а также хозяйственной и военной деятельности на внутренних морях и в международных водах.
        Крупнейшими центрами российского судостроения являются Санкт-Петербург, Северодвинск, Нижний Новгород, Калининградская область.
        В 1995—2005 годах на российских судостроительных предприятиях размещалось 4 % объёма российских заказов судов. К 2007 году этот показатель повысился до 6 %, в 2008 году составил 8 %. В 2008 году объём продаж в российском судостроении составил 150 млрд. рублей.
        Объем производства в российском судостроении за 11 месяцев 2009 года увеличился на 50 %. В 2010 год российское судостроение вошло с ростом в 62 %.

Ракетно-космическое машиностроение

       В структуру ракетно – космической промышленности входит 66 предприятий. Крупнейшие предприятия космической промышленности:
ОАО «РКК «Энергия» им. С. П. Королёва», ГКНПЦ им. М. В. Хруничева,
ЦСКБ-Прогресс, Научно-производственная корпорация «Системы прецизионного приборостроения», НПО машиностроения, ОАО «НПО Энергомаш имени академика В. П. Глушко», ОАО «Государственный ракетный центр имени академика В. П. Макеева» (ОАО «ГРЦ Макеева»), Научно-производственное объединение им. С. А. Лавочкина.
       По данным на 2006 год за Россией было примерно 11 % мирового рынка космических услуг. Согласно Государственной стратегии развития ракетно-космической промышленности, к 2015 году доля продукции ракетно-космической промышленности на мировом рынке производства ракетно-космической техники к 2015 году должна достигнуть 15 %.
        По интенсивности космической деятельности (по количеству запущенных космических кораблей и количеству запущенных космических аппаратов) Россия занимает лидирующие позиции на протяжении последних нескольких лет.
        По объёму финансирования гражданской космической деятельности по данным последних лет Россия занимает шестое место в мире.
        В настоящее время агентством Роскосмос заключены межправительственные соглашения о сотрудничестве в космической деятельности с 19-ю странами; среди них США, Япония, Индия, Бразилия, Швеция, Аргентина и страны, входящие в Европейское космическое агентство (ЕКА). В марте 2010 года Франция заказала у России 14 ракет-носителей «Союз» на 1 млрд. долларов США.

Железнодорожное машиностроение

       Российские предприятия железнодорожного машиностроения: Тверской вагоностроительный завод, Уралвагонзавод, Вагоностроительная компания Мордовии, Вагонмаш, Калининградский вагоностроительный завод, Торжокский вагоностроительный завод.
       В 2008 году в России было произведено 49 секций магистральных тепловозов, 259 магистральных электровозов, 2,1 тыс. магистральных пассажирских вагонов, 42,7 тыс. магистральных грузовых вагонов.
       Ряд российские вагоностроительных предприятий ведут активное сотрудничество в совместном производстве и разработке оборудования для железнодорожной отрасли с рядом зарубежных компаний, среди которых Alstom, Siemens, Starfire Engineering&Technologies, Nippon Sharyo Ltd, American Railcar Industries и Amsted Rail.

Энергетическое машиностроение

        Крупнейшими центрами энергетического машиностроения в России являются Санкт-Петербург и Ленинградская область (завод «Электросила», Ленинградский металлический завод, Завод турбинных лопаток, Ижорский завод), Москва и Московская область (ЗиО-Подольск).
        Крупнейшими научно-исследовательскими и проектно-конструкторскими организациями в области энергетического машиностроения в России являются: «Силовые машины» (завод «Электросила», Ленинградский металлический завод, Завод турбинных лопаток, Калужский турбинный завод, НПО ЦКТИ им. И. И. Ползунова), Объединенные машиностроительные заводы (Ижорский завод, Pilsen Steel, SKODA JS), ЭМАльянс (ЗиО-Подольск, Красный котельщик), группа «Энергомаш».
       Российская компания «Силовые машины» — крупный производитель энергетического оборудования для электростанций. Выручка компании в 2009 году выросла на 30 %, составив 1,8 млрд. долларов.

Крупнейшие российские машиностроительные компании на 2005 год
Компания Доходы, млн. $ Прибыли, млн. $
АвтоВАЗ
5570,3 (16) 160,2 (37)
«СОК»
1705,6 (33) —
АХК Сухой
1496,9 (37) 84,4 (63)
КамАЗ
1612,7 (35) 7,3
Другие крупные предприятия России:
ОАО "Дальэнергомаш" - производство компрессорного, тягодутьевого и насосного оборудования.
Уральский завод тяжёлого машиностроения (УЗТМ, Уралмашзавод) — одно из крупнейших машиностроительных предприятий России, специализируется на производстве шагающих экскаваторов, блюмингов, прокатных станов, гидравлических прессов, бурового оборудования для нефтегазодобывающей промышленности.
Уралмаш-буровое оборудование — самый крупный в России изготовитель буровых установок. Входит в группу Интегра.
Уральский завод химического машиностроения (Уралхиммаш) — завод, изготавливающий машины и оборудование для предприятий химической и нефтехимической промышленности, а также строительных предприятий.
Уралэлектротяжмаш — крупнейшее в России предприятие высоковольтного аппаратостроения, производит трансформаторное и реакторное оборудование, также занимается разработкой и изготовлением «под ключ» газотурбинных ТЭЦ.
Уральский завод транспортного машиностроения (Уралтрансмаш) — один из старейших на Урале машиностроительных заводов, с течением истории выпускавший продукцию различного профиля — от продукции военного назначения (агрегатов, узлов и запчастей к танкам Т-34, Т-54, Т-55 и Т-72, а также самоходным установкам СУ-122, СУ-85, СУ-100) до производства машиностроительной продукции народного хозяйства (буровых станков, нефтяных качалок, породопогрузочных машин, гидравлических тракторных погрузчиков). В настоящее время также производит модернизированные самоходные гаубицы 2С19 «МСТА-С», 2С3 «Акация», гусеничные минные заградители ГМЗ-3, трамвайные вагоны «СПЕКТР» серии 71-402, 71-403, 71-405, приводы штанговых глубинных насосов нефтедобычи, лифтовое оборудование.
Уральский турбинный завод (УТЗ) — предприятие, специализирующееся на выпуске паровых теплофикационных и газовых турбин, а также агрегатов для транспортировки природного газа.
Машиностроительный завод имени М. И. Калинина (ЗиК) — выпускает военную технику, боевые средства ПВО, а также гражданскую продукцию: дизельные и электрические погрузчики, платформенные электрические тележки, грузозахватные приспособления, коммунальные машины для уборки улиц, этикетировочные автоматы.
Уральский компрессорный завод (УКЗ, Уралкомпрессор) — крупное предприятие по производству компрессорного оборудования (передвижные компрессорные станции, поршневые, винтовые и мембранные компрессорные агрегаты, детандерные агрегаты), а также криогенного оборудования (воздухоразделительные установки, газификаторы, криогенные цистерны, рампы).
Уральский завод гражданской авиации (УЗГА) — один из крупнейших в России заводов по изготовлению и ремонту авиационных двигателей, на предприятии проводится капитальный и восстановительный ремонт вертолетов Ми-8, двигателей ТВ2-117, ТВ3-117 и их модификаций, а также агрегатов двигателей для вертолетов Ми-8МТ, Ми-8Т, Ми-8МТВ-1, Ка-32, Ми-2 редукторов ВР-8А, ВР-14, двигателей НК-8-2У (для самолета Ту-154), ГТД-350, вспомогательных силовых установок АИ-9В для двигателя ТВ3-117, газогенераторов НК-16СТ для магистральных газоперекачивающих станций.
Екатеринбургский завод лесного машиностроения (Лесмаш) — предприятие по производству оборудования и механизмов для лесодобывающей и лесообрабатывающей промышленности.
Завод Пневмостроймашина — крупнейшее в России предприятие по производству аксиально-поршневых гидромашин и гидроклапанной аппаратуры (выпускает более 90 % всей силовой гидравлики страны).
Машиностроительный завод им. В. В. Воровского — производит буровое и насосное оборудование, газопламенную аппаратуру.
Уральский лифтостроительный завод — один из ведущих производителей подъёмно-транспортного оборудования на территории СНГ.
Екатеринбургский электровозоремонтный завод (ЕЭРЗ) — предприятие-филиал ОАО «РЖД», изготавливает отдельные узлы и запасные части локомотивов, выполняет ремонт тяговых двигателей, мотор-генераторов, колёсных пар электровозов.
Уральский Завод дефибрерных камней — изготавливает специализированные абразивные инструменты, которые используются на предприятиях целлюлозно-бумажной промышленности.
Уральский завод по ремонту тяжёлых машин — предприятие, выполняющее работы по ремонту различных типов станков, мостовых и козловых кранов, кузнечно-прессового оборудования, литейных машин.
Уральский оптико-механический завод им. Э. С. Яламова (УОМЗ) — одно из крупнейших предприятий оборонно-промышленного комплекса России, лидер отрасли оптического приборостроения, производит оптико-электронные системы для авиации, системы оптического наблюдения, тепловизоры, геодезическое спутниковое оборудование, оптические изделия, светотехнику, медицинское оборудование.
НПО Автоматики имени Н. А. Семихатова — лидер в области разработки и изготовления систем управления. В советские времена основной продукцией были системы управления межконтинентальными баллистическими ракетами, после распада СССР сфера выпускаемой продукции расширилась, сейчас помимо систем управления для ракетной и космической продукции, выпускаются автоматизированные системы управления технологическими процессами для транспорта, промышленных предприятий, медицины, энегетики, системы пожаротушения, а также энергооборудование, приборы учёта, контроля и регулирования. Системы управления, произведённые на НПО Автоматики сейчас используются для запуска космических аппаратов на космодромах Байконур (Казахстан), Плесецк (Россия), Куру (Французская Гвиана).[71]
Уральский электронный завод — первое в России предприятие, запустившее производство оптических носителей, в настоящее время является крупнейшим производителем компакт-дисков на территории СНГ (торговая марка Mirex).
Уральский завод точной механики — изготовитель и разработчик морских гирокомпасов, гирокурсоуказателей, гировертикалей и другого навигационного оборудования для ВМФ, торгового и рыбопромыслового флотов.
Уральский электромеханический завод — изготовитель спектрофотометров и дозиметров, средств коммуникации, оборудования для атомных электростанций.
Свердловский инструментальный завод (СИЗ) — предприятие, ориентированное на изготовление сложного режущего инструмента.
Уральское производственное объединение «Вектор» — выпускает радиоэлектронную аппаратуру, оборудование для электротранспорта, метеорологическое оборудование, в течение 15 лет был монополистом в выпуске отечественных электромузыкальных инструментов и звуковых усилителей.
Уральский приборостроительный завод (УПЗ) — предприятие оборонной промышленности, выпускающее приборы для авиации (гироскопические приборы и устройства, электронную аппаратуру, комплексные системы управления), а также теплоэнергетическое оборудование и медицинскую технику (приборы искусственной вентиляции лёгких и ультразвуковой диагностики).
Завод Электромедицинской аппаратуры (ЭМА) — предприятие, специализирующееся на производстве световой медицинской техники, бактерицидных облучателей.
Завод Композит — производство радиаторов и отопительных систем для техники.
Свердловский завод трансформаторов тока — производит трансформаторы тока, датчики тока, а также широкий спектр других электротехнических изделий.
Свердловский электромеханический завод — производит распределительные устройства низкого и среднего напряжения, коммутационные аппараты, комплектные наружные трансформаторные подстанции.
Завод горноспасательного оборудования — занимается разработкой и производством продукции пожарно-технического назначения, горноспасательной аппаратуры, горношахтного оборудования.
ОАО Автомобильный завод «Урал», с 1941 — производство грузовых автомобилей и вахтовых автобусов марки «Урал».
ОАО «Миассэлектроаппарат», с 1942 — производство электродвигателей, воздуховсасывающих агрегатов, зернодробилок.
ОАО Государственный ракетный центр им. академика В. П. Макеева (ГРЦ), с 1947 — разработка ракетно-космической техники.
ФГУП «НПО электромеханики», с 1958 — производство датчиков, систем контроля, инерциальных навигационных систем.
ФГУП «Миасский машиностроительный завод» (ММЗ), с 1959 — производство компонентов ракетных систем, кондитерского оборудования, пивоваренного оборудования, нефтехимического оборудования, автоэлектроники и аксессуаров, систем отопления, кварцевого стекла.
ЗАО «Миасский ремонтно-механический завод», с 1967 — изготовление земснарядов и ремонт пожарных автоцистерн.
ЗАО «Базальт», с 1991 — производство гидравлических цилиндров тормозов и сцепления для автомобилей ВАЗ.
ЗАО «Уралтерминалмаш», с 1993 — производство гидравлических манипуляторов «Синегорец».
ООО «Ивеко-Уралаз», с 1994 — производство большегрузных автомобилей по лицензии «IVECO».
ОАО «УралПОЖТЕХНИКА», с 1994 — производство пожарной техники на базе грузовых автомобилей.
ООО «Миасский завод специализированных автомобилей» (МЗСА), с 1998 — производство автофургонов, передвижных мастерских и узкоспециализированных автомобилей.
ЗАО «Гримма-Миасс-Нефтемаш», с 1995 — проектирование АЗС, нефтебаз, складов ГСМ, нефтеперерабатывающих заводов, нестандартного емкостного оборудования; производство оборудования для АЗС, нефтебаз и НПЗ; установок для разогрева битума, газоуловителей систем жидкостного охлаждения, отопительных котлов, емкостей для пищевой и пивоваренной промышленности, прогулочных плавательных средств (катамаранов и тримаранов).
ООО «Нейрософт» — производитель медицинского диагностического оборудования.
ООО «КТБмаш», с 1989 — производство оборудования для птицефабрик.
ЗАО «Кедр», с 1988 — производство запасных частей к легковым автомобилям.
ЗАО «Миасский завод медицинского оборудования», с 1990 — производство асептической ламинарной техники.
ЗАО «Делсот», с 1991 — производство электронагревательного оборудования.
ЗАО «Новэл», с 1991 — производство электронагревательного оборудования.
ООО «Санвент», с 1992 — производство вентиляционного, водосточного оборудования, теплиц
ООО «Кедр-Плюс», с 1994 — производство автозапчастей.
ЗАО «Урал-Микма-Терм», с 1994 — производство электронагревательного оборудования.
ООО «НПП «Зонд-Пак»», с 1995 — производство упаковочного оборудования.
ЗАО ПО «Трек», с 1995 — производство авто компонентов для легковых автомобилей.
НПП «Уникон», с 1995 — производство медицинских инструментов и медицинского оборудования.
ООО «Элвин», с 1995 — производство электронагревательного оборудования.
ООО «Электромаш», с 2002 — производство оборудования для частного с/х (измельчитель зерна, умывальник и т. п.).
ООО «Север-1», с 1997 — производство теплоизоляционного оборудования.
ООО «Спецавтомаш», с 1997 — производство спецтехники на базе большегрузных автомобилей.
ООО «Энергосберегающие технологии», с 1997 — производство оборудования для приготовления многокомпонентных жидких систем и топливно-водных эмульсий.
ЗАО «Завод Спец Агрегат», с 1999 — производство спецтавтотехники.
ООО «Приоритет», с 1999 — производство пожарной автотехники.
ООО «Спецавтомаш». Производство спецтехники на шасси Урал и Камаз.
ООО «Автоспецтехника-Урал» (АСТ-Урал), с 2000 — производство седельных тягачей, металловозов, лесовозов и сортиментовозов на шасси «Урал» и «КамАЗ».
ООО «Гирд», с 2000 — производство спецтавтотехники.
ЗАО «Ламинарные системы», с 2000 — производство асептической ламинарной техники.
ООО «Уралпромтехника», с 2003 — производство самосвалов, лесовозов, трубовозов, трубоплетевозов, сортиментовозов.
Основные группы продукции тяжелого машиностроения:

