Колхоз нового формата под Новосибирском

Вымирающие деревни, исчезающие с карты села, убыточное сельское хозяйство... Опыт новосибирского фермера Александр Лейхтлинга оказывает, что картина на селе может быть совсем другой. Какой - узнавал корреспондент РИА Новости Григорий Кроних.

Александр Лейхтлинг

НОВОСИБИРСК, 5 июня – РИА Новости, Григорий Кроних. Александр Лейхтлинг создал сельхозпредприятие, не зависящее ни от цены на зерно и мясо, ни от власти и банковских кредитов. А еще – попутно вернул на карту области умирающую деревню Украинку. Корреспонденты РИА Новости приехали в Украинку в последних числах мая, чтобы застать отложенную в этом году из-за холодов посевную и своими глазами увидеть – как тут все работает.

Лейхтлинг ждал гостей на границе своей земли и пересадил из обычной легковой иномарки в свою "Ниву". "На другой машине тут не проехать. Я каждый сезон покупаю новую "Ниву", а потом продаю по запчастям – от весны до осени разбиваю машину на наших косогорах".

Сельхозкооператив "Заря" в деревне Украинка Новосибирской области На краю поля еще стоят мелкие лужи, но земля достаточно просохла и крестьяне наверстывают упущенное время. В поле без устали работают тракторы, остановка предусмотрена только когда семенами заполняются емкости сеялки. Механизаторы Александр Панкратов, Сергей Клемс и Роберт Тиару, которых встречем на одном из полей, трудятся в хозяйстве по 7-8 лет. Но на долгий разговор с журналистами они не настроены, ответили, что всем довольны, менять свою работу не собираются и на этом диалог завершился.

Как только семена заполнили бункеры, сцепка трогается. "Мы так сеем – "Джон Диру" фору дадим, — доволен Лейхтлинг. – По 400 гектаров в сутки один трактор вырабатывает". 

Сельхозкооператив "Заря" в деревне Украинка Новосибирской области Председатель сельхозкооператива "Заря" предпочитает ездить проселками – по прямой. "Нива" рычит на подъемах, но, подчиняясь опытной руке, легко взбирается на откосы. Лейхтлинг ежедневно объезжает свое хозяйство – дает задания, контролирует ход работ. В хозяйстве он еще и за агронома, потому что не может подобрать толкового профессионала. Кадры в основном укомплектованы, а вот с агрономом – беда.

"Взял одного – мужик оказался опытный, но пьющий. Я этого не терплю. Поменяли на молодого выпускника – ни черта не знает, на элементарные вопросы ответов не знает. Как их там учат – в университете?— качает головой Александр Матвеевич. – Обходимся сами, опыта хватает". 

Профессия агронома Лейхтлингу всегда нравилась, в детстве даже мечтал на агронома выучиться. Так и получилось, но только не за вузовской партой, а непосредственно в поле. А еще он всегда стремился быть независимым, и эта черта сыграла свою роль в становлении его хозяйства. Александр Матвеевич строил его так, чтобы ни от кого и ни от чего не зависеть. 

Охота на… деревню

Александр Лейхтлинг мечтал работать на земле, но карьеру начал в Маслянинском райпотребсоюзе. В 1990 году, когда появилась возможность стать предпринимателем, сразу уволился и создал строительный кооператив – возводил зернохранилища для существовавших на тот момент колхозов. Колхозы стали хиреть, заказы сокращаться, необходимо было искать новое дело.

Сельхозкооператив "Заря" в деревне Украинка Новосибирской области Судьба повернулась неожиданно, на охоте. Бродил Лейхтлинг недалеко от родного Черепанова, зашел на территорию заброшенной деревни Украинки и сердце йокнуло – до чего красивое место! Выпросил в районной администрации себе участок земли рядом с Украинкой. В этот момент в селе оставались еще три семьи, но вскоре и они уехали.

Выделили Лейхтлингу 800 гектаров брошенной земли – с этого и начался сельхозкооператив "Заря" в 1992 году. "Я взял у знакомого несколько "бамовских" вагончиков и там поначалу жили первые поселенцы. Мы одновременно обрабатывали землю и строили первые дома. Несмотря на то, что опыта у нас было маловато, урожай получился неплохой", — вспоминает собеседник.

