"Волна мракобесия накатывает на нашу страну"

article477.jpg

Уж чего только не услышишь за последнее время! За одну неделю, например: какой-то депутат предлагает на конкурсах запретить исполнение песен на иностранном языке; в какой-то гостинице при входе ковер с американским флагом положили, чтобы люди ноги об него вытирали; где-то в продажу пустили презервативы с портретами деятелей российской оппозиции (следующий ход, очевидно – туалетная бумага с тем же самым). Волна мракобесия накатывает на нашу страну не сразу по всему берегу, а отдельными язычками, то тут, то там. Но даже на этом фоне больше всего меня поразило сообщение Глеба Павловского на "Эхе Москвы" о том, что, зайдя в магазин, он увидел в сырном отделе брикеты под названием "сыросодержащий продукт". Сразу понял: вот это уже граничит с гениальностью! Это же грандиозно! Вместо сыра – нечто такое, что содержит сыр. В какой пропорции, в каком углу брикета – это детали. Но какие же возможности открываются – дух захватывает!

Вместо мяса кинуть гражданам мясосодержащий продукт. Да что там! Вообще прилагательные с суффиксами, заканчивающимися на "щий", идеально к нам подходят, какую сферу жизни ни возьми. Суд, например: все над российским судом смеются. Какой он? Законосодержащий (ведь если покопаться, в бумажных массах можно где-то на донышке найти даже что-то из римского права) и приговоропроизводящий. А парламент, наоборот, продукт законопроизводящий (пекущий) и хреньсодержащий. Культура (массовая, телевизионная, министерская): нечто даже трудноописующее, но если, зажав нос, проникнуть в глубину, что-то культуросодержащее можно обнаружить. История. Министру культуры приписывают слова о том, что не так важны факты, как их интерпретация. Ясно, как будут учить детей – ведь все-таки какие-то факты им знать надо: Иван Грозный там, крепостное право, декабристы, революция, колхозы и пр., это им сообщат, но так проинтерпретируют в едином учебнике, что можно себе будет представить этот историесодержащий, любую российскуювластьвосхваляющий, западпроклинающий продукт. И так далее. Иначе говоря – прикрыть отсутствие чего-то или пакостность имеющегося легким зловонным камуфляжем: нет, но содержит. Насколько же легче было при Советской власти! Система целиком держалась на сплошной лжи, но все было известно и понятно.

Выборы, например: иди и голосуй за одного-единственного кандидата, тебе не подсовывают куклу в виде якобы второго, будь счастлив и знай, что ничего другого не будет. Вокруг – ледяные глыбы вранья, но ориентироваться легче легкого: что такое царская Россия? Тюрьма народов. Кому служил Наполеон? Французскому финансовому капиталу. Что такое оппозиция? Банда троцкистско-фашистских убийц и шпионов. Почему непобедимо учение Маркса? Потому что оно верно. Какой процесс охватил мировой капитализм? Процесс неуклонного разложения от верхушки до основания. Одни люди в это не верили, другие просто плевать хотели, но все спокойно жили, многие даже неплохо – ведь всем были ясны правила, все знали, что иначе не бывает и никогда не будет, нечего переживать и рыпаться. Иногда думаешь: может быть, так и надо было бы и дальше жить нашему народу, он, видать, создан для Советской власти... Ведь вот как сейчас? Возьмем автомобилистов. Раньше едешь и знаешь: только под "кирпич" не заезжай. А теперь устроили выделенную полосу, и мучается человек, если ему правый поворот сделать надо: вдруг он пересечет сплошную линию за несколько метров до того, как она в прерывистую превратится – камера сфотографирует, и вот он, штраф. Где она, эта линия? Разгляди ее... Нет четкости, ясности, безусловности. Шизофрения гарантирована. И точно так же человек, который пишет или говорит – откуда ему знать, не пересек ли он уже ту тонкую линию, о которой президент Путин говорил – линию между оппозицией и "пятой колонной"? Где сплошная государственная линия переходит в прерывистую? Как знать – может, и сказал-то одно слово, а ты уже национал-предатель, уже поздно, обратно в прежнюю полосу не пустят, еще чего доброго портрет свой увидишь на коврике или на презервативе или на пике с отрезанной головой...

А что – запросто, ведь если страну захлестывает самый махровый, наглый и спесивый национализм, граничащий с ксенофобией и расизмом, но именуемый "патриотизмом" (надо же так испохабить прекрасное слово!) – тебя спихнуть могут не на ту полосу, поди доказывай, что это провокация. Вот и опять лезет в голову мысль: может, зря Михаил Сергеевич затеял всю катавасию, дал свободу людям, которые именно этого ему никогда не простят? Георгий Мирский

Похожие статьи:

На фоне российских продовольственных санкций отечественные производители ищут качественно новые...
Корреспонденту BBC Future удалось выяснить, что многие продукты, которыми мы питаемся, содержат...
В России разрешили сеять генно-модифицированные зерновые. Постановление правительства об этом...
Традиционные методы обработки продуктов питания решали две основные задачи: во-первых, пища...
Комментарии (1)
seva # 6 января 2015 в 10:05 0
Мы найдём своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного угасания его самосознания.

Из литературы и искусства мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьём у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс.

Литература, театр, кино — всё будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать, так называемых, художников, которые
станут насаждать и вдалбливать в сознание культ секса, насилия, садизма, предательства — словом, всякой безнравственности.

В управлении государством мы создадим хаос, неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого.

Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх: и вражду народов, прежде всего, вражду и ненависть к русском народу — всё это мы будем ловко и незаметно культивировать.
(из доклада Аллена Даллеса Конгрессу)