Горнодобывающее оборудование
Оборудование для добычи руды и угля открытым способом: карьерные экскаваторы, одноковшовые погрузчики, экскаваторы-драглайны, многочерпаковые цепные экскаваторы, отвалообразователи, транспортеры и конвейеры, грейферные краны, роторная техника, дробилки, грохоты, мельницы.
Оборудование для подземной добычи руды и угля: проходческие комбайны, добычные (очистные) комплексы, механизированные гидравлические крепи, конвейеры, подъемные установки (копры и клети), системы рудничной и шахтной принудительной вентиляции, пневмооборудование, буровые станки.
Перегрузочное и усреднительное оборудование: укладчики, усреднители, заборщики, питатели, толкатели, конвейеры, рыхлители.
Металлургическое оборудование:
Обогатительное оборудование (частично применяемое как на горно-обогатительных комбинатах, так и на аглофабриках, входящих в состав меткомбинатов): вагоноопрокидыватели, штабелеукладчики, дробилки щековые, молотковые, конусные, валковые крупного, среднего и мелкого дробления, мельницы шаровые, стержневые, классификаторы, магнитные сепараторы мокрой и сухой сепарации, грохоты, барабанные окомкователи, чашевые окомкователи, смесители барабанные, распределители шихты, дешламаторы, кольцевые шахтные обжиговые машины, питатели, кладчики окатышей, устройства скреперные, охладители агломерата, агломерационные машины и др.
Оборудование для производства кокса: коксовые батареи, коксовыталкиватели, углезагрузочные машины, двересъёмные машины, электровозы тушильных вагонов, коксовозные вагоны, грохоты, конвейеры, краны, тягодутьевые машины и др.
Доменное оборудование: скиповые подъемники, оборудование колошникового устройства, машины и механизмы обслуживания леток доменной печи, устройства для обслуживания фурм, трансферкары, вагоны-весы, толкатели тележечные, желоба качающиеся, чугуновозы, краны, клапаны горячего и холодного дутья.
Оборудование для производства стали: стационарные миксеры, дуговые и индукционные сталеплавильные печи, вакуумные дуговые печи, электроннолучевые печи, печи электрошлакового переплава, кислородные конвертеры, машины для заливки чугуна и завалки скрапа в конвертер, для подачи кислорода и торкрет-массы в конвертер, для транспортировки чугуна, скрапа, стали и шлака, домкратные устройства, машины для футеровки конвертеров, машины для отсечки шлака при выпуске стали из конвертера, для отбора проб и замера параметров плавки, сталеразливочные ковши, оборудование для подачи сыпучих материалов, установки внепечной обработки стали, машины непрерывного литья заготовок (МНЛЗ), режущие устройства, промежуточные ковши для машин непрерывного литья заготовок, краны разливочные и т.д.
Прокатное оборудование: листовые станы горячей и холодной прокатки, сортовые и проволочные станы, станы для горячей и холодной прокатки труб валками и роликами, трубоэлектросварочные агрегаты, профилегибочные агрегаты, деталепрокатные станы, оборудование для нагрева заготовок перед прокаткой, оборудование для нанесения покрытий, травления, термообработки, резки, правки проката и др.
Кузнечно-прессовое оборудование: ковочные и штамповочные прессы и молоты, гидропрессы для штамповки с обкатыванием, винтовые и гидровинтовые кузнечные машины, прессы усилием до 750 МН, машины импульсного деформирования, прессы для изотермической штамповки и штамповки в условиях сверхпластичности, трубопрофильные прессы, гидравлические прессы для листовой штамповки эластичной средой, прессы для гидростатического прессования порошка, быстроходные прессы для штамповки высоколегированных сталей, никелевых и титановых сплавов, газостаты с давлением рабочей среды до 1000 МПа и температурой до 2200;С, кривошипные горячештамповочные прессы усилием до 160 МН, кривошипные листоштамповочные прессы усилием до 63 МН.
Подъемно-транспортное оборудование:
грузоподъемные краны: грузоподъемные машины различных типов и модификаций, мостовые опорные и подвесные, консольные, козловые, полярные, общего назначения и специальные для различных отраслей промышленности, краны башенные, краны портальные, краны-штабелеры, грейферы, краны железнодорожные, гусеничные и пневмоколесные;
Конвейерное оборудование: конвейеры ленточные, пластинчатые, передвижные;
Перегрузочное и усреднительное оборудование: электротележки-толкатели, установки усреднительные, питатели, специальный железнодорожный транспорт и т.д.
Целевым сегментом тяжелого машиностроения являются тяжелые краны грузоподъемностью более 50 тонн, общепромышленные и специальные для машиностроения и металлургии, а также объектов энергетики.
Оборудование для нефтегазового комплекса:
Буровое оборудование: буровые установки для бурения на суше, буровые установки для бурения на шельфе,
Оборудование для нефтегазопереработки: тяжелые металлические сосуды-реакторы гидроочистки, реакторы риформинга, реакторы гидрокрекинга и т.д.
Оборудование для цементной промышленности:
Вращающиеся печи для обжига цементного клинкера, магнезита и других материалов, запчасти к вращающимся печам: обечайки корпуса вращающихся печей, бандажи вварные и плавающие, роликовые опоры, блоки опорные, гидроупоры, венцы зубчатые, редуктора привода печи; холодильники колосниковые, мельницы цементные и запчасти к ним; глиноболтушки.
Прокатное оборудование
прокатные клети различной конструкции (станинные, бесстанинные, предварительно-напряженные) для производства мелкосортного проката, которые по производительности, надежности, долговечности, точности производимой продукции, удобству обслуживания не уступают оборудованию таких фирм как «SМS», «DANIELI», «КОСКS»;
специализированные станы с трехвалковыми клетями поперечно-винтовой прокатки с узкой специализацией по сортаменту проката, обладают значительно меньшим весом и габаритами по сравнению с подобными станами зарубежного производства;
шестивалковый прокатный стан для производства ленты из различных металлов шириной до 1200 мм;
прокатный комплекс для производства катаных заготовок автомобильных рессор переменного сечения;
комплекс оборудования для производства гофростенок баков охлаждения силовых трансформаторов, который по своим техническим параметрам не уступает аналогичному оборудованию австрийской фирмы «Георг» - признанному европейскому лидеру по производству аналогичного оборудования;
кольцепрокатный комплекс оборудования для производства колец для подшипниковой промышленности, поставлен в США, не имеет аналогов в мире;
прошивной стан для труб большого диаметра (до 420 мм), поставлен на Северский трубный завод, по своим характеристикам превосходит аналогичный стан, поставленный компанией SMS Meer на Таганрогский металлургический завод;
Редукционно-растяжной стан для трубопрокатного агрегата горячей прокатки, поставлен на Украину, не имеет аналогов в мире.
Производство холоднодеформированных труб.
станы холодной прокатки труб роликами, которые обеспечивают получение высококачественных, прецизионных, особо тонкостенных труб с отношением толщины стенки трубы к ее диаметру до 1:100;
стан непрерывной холодной прокатки труб на движущейся оправке, предназначенный для получения массовых партий труб из цветных металлов и сплавов с производительностью, в 10 раз превышающей производительность станов ХПТ;
стан холодной прокатки труб большого диаметра (до 450 мм), поставлен в Китай, не имеет аналогов в мире;
стан холодной прокатки труб роликами для труб большого диаметра (до 350 мм), поставлен в Китай, не имеет аналогов в мире.
Оборудование для цветной металлургии
специализированные станы холодной периодической прокатки листов (ХПЛ) и профильного проката (ХППЛ) из цветных металлов и сплавов, предназначенные для эксплуатации в непрерывных литейно-прокатных комплексах и обеспечившие существенное (в 2-3 раза) снижение металлоемкости и энергоемкости оборудования. Разработки являются приоритетными и не имеющими аналогов в мировой практике.
Кузнечно-прессовое оборудование
Из созданного в России кузнечно-прессового оборудования соответствуют лучшим зарубежным образцам и могут заменить импорт следующие машины:
мощные гидравлические штамповочные прессы усилиями от 50 до 700 МН;
мощные гидравлические прессы для листовой штамповки эластичной средой усилиями от 50 до 600 МН;
горизонтальные гидравлические прессы для прессования профилей и труб из алюминиевых сплавов («экструдинг-прессы») усилиями от 30 до 200 МН;
машины для гидростатической обработки материалов (газостаты и гидростаты) усилиями до 630 МН.
В настоящее время в России ведутся работы над совершенствованием ряда технологий, для которых требуется поддержка в рамках программных мероприятий:
Штамповка с кристаллизацией под давлением. С целью широкого внедрения жидкой штамповки необходимо автоматизировать этот процесс, включающий целый ряд технологических переходов.
Изотермическая штамповка. Необходимо определить режимы изотермической штамповки конкретных уникальных деталей и сплавов и создать инструмент и оборудование для этого процесса.
Гидростатическое прессование порошка. Следует автоматизировать процессы гидростатического прессования на всех технологических переходах: подготовка порошка, дозирование и подача его в прессформу, предварительное уплотнение, вакуумирование, загрузка и выгрузка.
Прессование труб. Отработать для широкого промышленного внедрения технологию производства труб методом горячего прессования путем совмещения процессов прошивки заготовки и прессования трубы в одном рабочем цикле экструдинг-пресса. Это сократит капитальные затраты при строительстве новых производств и эксплуатационные расходы в существующих производствах.
Выпуск металлургического оборудования в фактических ценах в 2004-2009 годах, млн. руб.
Показатель 2004 2005 2006 2007 2008 2009
Производство металлургического оборудования 16 630,663 21 251,617 30 456,344 37 036,844 39 248,429 29 073,962
Темп роста (в %% к пред. году) 55,8 27,8 43,3 21,6 5,9 -25,9