Первые переселенцы, по его словам, приезжали в основном из северного Казахстана, были люди из Черепановского района, сейчас больше едут с Алтая, там работы мало. Из первого поколения переселенцев двое уже вышли на пенсию. Дома теперь в их собственности, а хозяйство помогает кормами и различными услугами вроде вспашки личного подворья.

От поля до магазина

Завершая каждый год с положительным балансом, Александр Матвеевич все ресурсы вкладывал в развитие. Шаг за шагом он увеличивал земельный клин, закупал коров и свиней, обновлял технику, строил дома. Все это только за счет собственных средств – кредитов не брал принципиально. Поскольку цены на сельхозпродукцию всегда колебались Лейхтлинг, чтобы не зависеть от закупщиков, завел собственную переработку.

Сельхозкооператив "Заря" в деревне Украинка Новосибирской области Его цеха выпускают хлебобулочные и кондитерские изделия, мясные полуфабрикаты, муку, комбикорм, серые крупы – ячневую, перловую, пшеничную и горох. "По крупам мы заняли 10% алтайского рынка – аграрного региона! – гордится Лейхтлинг. – Ни мяса, ни зерна мы не продаем. Хозяйство не зависит от зернового рынка, ведь цена хлеба стабильнее цен на зерно. А производство мяса переработка делает рентабельным".

За два десятка лет пахотной земли в хозяйстве стало больше на порядок – около 10 тысяч гектаров. Со временем освоилось и животноводство, сегодня здесь около 1100 буренок и 1000 свиней. 

Сельхозкооператив "Заря" в деревне Украинка Новосибирской области Лейхтлинг рассказывает о планах увеличить производство полуфабрикатов и круп. "Тогда мы по крупам войдем в другую лигу, — делится он. – Но все эти планы затормозил прошлый год – такая засуха бывает раз в сто лет. Мы потеряли половину урожая, вместо обычных 20 собрали 9,2 центнеров с гектара. Хозяйство не досчиталось порядка 40 миллионов рублей. Чтобы не остановить развитие, я впервые взял кредит". 

Первый кредит

Достроив в прошлом году очередной свинарник, Лехтлинг собирается строить еще один, да еще реконструировать коровник. Новый цех полуфабрикатов – ждет оборудования. На это и понадобился кредит. Сокращение планов не коснулось зарплат. Несмотря на засуху, зарплату все работники получали вовремя. У механизаторов в "Заре" средний доход – 22 тысячи рублей, для животноводов – 14.

Сельхозкооператив "Заря" в деревне Украинка Новосибирской области "От этого (засухи) не только материальные потери, от этого огромные моральные потери, у людей руки опускаются. У нас, правда, дела идут лучше – но это за счет полного цикла производства", — рассказывает председатель кооператива.

Обещает даже повышение зарплаты. "Немного, но с увеличением поголовья зарплата подтянется", — говорит Лейхтлинг. На вопрос о помощи со стороны государства, субсидиях говорит, что в экономике предприятия такая помощь никогда существенной роли не играла. 

В нынешнем году у крестьян новая беда. После прошлогодней засухи – затяжная холодная и дождливая весна и такое же начало лета. Посевную пришлось сдвинуть на две недели – ждали, когда дожди закончатся. А холод такой, что до начала лета на обочинах встречаются подснежники.

Рабочий сельхозкооператива "Заря" в деревне Украинка Новосибирской области "Загадывать не хочу, — говорит Лейхтлинг, — в сельскохозяйственные сроки мы еще укладываемся, а урожай зависит от погоды. Какая будет – никто в точности не знает. Так что гадать нечего".

О технологических новинках вроде нулевой обработки почвы (когда земля при вспашке не переворачивается), он отзывается холодно. "Для нашей зоны лучше, чем классическая обработка, которой десятки лет – нет", — считает он. Также он не гонится за новой техникой, до конца используя ресурс старой, в основном – отечественной. Так в нынешней посевной помогают тракторы Т-4 уже закрытого рубцовского завода.

Лейхтлинг не покупает дорогую импортную технику, комбайны у него российского производства. "Покупать машину под десяток миллионов, которая работает две недели в году – расточительно, это же "мертвые" деньги получаются", — считает он. 

