Аграрии хотят стать политической силой. Услышит ли их Путин?

Накануне в Москве прошел Федеральный Сельсовет, на который съехались представители более 30 регионов, руководители КФХ, фермеры, депутаты, бизнес-сообщество, чтобы обсудить главный вопрос – как и с помощью чего дальше выживать и (есть надежда) развиваться сельскому хозяйству. Съезд движения, которое, по словам одного из организаторов мероприятия лидера "Партии Дела" Константина Бабкина, должно стать новой политической силой, пройдет 3 октября. А до этого времени аграрии надеются пообщаться с президентом Путиным. Впрочем, один из участников Сельсовета писатель Максим Калашников считает, что действовать надо по-другому – нужно "запустить" к Путину делегацию. Об этом и не только он рассказал в интервью Накануне.RU.   Вопрос: Накануне в Москве состоялся Федеральный Сельсовет с участием аграриев из разных регионов, в котором Вы приняли участие. В каком состоянии сейчас, по-Вашему, находится сельское хозяйство?   Максим Калашников: Сельское хозяйство развивается неравномерно. Одна часть – это выжившее и как-то развивающееся хозяйство, а другая часть – это просто пустеющая территория. Сельское хозяйство существует, конечно же, не благодаря власти, а вопреки ей. Если мы хотим развивать свою страну, ее сохранить, безусловно, надо менять отношение. Надо делать сельское хозяйство связующим звеном для совершенно разных программ. Да, в первую очередь надо получить полную продовольственную независимость и превратиться в экспортеров мирового продовольствия, поскольку в ближайшие 15 лет мы получим еще один "золотой миллиард" – это совершенно точно, а численность среднего класса в Индии и Китае возрастет в 4 раза, то есть это будет уже потребление, сопоставимое с европейским, и это надо использовать.   И именно для этого нужна "Дорожная карта". Я на самом деле не люблю ее называть "Дорожной картой". Это аграрный мегапроект, в который можно включить новую урбанизацию, строительство новых дорог, развитие малой авиации, новых видов транспорта – по сути дела, это и есть цивилизация. Ты развиваешь сельское хозяйство, ты получаешь все. Это будет не единственный мегапроект по развитию страны, но это один из очень важных мегапроектов, который, как золотое звено, помогает вытащить за собой все – и машиностроение, и дорожное строительство, и вообще новые виды строительства, энергетику нового типа.   На заседании Федерального сельсовета еще раз прозвучала идея создавать модельную территорию. Я этому "айпаду" (Дмитрий Медведев - прим. Накануне.RU) говорил еще в 2009 году - давайте сделаем! Это должно было быть не "Сколково", это должен был быть футурополис – город будущего. Не поняли, конечно. Но эта тема опять всплывает, и всплывает тема создания таких многопрофильных поселений нового типа, а многопрофильных потому, что там будут не только крестьяне, аграрии, но и люди, занимающиеся другими вещами.   Вопрос: Те, кто будет содержать всю эту инфраструктуру?   Максим Калашников: Не только. Рядом с сельским хозяйством может появиться технопарк, рядом могут программисты поселиться, рядом может клиника возникнуть. Все что хотите – это и есть многопрофильное поселение. Надо уйти от взгляда на сельское хозяйство, как на соху и лошадку. Надо перестать думать, что это низкотехнологичная отрасль. На самом деле она очень высокотехнологична, даже в небольших хозяйствах. Вот, о чем мы пытаемся достучаться.   Вопрос: До верхов?   Максим Калашников: Нет. До верхов уже бесполезно стучать. С моей точки зрения, к Путину бесполезно ходить – он ничего не поймет. У этих людей совершенно другое мышление. Но попробовать забросить к нему делегацию и фактически предъявить ему вежливые требования – это можно. Это в первую очередь пропагандистская акция, чтобы вся страна знала. Вот для чего нужен и Федеральный сельсовет, и МЭФ.   Вопрос: Почему же действующая власть не занимается темой сельского хозяйства, на Ваш взгляд?   