Выпуск оборудования для добычи полезных ископаемых и строительства в фактических ценах в 2004-2009 годах, млн. руб.
Показатель 2004 2005 2006 2007 2008 2009
Производство машин и оборудования для добычи полезных ископаемых и строительства 54 867,02 57 831,73 70 41,22 94 837,77 109 141,29 60 253,77
Темп роста (в %% к пред. году) 29,0 5,4 21,3 35,2 15,1 -44,8
. Выпуск подъемно-транспортного оборудования в фактических ценах в 2004-2009 годах, млн. руб.
Показатель 2004 2005 2006 2007 2008 2009
Производство подъемно-транспортного оборудования 21 490,87 32 858,997 44 153,33 63 959,834 68 321,984 40 073,32
Темп роста (в %% к пред. году) 16,6 52,9 34,4 44,9 6,8 -41,3
Финансовые показатели деятельности предприятий тяжелого машиностроения в 2009 году.
  Количество предприятий, единиц Прибыль от продаж, тыс.руб. Организации, получившие убыток от продажи Сальдированный финансовый результат
в 2009 году 2009 г. к 2008 г., %
количество организаций, единиц в% к общему количеству организаций убыток от продажи, тыс.руб.


Производство подъемно-транспортного оборудования 180 4 605 278 45 25,0 2 261 715 2 343 563 37,9%
в т.ч. Производство кранов кроме строительных 19 861 230 5 26,3 214 636 646 594 40,6%
Производство машин и оборудования для металлургии 44 755 244 17 38,6 548 396 206 848 12,6%
Производство машин и оборудования для добычи полезных ископаемых и строительства 151 3 627 493 63 41,7 7 604 737 -3 977 244 -55,4%

Прирост инвестиций в 2008 году в сравнении с 2005 годом составил:
в производстве машин и оборудования для металлургии – 137% до уровня 1,53 млрд. руб.;
в производстве машин для добычи полезных ископаемых и строительства – 154% до уровня 4,69 млрд. руб.;
в производстве подъемно-транспортного оборудования – 175,5% до уровня 2,09 млрд. руб.
К настоящему времени на рынке продукции тяжелого машиностроения сложилась критическая ситуация, которая характеризуется:
снижением продаж из-за недостаточной конкурентоспособности;
недостатком финансовых ресурсов;
отсутствием инвестиций в НИОКР и модернизацию оборудования;
технологическим отставанием;
моральным и физическим износом производственного оборудования;
утратами позиций на внешнем и внутреннем рынке.
Этот замкнутый круг существует уже около 20 лет. В результате в 2008 году российский рынок тяжелого оборудования состоял из импортных поставок на 80% по металлургическому оборудованию, более 70% по буровому, почти 70% по карьерным экскаваторам и тяжелому подъемно-транспортному оборудованию.
В последние годы по мере появления спроса создано оборудование, не уступающее лучшим мировым образцам либо не имеющее аналогов в мировой практике. Поставки произведены, в том числе, зарубежным заказчикам из развитых стран (Япония, США, Франция, Южная Корея).
        В России разработана стратегия развития отрасли тяжёлое машиностроение до 2020 года. Подготовка стратегии вызвана тем, что вклад тяжелого машиностроения в ВВП составил в 2009 году лишь 1,2% и снижается далее.

Оборонно-промышленный комплекс России

        В 2007 году объём реализации ОПК России составил $18,6 млрд., из них 11,6 млрд. долларов приходилось на государственный заказ, 7 млрд. — на экспорт. С 2000 по 2007 годы объём реализации российского ОПК увеличился в 3,7 раза, в том числе госзаказ — в 6,4 раза, экспорт — в 2,2 раза.
       Доля России на мировом рынке вооружений составляет 23 %, и уступает только доли США (32 %).
       В 2009 году Россия имела военно-техническое сотрудничество более чем с 80 государствами мира, и осуществляла поставки продукции военного назначения в 62 страны, а объём российского экспорта продукции военного назначения в 2009 году превысил 260 миллиардов рублей (8,8 млрд. долларов). Согласно данным СИПРИ, доля поставок боевых самолетов в период 2005—2009 годов составила для России 40 % от общего объёма экспорта. Согласно данным Рособоронэкспорта эта доля составляет примерно 50 % от объема всех продаж российских вооружений.
РФ имеет много миллиардные контракты на поставку вооружений и продукции двойного назначения с Индией, Венесуэлой, Китаем, Вьетнамом, Алжиром, Кувейтом, Грецией, Ираном, Бразилией, Сирией, Малайзией, Индонезией.
В апреле 2010 года сообщено, что концерн ПВО «Алмаз Антей» выполнил контракт на поставку в Китай 15 дивизионов ЗРК С-300 «Фаворит».
Крупнейшие российские предприятия ВПК:
Компания Выручка от реализации, млн. руб. Год отчетности
ОАО «Концерн ПВО „Алмаз-Антей“» в т.ч.:
116146.9 (2009)
ОКБ «Новатор»
8538.1 (2009)
ОАО «Объединённая авиастроительная корпорация» в т.ч.:
114000 (2009)
ОАО «АХК „Сухой“»
49100 (2009)
ОАО «НПК „Иркут“»
36806.7 (2009)
ОАО «Объединенная двигателестроительная корпорация» в т.ч.:.
72347 (2009)
ОАО «Уфимское моторостроительное ПО»
20014 (2009)
ОАО «НПО Сатурн»
15779 (2007)

ОАО «Вертолёты России»
57674.1 (2009)
ОАО НПК «Уралвагонзавод им. Дзержинского»
36272.4 (2009)
ОАО «Корпорация „Тактическое ракетное вооружение“»
31367.5 (2009)
ОАО ПО «Севмашпредприятие»
21160.8 (2009)
ОАО «Корпорация „Аэрокосмическое оборудование“»
20966 (2007).
ФГУП «ММПП Салют»
16513.2 (2009)
ФГУП «КБ приборостроения»
12680 (2007)
ОАО СЗ «Северная верфь»
10719.5 (2009)
Группа «Мотовилихинские заводы»
8200 (2009)
ОАО «Курганский машиностроительный завод»
4855 (2009)
ФГУП ПО «УОМЗ»
3828.5 (2009)