Украинка плюс Инская

В Украинке – одна улица, вдоль которой стоят добротные дома из кирпича или бруса. Дома строятся в расчете на семью – трехкомнатные, площадью порядка 70 квадратов. Всего здесь построено 32 дома, живут в них около 130 человек. При домах — огороды. 

Сельхозкооператив "Заря" в деревне Украинка Новосибирской области Дома крестьяне получают бесплатно, за коммунальные услуги не платят. Если кто-то из жителей что-то в доме улучшает, например, поставит пластиковые окна, Лейхтлинг старается выплатить компенсацию. "Такое желание надо поощрять", — считает он.

В деревенском магазине есть продукты первой необходимости, но спиртное не продается, пьяниц Лейхтлинг безжалостно выгоняет. 

Зато старается обустроить жизнь крестьян. Говорит, что давно мечтает построить клуб, а то сейчас Новый год приходится справлять на мельнице. "Ставим елку, детям подарки готовим, взрослым – премии, все, как положено", — рассказывает Лейхтлинг. Уже идет работа над проектом клуба, в следующем году, возможно, начнется строительство.

"Я строю капитализм в отдельно взятой деревне, — говорит Лейхтлинг. – И как нормальный капиталист, я считаю, что должен вкладывать деньги, прежде всего, в людей. Крестьянин должен чувствовать себя крестьянином, а для этого ему нужно жить в отдельном доме, вести хозяйство. Это мое убеждение и соблазна сэкономить, построив «многоквартирку», у меня никогда не было". 

  Сельхозкооператив "Заря" в деревне Украинка Новосибирской области В прошлом году к хозяйству Лейхтлинга присоединились последние земли бывшего совхоза "Инской" (большинство их уже были у сельхозкооператива), а вместе с ними и деревня Инская. Теперь ответственность у Лейхтлинга вдвое выше. Если свою деревню он отстраивал с нуля, сам подбирая работников, то новую получил "готовой". 

"Работников там человек пять осталось, — сетует он. – Пенсионеры работать не могут, а молодежь норовит пойти в охранники, а крестьянским трудом заниматься не хочет. Люди за перестройку разбаловались". Всего в сельскохозяйственном производственном кооперативе "Заря" работает около 200 человек.

Каждое хозяйство — форпост 

"Журналисты любят спрашивать про урожай с гектара, а для меня важно, то, как люди здесь живут, как они себя чувствуют. Потому что если им плохо, они отсюда уйдут. Если мы не сможем организовать работу здесь – придут другие и нас выгонят. Потому что земля не может быть пустой, ее обязательно кто-то заселит. И у нас слишком серьезный сосед рядом, чтобы не думать об этом", — говорит Лейхтлинг.

По его словам, к фермеру уже приходили китайцы, просили землю под теплицы. "Я им отказал, я землей не торгую, — говорит Лейхтлинг. – У нас в районе их нет, а под Линево, кажется, уже есть. Поэтому каждое хозяйство – это форпост, который обеспечивает сохранность территории России. Вот под таким ракурсом на это смотреть нужно. Не зря же Столыпин в свое время Сибирь начал осваивать".



Рейтинг: +1 Голосов: 1 1956 просмотров
Комментарии (3)
seva # 19 октября 2013 в 18:38 0
Сказка...
sibroy # 19 октября 2013 в 21:38 0
Какой же это сельхозкооператив...просто барин добрый попался...настоящих кооперативов у нас никогда не было да и навряд ли будут...
seva # 20 октября 2013 в 05:24 0
Подвергай все сомнению Р.Декарт Что-то уж больно всё складно, как не у нас...

Александр Лейхтлинг мечтал работать на земле, но карьеру начал в Маслянинском райпотребсоюзе. В 1990 году, когда появилась возможность стать предпринимателем, сразу уволился и создал строительный кооператив – возводил зернохранилища для существовавших на тот момент колхозов. Колхозы стали хиреть, заказы сокращаться, необходимо было искать новое дело.
Откуда деньги Зин !? Что-то это хозяйство смахивает на стиральную машину...
Также он не гонится за новой техникой, до конца используя ресурс старой, в основном – отечественной. Так в нынешней посевной помогают тракторы Т-4 уже закрытого рубцовского завода.
На снимках не похоже, что техника старая... И вообще, я кооператив как-то по другому представляю...