Максим Калашников: А власть не связывает свое будущее с Российской Федерацией. Наша власть является уже отдельным народом, который связывает свою судьбу скорее с Западом, ее центр прибыли именно на Западе, ничего кроме нефтяной трубы и "Газпрома", ничего не существует…   Вопрос: Есть еще "Сколково" и "Роснано"…   Максим Калашников: Ну, "Сколково" как назовешь, так оно и поплывет. "Сколково" и "Роснано" изначально мертворожденные проекты. В общем, власти бесполезно что-то доказывать, но все равно надо идти, рассчитывая на то, что об этом узнают все, и что так или иначе, обстановка в стране будет меняться. Снизу революция или сверху ломка решительная, когда-нибудь настанет момент, когда жить по-старому будет нельзя, и он уже подходит. К этому моменту должна быть готова программа, нужен проект развития сельского хозяйства.   Вопрос: Как понять, когда этот момент произойдет?   Максим Калашников: Трудно сказать. Кто мог в 16-ом году сказать, что произойдет в 17-ом? Я думаю, что удар мирового кризиса уже очень близко. Может, в 14-ом. Може,т в 20-ом году. А поскольку удар мирового кризиса приведет здесь к большим потрясениям, поскольку на периферии капитализма ударная волна намного сильнее, а Российская Федерация – это периферия уже,  здесь будут огромные изменения, потому что экономический кризис неизбежно приведет к политическому. Встанет вопрос - а как вообще выживать дальше?. К этому моменту надо иметь программу и структуру. Вот почему для меня ценен Сельсовет и мегапроект "Дорожная карта". К сожалению, не все это понимают. На заседании прозвучал плач Ярославны, потоки сознаний вместо выдвижения конкретных предложений, но, тем не менее, конкретные предложения есть, и их можно складывать воедино.   Вопрос: Что касается предложений, то на Сельсовете было очень много предложений, исходящих от региональных делегатов. Есть какие-то, которые Вы выделили бы как первостепенные?   Максим Калашников: Из первостепенных я бы выделил предложение об изменении кредитной политики, и предложение ректора Санкт-Петербургского государственного аграрного Университета о создании полигона для отработки новых агротехнологий, нового устройства цивилизации. Попробовать на одном полигоне сделать опытную площадку. Показать людям образ возможного будущего.   Вопрос: Проблемы в сельском хозяйстве возникли уже давно. Почему сейчас эта тема стала намного острее? Это связано со вступлением РФ в ВТО?   Максим Калашников: Безусловно. Вступление в ВТО сразу же обнажило перспективу уничтожения сельского хозяйства. Вступление в ВТО произошло на таких плохих условиях… Столь невыгодных, в сравнении с Евросоюзом, с Канадой, с США, которые попали с теми уровнями поддержки села, механизмами, которые там есть. А Российскую Федерацию загнали в ВТО без этих механизмов поддержки. Советский Союз тенденцию уничтожения сельского хозяйства преломил. Я разговаривал с Мельниченко (Василий Мельниченко, глава КФХ "Галкинское" - прим. Накануне.RU). Он говорит о 1982-й годе и следующих годах как о манне небесной. Сколько денег было вложено в село, как строились дома на две квартиры, какие роботизированные и автоматизированные комплексы были. Союз сумел развить село. Эта тенденция была сломлена в 90-е годы, когда к власти пришли "асфальтовые реформаторы". Они вообще село считали чем-то лишним. А сейчас, когда произошло вступление в ВТО, и над оставшимся хозяйством опять навис нож уничтожения, эта тема, безусловно, всплыла. Потому что крупные агрохолдинги не заменят собой средних и небольших хозяйств. Они должны существовать наряду с ними. Вот на Сельсовете мы и слышим голос тех, кто обречен на уничтожение   источник

Похожие статьи:

29 мая 2013 в Москве представители сельхозотрасли собирались на Федеральный Сельсовет, чтобы решить...
Рейтинг: 0 Голосов: 0 276 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!