Состояние и перспективы
развития электроэнергетической системы России

          Перспективы развития электроэнергетики напрямую влияют на развитие всех без исключения отраслей экономики России. Прежде чем рассматривать перспективы рассмотрим нынешнее состояние комплекса.
         В России принято считать, что она обладает единым энергетическим комплексом – ЕЭС. Если принять во внимание наличие единой службы диспетчеризации ЕЭС, то в первом приближении будем считать, что на самом деле существует единый комплекс.
        В настоящее время ЕЭС России включает в себя 77 энергосистем, работающих в составе шести работающих параллельно ОЭС — ОЭС Центра, Юга, Северо-Запада, Средней Волги, Урала и Сибири и ОЭС Востока, работающей изолированно от ЕЭС России. Кроме того, ЕЭС России осуществляет параллельную работу с ОЭС Украины, ОЭС Казахстана, ОЭС Белоруссии, энергосистемами Эстонии, Латвии, Литвы, Грузии и Азербайджана, а также с NORDEL (связь с Финляндией через вставку постоянного тока в Выборге). Совместная работа электростанций в Единой энергосистеме обеспечивает возможность установки на электростанциях агрегатов наибольшей единичной мощности, которая может быть изготовлена промышленностью, и укрупнения электростанций. Увеличение единичной мощности агрегатов и установленной мощности электростанций имеет значительный экономический эффект на уровне страны.
       Постановлением Правительства РФ «О реформировании электроэнергетики Российской Федерации» Единая энергетическая система России признана «общенациональным достоянием и гарантией энергетической безопасности» государства. Основной её частью «является единая национальная энергетическая сеть, включающая в себя систему магистральных линий электропередачи, объединяющих большинство регионов страны и представляющая собой один из элементов гарантии целостности государства». Большинство тепловых электростанций России находятся в собственности семи ОГК (оптовые генерирующие компании) и четырнадцати ТГК (территориальные генерирующие компании). Большая часть производственных мощностей гидроэнергетики сосредоточена в руках компании «РусГидро». Эксплуатирующей организацией АЭС России является ОАО «Концерн Росэнергоатом».
      ЕЭС России располагается на территории, охватывающей 8 часовых поясов. Необходимостью электроснабжения столь протяжённой территории обусловлено широкое применение линий дальних электропередач высокого и сверхвысокого напряжения. Системообразующая  электрическая сеть ЕЭС (ЕНЭС) состоит из линий электропередачи напряжения 220, 330, 500 и 750 кВ. В электрических сетях большинства энергосистем России используется шкала напряжений 110—220 — 500—1150 кВ. В ОЭС Северо-Запада и частично в ОЭС Центра используется шкала напряжений 110—330 — 750 кВ. Наличие сетей напряжения 330 и 750 кВ в ОЭС Центра связано с тем, что сети указанных классов напряжения используются для выдачи мощности Калининской, Смоленской и Курской АЭС, расположенных на границе использования двух шкал напряжений. В ОЭС Северного Кавказа определённое распространение имеют сети напряжения 330 кВ. Основу российской электроэнергетики составляют около 600 электростанций суммарной мощностью 210 ГВт, работающих в составе ЕЭС России.
       Две трети генерирующих мощностей приходится на тепловые электростанции. Около 55 % мощностей ТЭС составляют теплоэлектроцентрали (ТЭЦ), а 45 % — конденсационные электростанции (КЭС). Мощность гидравлических (ГЭС), в том числе гидроаккумулирующих (ГАЭС) электростанций составляет 21 % установленной мощности электростанций России. Мощность атомных электростанций составляет 11 % установленной мощности электростанций страны.
        Для ЕЭС России характерна высокая степень концентрации мощностей на электростанциях. На тепловых электростанциях эксплуатируются серийные энергоблоки единичной мощностью 500 и 800 МВт и один блок мощностью 1200 МВт на Костромской ГРЭС. Единичная мощность энергоблоков действующих АЭС достигает 1000 МВт.
        Основным потребителем электроэнергии остается промышленность, хотя ее удельный вес в общем полезном потреблении электроэнергии значительно снижается. Электрическая энергия в промышленности применяется для приведения в действие различных механизмов и непосредственно в технологических процессах. В настоящее время коэффициент электрификации силового привода в промышленности составляет 80%. При этом около 1/3 электроэнергии расходуется непосредственно на технологические нужды. Отрасли, зачастую не использующие электроэнергию напрямую для своих технологических процессов, являются крупнейшими потребителями электроэнергии. Например, это касается сферы потребительского рынка и услуг.
      В последние годы в электроэнергетике России неуклонно обостряется проблема физического и морального старения оборудования электростанций и электрических сетей. Растёт количество энергетического оборудования ТЭС и ГЭС, отработавшие свой парковый ресурс. Старение оборудования - одна из главных причин ухудшения технико-экономических и экологических показателей электростанций. В результате организации РАО «ЕЭС России» ежегодно недополучает более 4 млрд. руб. прибыли. По мнению руководителей отрасли, требуется принятие незамедлительных мер по обеспечению надлежащего технического состояния генерирующего оборудования электростанций РАО «ЕЭС России». Износ оборудования по РАО «ЕЭС России» составил уже 65%.
        Низкие темпы реновации во многом обусловлены дефицитом финансовых ресурсов, как из-за неплатежей потребителей энергии, так и вследствие недостаточности источников финансирования этих работ (амортизационных отчислений).
        Перспективы  дальнейшего развития отрасли напрямую зависят от ряда факторов, основные из них следующие:
- способность руководства страны осознать значение электроэнергетики для развития экономики и её модернизации;
- способность руководства страны выделить приоритеты между строительством и модернизацией тепловых электростанций и атомных электростанций на основе инноваций, в том числе строительства АЭС на тории;
- более оперативное решение технических вопросов отрасли и подготовки кадров;
- принятие политических решений в отношении монополии в энергетике.

Золотовалютные резервы России

        По состоянию на август 2011 года Россия занимала восьмую строчку по запасам золота в объёме 836,7 тонн, что соответствует 7,7% в доле международных резервов золота, что в 10 раз меньше золотых запасов США.
        При этом многие граждане России наивно полагают, что, если государство имеет золотовалютные запасы, то их можно потратить на приобретение новых технологий. На самом деле это не так. В 1944 году в городе Бреттон-Вуд были подписаны международные соглашения, определившие дальнейшее развитие человечества. Согласно данным соглашениям государство не имеет право тратить золотовалютные резервы по собственному усмотрению без одобрения Международного Валютного Фонда (МВФ). Фактически золотовалютные запасы не приносят населению страны никакой пользы.
        Российский Центральный банк не имеет права напечатать рублей столько, сколько требует экономика. Рублей можно напечатать столько, сколько долларов хранится в МВФ. Прекращается экспорт нефти и газа – рушится конструкция экономики вследствие уменьшения валютных резервов.
        По уставу Центральный Банк России не имеет права выдавать кредиты государству, в данном случае, Правительству России. Предположим, в стране складывается неблагополучная финансовая ситуация, требуются рубли для выплаты пенсий, заработных плат, пособий и прочее. Эмиссию рубля, то есть печатание дополнительных денежных знаков, имеет право осуществлять только Центральный Банк. Как работает данный механизм? Россия продала на мировом рынке некий товар, например, нефть. В страну поступило 100 долларов. Центральный банк покупает эти доллары на бирже по биржевому курсу. Доллары попадают в золотовалютные запасы ЦБ РФ, а  в экономику попадает 3000 рублей.
        Если бы стоимость рубля не была по отношению к доллару искусственно занижена, то рублей в экономику поступило бы больше. Таким образом, экономика России полностью зависит от соотношения доллара и рубля, от количества долларов в резерве государства, от количества золота, на которое можно купить доллары.
        Если некая страна не желает подчиняться установленным правилам, МВФ никогда не предоставит такой стране кредиты, фактически материальную помощь.
        Ощутимую долю валютных поступлений России приносит только экспорт нефти и газа. Это означает, что Россия обречена добывать и продавать на внешний рынок нефть и газ, чтобы пополнять свои золотовалютные запасы.
       Резервные запасы валюты не являются величиной постоянной. Так, в августе 2007 года Россия имела 309 млрд. долларов.
       Известно, что до 30% золотовалютного запаса Россия тратит на приобретение государственных облигаций США, являясь фактически крупным внешним инвестором для США. В случае полного дефолта американской банковской и финансовой системы Россия практически теряет все свои сбережения. В ущерб своим национальным интересам Россия отказывается хранить свои резервы в золоте.
       В России неисчерпаемые запасы золота, например, на Чукотке. По прогнозным оценкам на Чукотке запасы золота составляют 300 тысяч тонн. В переводе на валюту это десятки триллионов долларов.
       Например, Россия потратит на строительство 40 горнорудных золотодобывающих предприятий 100 млрд. долларов мощностью 30 тонн в год каждый. Суммарный годовой объём добытого золота составит 1200 тонн или 24 млрд. долларов, или почти 700 млрд. рублей. Привлекательная картина для инвесторов.
      Но Россия не готова добывать золото в больших объёмах, так как горнорудное оборудование в России отсутствует, а Америке, где выпускают уникальное оборудование для добычи золота в экстремальных условиях, не выгодно поставлять оборудование России.
      Так как собственного золота России недостаточно, она закупает его на внешнем рынке. Поставлена задача ежегодно приобретать до 100 тонн золота. Это правильная позиция для страны, экономика которой держится только на экспорте нефти.
      При этом для общественности до сих пор остаётся загадкой факт исчезновения 2,5 тысячи тонн золота после смерти И. Сталина. Россия не обостряет вопрос возврата золотых запасов, вывезенных из России несколькими эшелонами в период 1917-1920 годов и находящегося на ответственном хранении в банках Германии, Японии, Швейцарии, Франции, Америки.

О перспективных проектах России

         Стратегический курс развития России по-прежнему является инновационным. Об этом неоднократно публично заявлял Президент России.
На программы, связанные с развитием инновационных производств и инфраструктуры, в период 2012 – 2014 годы будет направлено 1,6 трлн. руб. Это очень значительная сумма, если учесть, что все расходы федерального бюджета составят 9,9 трлн. руб. и бюджет формируется с дефицитом. Инновационное развитие во всём мире возможно только на основе сочетания интересов власти и бизнеса, потому что государство может выделить деньги, организовать научное сообщество, спрогнозировать, расставить приоритеты. Но освоение денег, выход на рынки - дело бизнеса.
        Примером реализации крупного инвестиционного проекта может служить строительство Богучанской ГЭС на Ангаре. По утвержденному проекту ГЭС будет иметь мощность 3000 МВт, среднегодовую выработку 17,6 млрд. кВт-ч. В здании ГЭС будут установлены девять радиально-осевых гидроагрегатов. Напорные сооружения ГЭС (длина напорного фронта 2587 м) создадут крупное Богучанское водохранилище площадью 2326 км2, полным объемом 58,2 км3.
        Начатое строительство первого этапа Нижнекамского комплекса нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов в Татарстане завершено на 57%. Комплекс подобного масштаба строится в России впервые за последние несколько десятков лет. Реализация этого проекта поможет увеличить объемы переработки нефти в Татарстане с нынешних 7 млн. тонн до 14 млн. тонн.
         Строительство Западного скоростного диаметра в Санкт-Петербурге официально началось в декабре 2005 года, первый участок был открыт 30 октября 2008 года. Проект магистрали предусматривает строительство автодороги протяженностью 48,9 км, из которых 55% составят эстакадные участки. Средняя ширина - 6-8 полос. Трасса пройдет вдоль выходящей на Финский залив западной части города и свяжет Большой морской порт  с основными транспортными комплексами с обходной дорогой и выходами в страны Балтии и Скандинавии.
Строительство Орловского автомобильного тоннеля в Санкт-Петербурге позволит увеличить  пропускную способность тоннеля до 60 000 автомобилей в сутки. Сметная стоимость строительства тоннеля - 26 млрд. 400 млн. рублей. Ожидается, что проект будет реализован в рамках концессионного соглашения. Стоимость равными долями ляжет на частного инвестора, городской бюджет, и Инвестиционный фонд России.
К числу перспективных проектов относится без аэродромный самолет с аэростатической разгрузкой БАРС, который предназначен для перевозки единых крупногабаритных тяжелых (до 400 т) грузов в труднодоступные регионы. Самолет имеет съемную мобильную платформу, где размещается груз в основном в виде технологических блок - модулей, в совокупности с которыми он образует воздушные транспортно-технологические комплексы (ВТТК).  БАРС в составе ВТТК имеет широкую область применения: освоение в труднодоступных местностях нефтяных, газовых и других месторождений, переработка древесины, сельскохозяйственной и другой продукции на месте с помощью мини-заводов, размещенных на платформах, предупреждение и ликвидация чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера: землетрясений, наводнений, ураганов, пожаров. Кроме того, обладая большой дальностью полета, способностью садиться на любую неподготовленную поверхность: воду, болото, снег, лед, грунт – БАРС обеспечит спасение терпящих бедствие на море и ликвидацию последствий разлива нефтепродуктов.
       Большое внимание в современной России уделяется лазерным технологиям вследствие возможности повышения производительности труда в 20-40 раз. Речь идёт о применении лазеров в машиностроительной отрасли, в строительной отрасли, там, где широко применяется обработка металлов, пайка, резка, прошивка отверстий, гравирование, маркирование. Следует отметить, что российские учёные по изучению лазерных технологий находятся на передовых рубежах, но практическое применение лазеров всё ещё находится в хаотическом состоянии.
       Российские ученые разработали метод извлечения золота из морской воды. В основе технологии лежит высокоэффективный механизм цементации металлов на новом адсорбенте. С поверхности адсорбента золото удаляется пирометаллургическим способом с повторным использованием металлической основы адсорбента. Лабораторные испытания опытного образца показали высокую эффективность извлечения золота адсорбентом на искусственно приготовленной морской воде. Следующий этап - исследование адсорбционных характеристик адсорбента по отношению к золоту в присутствии микрокомпонентов, имеющихся в реальной морской воде и выбор оптимального соотношения компонентов активной фазы адсорбента. Затем разработка технологического процесса масштабного производства адсорбента и устройств для реализации различных вариантов извлечения золота из морской воды. Заключительным этапом проекта является опытно-промышленные испытания предлагаемой технологии и ее массовое использование. Основное препятствие для ускоренной реализации проекта заключается в отсутствии заинтересованных инвесторов в реализации  данной технологии.
      Крупные проекты инновационного содержания реализуются при строительстве объектов в Сочи, где в 2014 году пройдёт зимняя Олимпиада.
      Закончена модернизация Челябинского трубопрокатного завода, что позволит России не зависеть от импортных поставок стальных труб большого диаметра.
       Завершено строительство федеральной автомобильной дороги «Амур», протяжённостью 2097 км. Вводится в эксплуатацию магистральный газопровод между Россией и Германией, проходящий по дну Балтийского моря. В сентябре 2011 года начато заполнение технологическим газом первой из двух ниток, первые поставки газа планируются в октябре 2011 года.       Вводится в эксплуатацию мост через Ангару, протяжённостью 1500м.
       В 2011 году завершается строительство и передача заказчику трёх подводных лодок нового поколения – «Северодвинск», «Юрий Долгорукий», «Александр Невский», «Владимир Мономах», «Кронштадт», «Новороссийск», «Севастополь». Заканчивается модернизация атомного крейсера «Адмирал Нахимов», вводится в эксплуатацию плавучая атомная электростанция «Академик Ломоносов» и двух осадочный атомный ледокол проекта 22220.  Начинается серийное производство самолёта серии «МИГ-35», самолёта «МС-21» и боевого вертолёта МИ-38.
        Начата реализация крупного проекта «Сколково», являющегося индикатором инновационного развития России.
       Вблизи посёлка Углегорск начинается строительство нового космодрома «Восточный». В регионах страны вводятся в эксплуатацию более 10 энергоблоков крупной мощности на атомных электростанциях.
       За 6 лет закончится строительство скоростной железнодорожной магистрали Москва – Санкт – Петербург.
       За 10 лет будет реализован проект по доставке на землю грунта с поверхности Марса.
       В завершающейся стадии находится проект по строительству нового цементного завода в городе Новотроицк Оренбургской области. Мощность завода составит 2,5 млн. тонн цемента в год, в том числе первой очереди 1,3 млн. тонн. Близится к окончанию строительство цементного завода в городе Сланцы Ленинградской области. В завершающей стадии строительства находятся заводы «Тулацемент» и Серебрянский завод мощностью 2 млн. и 1,5 млн. тонн цемента каждый.
        Кроме того, несколько цементных заводов находятся в стадии завершении реконструкции мощностей. Это один из крупнейших производителей цемента в России «Мордовцемент», который  готовится к вводу новой технологической линии мощностью 2,35 млн. тонн цемента в год.
      В Красноярском крае начато строительство нескольких фабрик по производству поликремния, что позволит покрыть мировой дефицит этого материала.
      Проектируется строительство российского предприятия по производству вертолётных  двигателей, что позволит России не зависеть от поставок двигателей с Украины.
      На самом деле проектов, стоимостью от 100 млн. долларов до миллиарда долларов много больше. Это характеризует Россию, как развивающуюся страну, хотя эксперты подчёркивают, что комплексного развития не происходит. К тому же ярко выражена тенденция крупного строительства на Северо – Западе, на Юге страны, в Москве и в меньшей степени на Востоке и в Сибири.
       В большинстве случаев проекты оказываются в одиночестве на местном ландшафте. По мнению экспертов, было бы лучше реализовывать более мелкие, но связанные между собой проекты.
 
Иностранные инвестиции в России

          Региональное размещение иностранных инвестиций в России свидетельствует о том, что инвестиционный климат в стране неодинаков и имеет межрегиональные отличия. С точки зрения инвестиционной привлекательности все регионы России можно разделить на три большие группы.
         В первую группу - по существу это инвестиционное ядро России - входят: Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Ленинградская область, Татарстан, Тюменская, Нижегородская, Ярославская и Самарская области, Красноярский край.
         Вторая группа регионов включает наибольшее число субъектов РФ и характеризуется средним уровнем привлекательности. Это Белгородская, Оренбургская, Новосибирская, Курская области, Приморский край, Краснодарский край, Башкортостан и  некоторые другие.
         Третья группа включает в себя регионы, иностранные инвестиции в которые практически не направляются. В эту группу входят республики Ингушетия, Чеченская, Калмыкия, Адыгея, Тыва, Чукотский автономный округ, Еврейская автономная область.
         Основная доля иностранного капитала приходится на регионы с развитой торговой, транспортной, информационной инфраструктурой и высоким потребительским спросом, а также на регионы, отличающиеся высокой плотностью предприятий ТЭК, ориентированных на экспорт.
          Общий объем накопленных иностранных инвестиций в экономике России на конец 2010года составил 300,1 млрд. долларов США, что на 11,9% больше, чем на конец 2009 года (в 2009г. прирост за год составил 1,4%). Наибольший удельный вес в накопленном иностранном капитале приходился на прочие инвестиции, осуществляемые на возвратной основе - 58,3% (на конец 2009г. - 55,5%), доля прямых инвестиций составила 38,7% (40,7%), портфельных инвестиций - 3,0% (3,8%).
        Наибольшая доля накопленных иностранных инвестиций в общем их объеме на конец 2010года приходилась на оптовую и розничную торговлю; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования (17,5%), добычу полезных ископаемых (16,7%), деятельность по операциям с недвижимым имуществом, аренде и предоставлению услуг (10,5%), металлургическое производство и производство готовых металлических изделий (11,8%); наименьшая доля - на издательскую и полиграфическую деятельность, тиражирование записанных носителей информации (0,1%), текстильное и швейное производство (0,1%), здравоохранение и предоставление социальных услуг (0,06%), рыболовство и рыбоводство (0,04%), производство кожи, изделий из кожи и производство обуви (0,01%), образование (0,001%).
         Среди субъектов Российской Федерации наибольшая доля накопленных иностранных инвестиций на конец 2010года приходилась на Москву (42,6%), Сахалинскую область (11,1%), Липецкую область (7,2%), Московскую область (6,6%), Санкт-Петербург (5,3%); наименьшая доля - на Карачаево-Черкесскую Республику (0,0%), Республику Калмыкия (0,002%), Республику Алтай (0,002%), Кабардино-Балкарскую Республику (0,003%), Магаданскую область (0,004%), Республику Бурятия (0,005%), Еврейскую автономную область (0,01%), Чукотский автономный округ (0,02%).
        Объем накопленных прямых иностранных инвестиций в экономике России на конец 2010года составил 116,2 млрд. долларов США (рост за год на 6,6%, или на 7,2 млрд. долларов США). Наибольший объем накопленных прямых инвестиций приходился на Кипр - 44,7 млрд. долларов США (рост за год на 33,4%, или на 11,2 млрд.долларов США) и Нидерланды - 22,4 млрд. долларов США (снижение за год на 22,9%, или на 6,7 млрд.долларов США).
       В 2010году в экономику России поступило 114,7 млрд. долларов США иностранных инвестиций, что на 40,1% больше, чем в 2009 году.
       Значительное снижение объемов поступления иностранных инвестиций за 2010 год было отмечено в организациях рыболовства, рыбоводства - на 64,2%, транспорта и связи - на 52,2%, здравоохранения и предоставления социальных услуг - на 50,5%.
 
       Накопленный на конец 2010года капитал из:
Кипра был сосредоточен в российской экономике, в основном, в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий; в организациях, осуществляющих деятельность по операциям с недвижимым имуществом, аренде и предоставлению услуг; в добыче полезных ископаемых; в оптовой и розничной торговле; ремонте автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования; в финансовой деятельности; в производстве кокса и нефтепродуктов; в строительстве; в транспорте и связи; производстве пищевых продуктов, включая напитки, и табака; (87,9% от общего объема накопления из данной страны);
         Нидерландов - в добыче полезных ископаемых; в оптовой и розничной торговле; ремонте автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования; в организациях, осуществляющих деятельность по операциям с недвижимым имуществом, аренде и предоставлению услуг; в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды; транспорте и связи; в производстве кокса и нефтепродуктов; в производстве пищевых продуктов, включая напитки, и табака; в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий (92,9%);
          Люксембурга - в оптовой и розничной торговле; ремонте автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования; в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий добыче полезных ископаемых; транспорте и связи; финансовой деятельности; в производстве пищевых продуктов, включая напитки, и табака (97,2%);
         Китая - в производстве кокса и нефтепродуктов; в транспорте и связи (95,3%);
         Германии - в оптовой и розничной торговле; ремонте автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования; в производстве кокса и нефтепродуктов; в добыче полезных ископаемых; в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий; в организациях, осуществляющих деятельность по операциям с недвижимым имуществом, аренде и предоставлению услуг; производстве пищевых продуктов, включая напитки, и табака; государственном управлении и обеспечении военной безопасности, социальном страховании; в производстве транспортных средств и оборудования (82,8%);
         Соединенного Королевства (Великобритании) - в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий; в производстве кокса и нефтепродуктов; в организациях, осуществляющих деятельность по операциям с недвижимым имуществом, аренде и предоставлению услуг; в оптовой и розничной торговле; ремонте автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования; в транспорте и связи; в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды; в производстве транспортных средств и оборудования; в финансовой деятельности; в производстве пищевых продуктов, включая напитки, и табака; в добыче полезных ископаемых (91,7%);
          Ирландии - в транспорте и связи; в организациях, осуществляющих деятельность по операциям с недвижимым имуществом, аренде и предоставлению услуг; в оптовой и розничной торговле; ремонте автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования; добыче полезных ископаемых (92,7%);
         Франции - в производстве кокса и нефтепродуктов, в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий; в добыче полезных ископаемых; в оптовой и розничной торговле; ремонте автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования; производстве транспортных средств и оборудования; в организациях, осуществляющих деятельность по операциям с недвижимым имуществом, аренде и предоставлению услуг; в финансовой деятельности; транспорте и связи (87,1%);
           Японии - в добыче полезных ископаемых; в оптовой и розничной торговле; ремонте автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования (91,1%);
           Виргинских (Британских) островов - в организациях, осуществляющих деятельность по операциям с недвижимым имуществом, аренде и предоставлению услуг; в оптовой и розничной торговле; ремонте автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования; в производстве кокса и нефтепродуктов; в строительстве; в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий; в финансовой деятельности (83,8%).
          Государства-участники СНГ вложили в 2010году в экономику России 4,7 млрд. долларов США инвестиций (4,1% иностранных инвестиций в российскую экономику), что на 49,0% больше по сравнению с 2009 годом.
          В общем объеме инвестиций из государств-участников СНГ наибольшая доля приходилась на добычу полезных ископаемых - 32,6% (1,5 млрд.долларов США); производство кокса и нефтепродуктов - 30,0% (1,4 млрд.долларов США), что составило соответственно 11,1% и 10,7% от общего объема поступивших инвестиций из-за рубежа в 2010году в эти виды экономической деятельности.
          Наибольшая доля поступления иностранных инвестиций из государств-участников СНГ в 2010г. приходилась на Беларусь - 41,1%, Казахстан - 31,7%, Украину - 12,3%. При этом, в 2010 году по сравнению с 2009 годом поступление инвестиций из этих стран возросло соответственно на 25,7%, на 94,6%, на  92,2%.
          Россия испытывает определенные трудности в привлечении иностранного капитала и его эффективном использовании. Здесь можно выделить ряд причин:
1) регулирование деятельности иностранных инвесторов затрудняется вследствие отсутствия стабильной правовой базы;
2) постоянное ухудшение материального положения большей части населения страны и рост социальной напряженности;
3) коррупция и криминализация отдельных сфер предпринимательской деятельности;
4) неразвитая инфраструктура, в том числе транспорт, связь, система телекоммуникаций, гостиничный сервис;
5) высокая общая политическая нестабильность, в частности нестабильность законодательства;
6) высокий уровень налогообложения и внешнеторговых пошлин;
7) отсутствие единой государственной политики в области привлечения иностранных инвестиций.
       Несмотря на перечисленные сложности, Россия обладает большим потенциалом, способным заинтересовать иностранных инвесторов. Это, прежде всего:
1) богатые и сравнительно недорогие природные ресурсы (нефть, газ, уголь, полиметаллы, алмазы, лес и др.);
2) огромный внутренний рынок;
3) кадры с достаточно высоким уровнем базового образования, способные к восприятию новейших технологий в производстве и управлении;
4) относительно дешевая квалифицированная рабочая сила;
5)отсутствие серьезной конкуренции со стороны российских производителей;
6) осуществляемый процесс приватизации и возможность участия в нем иностранных инвесторов;
7) возможность получения быстрой сверхприбыли.
        Таким образом, можно сделать вывод, что, несмотря на огромное отставание в экономическом развитии от западноевропейских стран, Россия может сравнительно быстро вырваться вперед при правильном использовании ее возможностей.
        Отставание темпа роста прямых инвестиций можно объяснить целым комплексом причин.
        Одна из важнейших - отсутствие в России достаточного количества прибыльных предприятий, которые иностранные инвесторы могли бы приобрести на открытом рынке. При этом одним из основных аргументов до сих пор является низкая капитализация многих российских компаний, вследствие чего продажа даже незначительной их части просто невыгодна. Иными словами, стратегия сохранения предприятия в собственности, которое недооценено на рынке, но приносит значительные доходы от текущей деятельности, до сих пор имеет достаточно сторонников в отечественном бизнесе.
        Однако на наш взгляд более важной причиной сдерживания иностранных инвестиций в экономику России является высокая коррупция не только в высших эшелонах власти, но и в средних, и в низовых уровнях власти. Кроме того, высокий уровень организованной преступности, контролирующей важнейшие экономические отрасли, в том числе, банковский сектор, не  дают иностранным инвесторам гарантии стабильного ведения бизнеса.
         К сожалению, жёсткие меры, предпринимаемые руководством страны по искоренению коррупции и организованной преступности, должного результата не приносят, что ставит под сомнение заметный рост иностранных инвестиций в реальный сектор экономики в ближайшие годы.

Основные проблемы, влияющие на целостность России

       На наш взгляд современной России из глубины советских времён достались проблемы, решение которых трудно реализовать в современных условиях. К тому же, не менее острые проблемы добавила перестройка, непродуманные реформы, которые ввергли Россию в хаос. Многие аналитики предрекают России судьбу СССР, то есть, распад на десятки регионов, потребующих для себя полной государственной самостоятельности.
       Попытки руководства страны изменить ситуацию в лучшую сторону не носят конструктивного системного характера.
       Некоторые эксперты пытаются объяснить трудности российской государственности только финансовыми проблемами. На самом деле это далеко не так. Это ошибочное, а может и провокационное заблуждение.
       Для современной России главным вопросом остаются политические вопросы, смещение геополитических интересов в сторону национальных меньшинств, защита интересов мусульманской религии в большей степени, чем православной, на чём строилась государственность Руси в древние времена.
       Демократические преобразования предоставили малым народам во весь голос требовать своего признания. Например, представители Татарстана в официальной форме потребовали от Президента признать татарский язык вторым государственным языком России. Такое же требование вправе выдвинуть любая из 180 национальностей, заселяющих Россию, вплоть до китайских вновь образованных автономий.
       Огромное социально-экономическое расслоение также является в большей степени политической составляющей, а не социальной. Но социальная составляющая в последние годы приобретает для России первостепенное значение.
        Формирование новой социальной стратегии России происходит в условиях острого социального кризиса, который накладывает разительные  отпечатки на этот процесс. Чтобы разобраться в нынешнем состоянии социальной политики РФ, необходимо понять, в чём причины и основные проявления данного кризиса, какие стратегические  и концептуальные проблемы обнаружились в обществе вследствие радикального изменения общественного строя и смены социальных приоритетов. На самом начальном этапе экономических реформ в 1991 - 1992 гг., перед российским правительством стояла проблема выбора стратегии социальной политики для её включения в общую стратегию экономических преобразований. Большое влияние на осуществление этого выбора оказала принятая концепция реформ по формуле Ельцина, которая исходила из необходимости повышения эффективности функционирования хозяйственной системы путем перехода к рыночным отношениям в экономике.
       В результате был сделан выбор в пользу того, чтобы не рассматривать социальную сферу как приоритетную, а социальную политику - как самостоятельное направление деятельности государства. В качестве критерия эффективности новой системы были выбраны лишь экономические показатели. Развитие же социальной сферы либо её отдельных показателей даже не назывались в качестве явных целей реформ. Акцент был сделан на реформирование экономической сферы, социальную политику же было решено считать лишь элементом общей экономической стратегии, а состояние и динамику процессов в социальной сфере предлагалось  рассматривать только в качестве предельных ограничений для экономических преобразований.
        Время показало, что стратегически план реформ был не верен, так как социальный запас прочности общества оказался исчерпаемым, а социальная цена реформ  очень высокой. В конечном итоге стало ясно, что именно социальные последствия и издержки реформ оказались главным тормозом дальнейших экономических и политических преобразований в обществе. В социальном плане Россия оказалась отброшенной на позиции 19 века, когда государство заботилось о человеке с большим рвением.
       В России за тысячу лет сформировалась своя Восточно-Христианская культура, где значительную часть культуры представляла собственно Религия.
       Эта культура уничтожалась 70 лет коммунистами, а потом за её окончательное уничтожение взялись либералы из команды Ельцина. Россия начала стремительно терять свои исторические корни, свой быт, свою культуру, свою миссию на Земле. Россиянам насильственным образом начали прививать чуждый образ жизни и культуры. Особенно чужда западная культура поведения для народов Кавказа, для мусульман. Источником духовного разложения российского общества явилась порочная модель выбранного пути. Это путь в неизвестность, как отмечают многие известные российские эксперты.
         О системном кризисе в России говорят не только политики или экономисты, но и руководители православной церкви. Действительно, 20 век для русского народа кончился на самом деле катастрофически. Россия потеряла свои прежние территории и вошла в границы конца 16 - начала 17  века. Положение страшное ещё и потому, что народ потерял волю к жизни. Женщины не хотят рожать детей, мужчины не хотят служить в армии и защищать Отечество.
         Огромную проблему представляет старение населения. Снижение рождаемости, сокращение численности детей и их доля в населении непосредственно ведет к старению народа. Среди российских граждан очень большой процент людей, которых можно характеризовать как инвалидов. За 90-е годы в два раза выросло количество инвалидов. Если в 93 году их насчитывалось 5 миллионов, то в 2000 - более 10 миллионов.  По прогнозам, к 2012 году эта цифра достигнет 12,9 миллиона.
        В России на начало 2008 года числилось 143 миллиона человек населения. Вычтем из них 38 миллионов пенсионеров, 37 миллионов детей, 10 миллионов инвалидов, 5 миллионов наркоманов, алкоголиков, миллион заключённых и всех прочих, получим, что здоровое работоспособное население составляет 53 миллиона в нынешней России. А теперь на эти 53 миллиона наложим цифру 60-70 процентов, находящихся в состоянии нервного стресса. Получим 27 миллионов здоровых людей. 27 миллионов психически здоровых  людей на 17 миллионов квадратных километров территории. Это при наличии тяжелейшего экономического кризиса, когда нужно напрягать интеллектуальные и прочие ресурсы. Возникает вполне законный вопрос, невероятной силы вопрос, а для кого реализуются реформы, модернизация, инновация и прочее?
        По словам Владыки Кирилла: «Сокращение населения в нашей стране в основном происходит за счет сокращения русских. Если говорить о возрастных категориях, то, к сожалению, утраты идут не только за счет пожилых людей, больных людей, но умирают здоровые, молодые люди. Невероятное впечатление производит на любого здравомыслящего человека посещение современных русских кладбищ. Вы посмотрите, кто лежит под этими надгробиями.  Это люди в возрасте 25 – 45 лет, не самые слабые и не самые обиженные Богом».
       Если смоделировать распад России, не важно, когда это произойдёт по срокам, можно убедиться, что в большей степени пострадает, конечно, русское население. Предпосылки для унижения русского населения заложены давно на самом верхнем уровне управления государством. Исторически сложилось так, что Россия является многонациональным государством. А историческая миссия России состоит в том, что она является собирателем народов. В настоящее время в России проживают народы более 120 национальностей. У каждой нации есть свои исторические корни, своя культура и язык, своя территория, свой президент, парламент. Одни народы влачат жалкое существование, другие живут богато и сытно. Имеются факты, когда представители тех или иных народов получают хорошее образование и имеют возможность продвинуться по службе, стать известными и знаменитыми. Достаточно представителей малых народов в высших эшелонах власти, в крупном бизнесе. Практически все российские олигархи, известные обществу, являются представителями малых народов. Наиболее известные «звёзды» кино и эстрады, криминальные авторитеты, крупнейшие учёные и руководители промышленно – финансовых групп также являются представителями малых народов. Этот феномен, когда лидирующая по численности русская нация имеет наименьшее количество преуспевающих граждан, объясняют по - разному. Например, говорят, мол, русские ленивые, им кроме водки и самогона ничего в жизни не нужно, работать они не желают, а другие стремятся заработать, упорно и настойчиво трудятся. Доля истины в подобных рассуждениях имеется.
      Государственное устройство России спланировано также не в пользу русских граждан. Практически все малые народности, проживающие в России, имеют территориальную целостность, столицу, президента, председателя правительства, законодательный орган, атрибутику. Такая территория (республика) входит в состав РФ. У русских собственной территории нет, нет в природе «Русской республики». Если допустить возможность распада России по подобию распада СССР, то русские будут бесправны в том же Башкортостане или Калмыкии, как бесправны русские в республиках Прибалтики, Казахстане, Таджикистане и так далее. У русских, проживающих в провинции, останется только один путь - становиться рабами у малых народностей, которые будут мстить сегодняшним русским за то, что в советское время жизнь малых народностей была тяжёлой и безрадостной. Сегодняшние русские станут заложниками  несправедливой политики коммунистов по отношению к малым народам, например, чеченцам, якутам, эвенкам, манси, калмыкам, остякам и так далее. Русские, проживающие в крупных городах, в Москве, Ленинграде будут, разумеется, более защищены. К тому же, в центральной России проживают обеспеченные русские, которые способствовали распаду СССР, способствуют сегодня распаду России, получая за это определённые подачки и привилегии.
       Патриотизм россиян основан на памяти о Великой отечественной войне, о нечеловеческих  лишениях всех народов России, о Великой победе ради жизни и процветания земли русской, а не ради расчленения русских земель. Патриотов в России остаётся всё меньше и меньше. Многие граждане стали мародёрами. В то время как миллионы умирают от голода, от болезней, мародёры мародёрствуют, обирают и без того обездоленных граждан. Они как шакалы, рвут на части национальное достояние, жируют на падали. Патриоты остались, но они стали изгоями в собственной стране, белыми воронами на фоне жирующих соплеменников - мародёров. Совесть патриотов чиста. Они не участвовали в приватизации, в хищениях, в уничтожении коренного русского населения. Они честно работают и служат Отечеству. Патриоты есть среди учёных, среди политиков, среди офицеров армии, силовых структур, среди священнослужителей. Патриоты есть в судебной системе, среди чиновников и сотрудников аппарата правительства. Много патриотов среди чекистов. Патриоты есть и в центре, и на местах. Патриоты есть среди русских, и среди малых народов. Патриоты есть среди студенческой и рабочей молодёжи. Патриоты есть среди предпринимателей и жителей села. Неимоверно сложной задачей для патриотов является объединение усилий для ещё более сложной задачи – спасения целостности и могущества России. Сегодняшние патриоты озабочены стремлением ближайших восточных соседей завладеть землями России. На их картах России к востоку от Урала не существует. Но существует правительственная программа, которая идеологически и финансово поддерживает своих граждан, решившихся поселиться в России.
       Финансовая проблема для укрепления государственности имеет для России также немаловажное значение. Государство не в состоянии контролировать теневые финансовые потоки, которые нужны для роста экономики страны.
       Вот что нам рассказал депутат Государственной Думы РФ В. Илюхин, бывший заместитель Генерального прокурора России, ныне покойный: «Если говорить откровенно, то в России создана чудовищно криминальная экономика, которая как спрут охватила все сферы государственного управления. Становится невозможным отделить власть от преступного мира. Коррупция, как ржа, поразила правосудие, правоохранительную систему, правительственные и президентские структуры, законодателей. К сожалению, она глубоко проникла и в Вооруженные силы, в её Генеральный штаб. За деньги продаются воинские звания, должности, правительственные награды, места для поступающих в военные учебные заведения, квартиры, жилищные сертификаты и прочее. С помощью денег покупаются выборные должности, вплоть до должности мэров и губернаторов, депутатов Госдумы, членов Совета Федерации, места в законодательных и представительных собраниях субъектов федерации».
      По данным ВЦИОМа ежегодно каждый россиянин, включая детей, стариков и детей, потребляет до 180 литров алкоголя. Если исключить детей и стариков, то получится 300 литров на человека. А если учесть, что часть россиян пьёт мало, то на долю постоянно пьющих граждан получится до 400 литров алкоголя. Пьянство и алкоголизм приводит к серьёзным материальным затратам в ущерб собственному здоровью, укреплению семьи, воспитанию детей. Пьянство и алкоголизм, а в равной степени наркомания, токсикомания и прочие болезни периода реформ тяжёлым грузом расходов ложатся на бюджеты всех уровней.
        По данным депутата Государственной Думы Г. Костина в России ежегодно не посещают школу до 4 миллионов беспризорных детей. То есть, для страны потеряны 4 миллиона работников, страна обязана предусматривать расходы бюджета на отлавливание беспризорников, на их содержание в специальных заведениях, на социальное лечение, на социальное погребение. Согласно официальной статистике в России 6 миллионов человек зависят от наркотиков. От этого страдает морально и материально как минимум 20 миллионов членов семей. Чтобы излечить больных наркоманов стране нужно потратить не менее 30 млрд. долларов из минимального расчёта 5 тысяч долларов на одного больного. Это, безусловно, непроизводительные и не эффективные расходы государства. В системе государства есть и другие не эффективные затраты.
        . Невозможно оценить ущерб от распространения в России коррупции. Благодаря коррупции расходуются ресурсы будущих поколений, существует теневая и криминальная экономика, процветает преступный рынок оружия, наркотиков, отвоевывает новые рубежи в политической и внешнеэкономической деятельности организованная преступность, распространяются в обществе другие негативные социальные явления. Невозможно оценить в денежном эквиваленте ущерб от потери генофонда коренного населения России. По данным Аграрной Партии России в результате непоследовательных и скоропалительных мер реформаторов с карты страны исчезли более 17 тысяч сельских поселений. В стране числятся на балансе десятки тысяч разрушенных животноводческих комплексов, 30 миллионов гектаров незасеянных, зарастающих сорняками полей. Ежегодные потери аграрного сектора России только от диспаритета цен составляют 35-40 млрд. долларов.
        Для жизни 144 миллионов россиян нужна вполне определенная норма продуктов, лекарств и других товаров насущной необходимости. Но разваленная российская производственная база может произвести меньше половины этой требуемой нормы, то есть может обеспечить лишь 70 миллионов граждан России! На что же можно надеяться остальным? На очередные кредиты Запада? На валютную выручку экспортеров? На земельные участки сельских жителей и на засаженные картошкой скверы и газоны под окнами горожан?
       Сейчас это дети, старики, больные, слабые - они могут быть уничтожены в борьбе за выживание. «Чем тогда Россия лучше фашистского концлагеря?» - спрашивает известный публицист Д. Ионов. По свидетельству депутата Государственной Думы РФ, генерала армии Н.И. Родионова: «Перечисленные и иные деяния либеральных демократов подпадают под высшую меру наказания. Более того, в соответствии с конвенцией ООН такие деяния подпадают в разряд международных преступлений. Превращение России в сырьевую базу Запада, грабеж коренного населения, создание условий для вымирания народов России - есть преступление против человека, а лишение народа неотъемлемых средств существования - это геноцид, со всеми вытекающими последствиями для лиц, совершивших данное преступление, которые по праву заслужили проведение над ними Московского процесса, аналогичного Нюренбергскому». Далее: «Эпидемии давно забытых болезней и замерзающие города. Миллионы безработных и беженцев, бездомных и беспризорных. Сотни тысяч убитых и искалеченных в бессмысленных войнах. Голодные старики и нищие учителя. Заросшие бурьяном поля и опустевшие цеха. Разгул уголовщины, пьянства и наркомании. Духовное одичание и нравственная деградация. Разворованная казна и утрата государственной независимости». Об этом говорит и факт исчезновения 2300 тысяч тонн золота из России. Об этом говорят журналисты зарубежной прессы: «Социально-экономические потери от приватизации и разрушения экономики превышают 9500 триллионов рублей в ценах 1995 года, в том числе: экономические потери составили более 5000 триллионов рублей и социальные - более 4500 триллионов рублей, что эквивалентно двадцати годовым бюджетным доходам Российской Федерации за 1996 год».
        Иностранные инвесторы активно пытаются приобретать акции предприятий нефтяной и газовой добычи, цветной металлургии, транспорта, связи, электроэнергетики, а также оборонного комплекса. Акции авиационной промышленности через подставные фирмы покупает компания «Nick corporation» (США). Ей уже удалось скупить 30% акций предприятия «Авиазапчасть» (Москва). Акции алюминиевых заводов приобретают фирмы: США («Ай ок» на Красноярском алюминиевом заводе); Израиля (братья Черные на Саянском заводе); Ирландии (27% акций Кандалакшского алюминиевого завода приобрела фирма «Чантон Интернейшен Лтд»).  Американская компания «New Century investments holding» через подставные фирмы скупает акции перспективных предприятий электросвязи во многих регионах России.  Общее количество акций, приобретенных инофирмами в акционерном обществе «ЕЭС России», составляет 17%. Американским инвестиционным банком «CS First Boston» приобретено 2,8% акций нефтяной компании «Лукойл», 5% акций АО «Кагалымнефтегаз», 14% акций «Пурнефтегаз».  Фирма «Baldwin Enterprises Inc» (США) через подставную фирму АООТ «БК Брансвил» купила более 10% акций оборонного завода «Компонент», который на 87% от общего объёма выпуска продукции выполняет оборонные заказы Генштаба Вооруженных Сил и ФСК России. Уставом завода «Компонент» предусмотрено, что владение одним из инвесторов 10% акций и более дает ему право введения в совет директоров предприятия своего представителя. Концерн «Сименс» приобрел 20,8% акций АО «Калужский турбинный завод» - объекта, связанного с разработкой и производством паротурбинных установок для атомных подводных лодок. Американские авиационные фирмы «Боинг» и «Сикорский» с использованием фирм АО «МММ» и «Садко-аркада» через чековые аукционы провели скупку 28% акций вертолетного завода М.Л. Миля. Около 30% акций Московского электродного завода, куда передана площадка НИИ «Графит», производящая стратегический графит для военного ракетостроения, принадлежит подставной российской фирме «Граникс», средства которой были представлены связанным с ЦРУ гражданином США Д. Хэйем. В результате этого НИИ "Графит" под давлением американцев отказался принимать заказы Военно- космических сил России и начинает производство изделий для США по технологии «Стеле». 500 крупнейших приватизируемых предприятий России реальной стоимостью не менее 200 млрд. долларов были фактически проданы за бесценок (около 7,2 млрд. долларов США) и оказались в руках иностранных компаний и их подставных структур. По преступному сговору правительства РФ и западных финансово- промышленных групп и спецслужб были расчленены единые российские оборонные комплексы, а часть их скуплена иностранными фирмами. Отмечен повышенный интерес иностранных инвесторов к таким отраслям, как электроника, авиация, ракетостроение, атомная энергетика, выпускающим конкурентоспособную гражданскую продукцию. Действуя через посредников, они берут под контроль не только отдельные предприятия, но и целые отрасли промышленности. Так, например, американская фирма «Нью сенчери инвестментс холдинг» активно скупала акции российских предприятий электросвязи. Другая американская фирма «Ниж энд К. Корпорейшн» внедрялась в авиастроение. Особое внимание Запад обращает на захват российских сырьевых и энергетических источников. Криминально-космополитический российский режим распродал шахты, рудники, нефтегазоносные бассейны. Крупнейшее месторождение рудного золота «Сухой Лог» в Иркутской области отдано в промышленную разработку австралийской фирме «Стар Технолоджи Системе Лимитед».
       В Вашингтоне с правительством США протокол о передаче в разработку трём американским и одной норвежской компаниям Тимано-Печорского бассейна с запасами нефти в 2 млрд. баррелей на условиях дележа добытой продукции. Две трети алюминиевого производства в России контролируют иностранные фирмы, зарегистрированные в Монте-Карло, Лондоне, на Гибралтаре. На примере деятельности этих фирм прослеживается тесное сотрудничество западного капитала с российскими преступными группировками. Оплата по контрактам, заключенным этими фирмами с сибирскими заводами, осуществлялась через подставные структуры за счет денежных средств, похищенных с помощью фальшивых авизо, подложных чеков «Россия», безвозвратных кредитов фиктивным фирмам. Одним из основных банков, через которые американские спецслужбы проводили свой план российской приватизации, был «Креди Сюисс Ферст Бостон» (КСФБ), принадлежащий к транснациональной империи Мелонов. КСФБ приобрел акции более 80 крупнейших предприятий. Среди них – «Лукойл», РАО «ЕЭС России», Ростелеком, Коминефть, «Норильский никель», Ново-Липецкий металлургический комбинат, предприятия военно- промышленного комплекса «Ломо». Позднее московский филиал КСФБ был преобразован в самостоятельную финансовую группу «Ренессанс капитал», среди главных учредителей которой был банк «Международная финансовая компания», личной унией связанный с ОНЭКСИМбанком, руководитель которого В. Потанин в 1996 году был первым вице-премьером правительства РФ.    Ежегодно до 50 тысяч детей из России продаются криминалом или органами опёки за рубеж. Какой суммой можно оценить ущерб для государства от подобных действий? 21 ноября 1993 года по каналу Би-би-си был показан фильм под названием «Торговля человеческими органами». В этом фильме, который англичане Брюс Харрисон и Джуди Джексон снимали несколько лет, рассказывалось о незаконной торговле человеческими органами (трансплантатами), вывезенными из России. Авторы фильма утверждали, что существуют банды, похищающие детей-бродяг для изъятия органов, служащих затем трансплантатами. Участвующие в этом криминальном бизнесе врачи якобы получают по 7 тыс. долларов за каждый изъятый орган. Группы врачей-преступников работают в строго охраняемых помещениях, в обстановке полной секретности.
       Невиданный прежде размах приобрела торговля русскими художественными ценностями и редкими книгами, представляющими национальное достояние России. По подсчётам специалистов ФСК, из страны было вывезено около 80% икон, сохранявшихся в России к началу перестройки.  Постоянным ограблениям подвергались русские музеи и библиотеки.
        Общий ущерб, нанесенный России в результате перекачки её материальных и культурных ценностей на Запад во время правления «криминально-космополитического» режима оценивается депутатом Государственной думы В. Илюхиным в размере «не менее 800 млрд. долларов». Государственный ущерб от держания на поводке бывших союзных республик в обмен на дотации и реализацию им из России нефти, газа, продовольственной пшеницы по демпинговым ценам оценивается специалистами по внешней торговле не менее, чем 40-50 млрд. долларов в год.
        18 февраля 1993 г. было подписано «Соглашение между Правительством РФ и Правительством США об использовании высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия», в соответствие с которым, Россия обязалась продать США в течение 20 лет не менее 500 т российского оружейного урана по цене 11,9 млрд. долларов. На самом деле, по оценке специалистов по ядерной физике сумма контракта уменьшена в десятки раз и не учитывает затраты, понесённые Россией на подготовительные периоды, предшествующие производству высокообогащённого урана. Фактически премьер России В. Черномырдин продал стратегические запасы урана по цене «речного песка». Это прямой ущерб для российского государства и глубокая рана, нанесённая всей отечественной ядерной науке и ядерному производству.
        За годы реформ России нанесён колоссальный ущерб за счёт ухудшения экологии. Россия экспортирует в год за рубеж по криминальным и полуофициальным каналам до 50-55 тысяч девушек в репродуктивном возрасте. Российское сообщество фактически деградирует.

Заключение

        По условиям технического задания агентство «Statistic Grupp» не имело договорённостей выработать консультации или рекомендации Правительству РФ по преодолению кризисных явлений, наблюдавшихся нами с избытком в современной России.
        Скажем откровенно, у нас отсутствуют сомнения в том, что Правительство России нуждается в консультациях или рекомендациях. Оно прекрасно осведомлено о масштабах кризисных явлений, охвативших страну.
        Остаётся надеяться, что политическая воля политиков образца 2012 года будет направлена исключительно на созидание, а не на защиту интересов олигархического капитала.
 
Рейтинг: 0 Голосов: 0 7844 просмотра
Комментарии (3)
seva # 6 декабря 2014 в 07:50 0
Чой-то не сходится. Президент в Послании по-другому говорил...
olejik # 9 декабря 2014 в 12:10 0
Прослушал. Речь написана в советском жанре:
начинается с международного положения, затем вскрываются отдельные недостатки, а
в конце – цели ясны, задачи поставлены, за работу, товарищи.
seva # 13 декабря 2014 в 21:02 0
"Уважаемые телезрители!
В средствах массовой информации появились сообщения, что вчера в прямом эфире Президент послал всех на х... .
Выяснилось, что это - технический сбой. На самом деле, Президент сказал это после эфира." xixi